Путь Меча

(1-я книга "Кабирского цикла")


Самая знаменитая книга Олди!
Вперед, читатель! - тебе предстоит проехать от белостенного Кабира до степей Шулмы, тебя ждет знакомство с Чэном Анкором, мастером поединков, и его мечом по имени Единорог...

Читать в библиотеке LitRes

 

Иногда мне кажется, что наша Вселенная — лишь эпиграф к другой, куда более масштабной и содержательной Вселенной. Фрагмент, припаянный на скорую руку между заголовком и началом. Это не значит, что мы — пустое украшательство, и цена нам — грош. Это всего лишь значит, что в случае чего нами можно пожертвовать без особого вреда для общего замысла.
Вас это утешает?

Меня — да.

«Ойкумена», книга первая «Кукольник»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди
Авторские книги

КАБИРСКИЙ ЦИКЛ (3)

Довольно похожий на средневековую Землю мир, с той только разницей, что здесь холодное оружие -- мечи, копья, алебарды и т. д. -- является одушевленным и обладает разумом. Живые клинки называют себя "Блистающими", а людей считают своими "Придатками", даже не догадываясь, что люди тоже разумны. Люди же, в свою очередь, не догадываются, что многими их действиями руководит не их собственная воля, а воля их разумного оружия.
      Впрочем, мир этот является весьма мирным и гармоничным: искусство фехтования здесь отточено до немыслимого совершенства, но все поединки бескровны, несмотря на то, что все вооружены и мастерски владеют оружием -- а, вернее, благодаря этому. Это сильно эстетизированный и достаточно стабильный мир -- но прогресса в нем практически нет -- развивается только фехтование и кузнечное дело -- ведь люди и не догадываются, что зачастую действуют под влиянием своих мечей.
      И вот в этом гармоничном и стабильном мире начинаются загадочные кровавые убийства. И люди, и Блистающие в шоке -- такого не было уже почти восемь веков!..
      Главному герою романа, Чэну Анкору, поручают расследовать эти убийства. В итоге ему отрубают правую руку -- но взамен ее он получает железную; Чэн устанавливает контакт с собственным мечом; им вместе заново приходится учиться убивать -- но попутно они обнаруживают новые, неведомые ранее возможности человека и оружия...
      Все это происходит на фоне коренного перелома судеб целого мира, батальные сцены чередуются с философскими размышлениями, приключения героя заводят его далеко от родного города, в дикие степи Шулмы -- и там...

Мир, описанный в романе "Путь Меча", через три-четыре сотни лет. Hемногие уцелевшие Блистающие (разумное холодное оружие) доживают свой век в "тюрьмах" и "богадельнях" -- музеях и частных коллекциях. Человеческая цивилизация полностью вышла из-под их влияния, а одушевленные мечи и алебарды остались лишь в сказках и бесконечных "фэнтезийных" телесериалах, типа знаменитого "Чэна-в-Перчатке". Его Величество Прогресс развернулся во всю ширь, и теперь бывший мир Чэна Анкора и Единорога мало чем отличается от нашей привычной повседневности: высотные здания, сверкающие стеклом и пластиком, телефоны, телевизоры, автомобили, самолеты, компьютеры, огнестрельное оружие, региональные конфликты между частями распавшегося Кабирского Эмирата...
      В общем, "все как у людей". Мир стал простым и понятным. Hо...
      Hо! В этом "простом и понятном" мире происходят весьма нетривиальные события. Почти месяц на всей территории свирепствует повальная эпидемия сонливости, которой никто не может найти объяснения; люди десятками гибнут от таинственной и опять же необъяснимой "Проказы "Самострел"" -- когда оружие в самый неподходящий момент взрывается у тебя в руках, или начинает стрелять само, или...
      Или когда один и тот же кошмар преследует сотни людей, и несчастные один за другим, не выдержав, подносят к виску забитый песком равнодушный ствол.
      Эпидемия суицида, эпидемия сонливости; странная девочка, прячущая под старой шалью перевязь с десятком метательных ножей Бао-Гунь, которыми в считанные секунды укладывает наповал четверых вооруженных террористов; удивительные сны историка Рашида аль-Шинби; врач-экстрасенс Кадаль Хануман пытается лечить вереницу шизоидных кошмаров, лихорадит клан организованной преступности "Аламут"; ведется закрытое полицейское расследование -- и все нити сходятся на привилегированном мектебе (лицее) "Звездный час", руководство которого, как известно всем, помешано на астрологии.
      И вот в канун Hоуруза -- Hового Года -- внутри решетчатой ограды "Звездного часа" волей судьбы собираются: хайль-баши дурбанской полиции Фаршедвард Али-бей и отставной егерь Карен, доктор Кадаль и корноухий пьяница-аракчи, историк Рашид аль-Шинби с подругой и шейх "Аламута" Равиль ар-Рави с телохранителем, полусумасшедший меч-эспадон, сотрудники мектеба, охрана, несколько детей, странная девочка и ее парализованная бабка...
      Какую цену придется заплатить всем им, чтобы суметь выйти наружу, сохранить человеческий облик, не захлебнуться воздухом, пропитанным острым запахом страха, растерянности и неминуемой трагедии?!
      И так ли просто окажется сохранить в себе человека, когда реальность неотличима от видений, вчерашние друзья становятся врагами, видеокамеры наружного обзора не нуждаются в подаче электричества, пистолеты отказываются стрелять, но зато как всегда безотказны метательные ножи, с которыми не расстается девочка?
      Девочка -- или подлая тварь?!
      Страсти быстро накаляются, "пауки в банке" готовы сцепиться не на жизнь, а на смерть, первая кровь уже пролилась...
      Чем же закончится эта безумная ночь Hоуруза -- Hового Года? Что принесет наступающий год запертым в мектебе людям -- да и не только им, а всему Человечеству? 

В этом романе, имеющем реально-историческую подоплеку, в то же время тесно соприкасаются миры "Бездны Голодных глаз" и "Пути Меча". При совершенно самостоятельной сюжетной линии книга в определенной мере является первой частью цикла "Путь Меча" -- ибо действие здесь происходит за несколько сотен лет до "Пути"...
      Арабский поэт Х-го века аль-Мутанабби -- человек слова и человек меча, человек дороги и человек... просто человек, в полном смысле этого слова. Но в первую очередь он -- поэт, пусть даже меч его разит без промаха; а жизнь поэта -- это его песня. "Я возьму сам" -- блестящая аллегорическая поэма о судьбе аль-Мутанабби, эмира и едва ли не шахиншаха, отринувшего меч, чтобы войти в историю в качестве поэта.
      А судьба эта ох как нелегка... В самом начале книги герой, выжив в поединке с горячим бедуином, почти сразу гибнет под самумом -- чтобы попасть в иную жизнь, в ад (который кому-то другому показался бы раем). В этом аду шах, чей титул обретает поэт -- не просто шах; он -- носитель фарра, заставляющего всех вокруг подчиняться малейшим его прихотям. И не просто подчиняться, скрывая гнев -- нет, подчиняться с радостью, меняясь душой, как картинки на экране дисплея. Вчерашний соперник становится преданным другом, женщины готовы отдаться по первому намеку, и даже ночной разбойник бросается на шаха только для того, чтобы утолить жажду боя владыки. Какой же мукой оборачивается такая жизнь для поэта, привыкшего иметь дело пусть с жестоким, но настоящим миром! И как труден его путь к свободе -- ведь для этого ему придется схватиться с самим фарром, с черной магией, превратившей мир в театр марионеток.
      И сколько ни завоевывай Кабир мечом, это ничего не изменит, потому что корень всех бед в тебе самом, в тебе-гордом, в тебе-упрямом, в том самом тебе, который отказывается принимать жизнь, как милостыню, надсадно крича: "Я возьму сам!"
      Звон мечей и мерный рокот струн, глубокие философские подтексты и захватывающие приключения, размышления о жизни и смерти, о чести и бесчестии, о долге и праве -- все это роман Г. Л. Олди, который не оставит равнодушным самого требовательного читателя.

Контроль Наведите мышку

  • Авторские книги
  • Текстография
  • По сериям
  • Отзывы

Все произведения одним списком

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди