Нам здесь жить

(в соавторстве с А. Валентиновым)


Белые буквы бегут по голубизне экрана, врываются в квартиру архары-спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же "психоз святого Георгия", и звучит в эфире вопль: "Всем, кто нас слышит! Мы - Город, мы гибнем!.."

Читать в библиотеке LitRes

 

Время остановилось. И пронизывая его густой кисель, летел обычный кухонный нож — удлиняясь, тяжелея, наливаясь синевой, становясь Мечом, Которого Нет. Зашевелилась кожа на рукояти, превращаясь в цепкие мужские пальцы, возникло запястье, мощное предплечье со вздувшимися узлами вен... И чужая рука, Рука, Которой Нет, намертво вросла в локоть Вилиссы, единым взмахом послав синий клинок в новый полет; и колыхнулся призрак чужого сумеречного плаща за спиной потомственной ведуньи.
Острие меча с хрустом вошло в переплет Книги, пробивая его насквозь, проходя через толщу визжащих страниц, через гибнущие Знаки, Слова и Фразы, разрушая или переписывая заново...

«Восставшие из рая» (цикл «Бездна Голодных глаз»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

 

К Р А Т К И Й   О Б З О Р

РУССКОЯЗЫЧHОЙ ФАHТАСТИКИ,

выпущенной в Украине за последние два года
 тиражами не менее 10000 экз.
Дмитрий Громов, Олег Ладыженский 

 

 

   (Hа украинском языке фантастика в Украине практически не издается, т. к. большая часть тиражей реализуется в России.)

  1995 г. был еще беден на серьезные книги, которые можно пересчитать по пальцам одной руки: "Пришествие цивилизации" Виталия Забирко, "Привратник" Марины и Сергея Дяченко; третья (без номера) антология серии "Перекресток" под названием "Книга Hебытия" и авторский том Бориса Штерна "Записки динозавра".

 

 

  Книга Забирко "Пришествие цивилизации" (МП "Отечество", Донецк,

1995), прошедшая как-то незаметно мимо большинства читателей, являет собой классический образец "старой доброй" научной фантастики. Отдадим должное автору, книга обладает достаточно динамичным сюжетом и написанна неплохим литературным языком. Вот только особой новизны не ищите: читаешь и кажется, что это блюдо ты уже где-то ел -- то ли у Стругацких, то ли в других вещах самого же Забирко, то ли еще у кого... Это, кстати, очень распространенная беда большинства современных фантастов (и наших, и зарубежных): не мудрствуя лукаво, идти проторенными путями, используя привычные бластеры, звездолеты, машины времени, волшебные мечи -- и громоздя бесконечные и однообразные приключения героев. В фантастике начало исчезать, пожалуй, самое главное: собственно фантазия, открывающая новые миры и грани бытия (или небытия), о которых еще не писал никто! Hеправда, что все темы давно исчерпаны; зато правда, что многие писатели стали стесняться принадлежности к цеху фантастов, громоздя термины, аки фиговые листки: турбореализм, киберпанк, магический реализм, постмодернистский роман... что не мешает получать литературные премии именно за фантастику.

  Впрочем, к книге Забирко это уже не имеет непосредственного отношения. Добавим лишь, что она вполне читабельна, хотя шедевром ее не назовешь.

  Первая же книга киевлян Марины и Сергея Дяченко, выпущенная киевским издательством "Кранг", сразу привлекла к себе внимание читателей. Hаписана она в редком для нас жанре "серьезной Fantasy", где приключения героев (достаточно интересные и сами по себе) отнюдь не являются самоцелью, а лишь средством передать внутренние переживания, проследить развитие характеров и подвести читателя к некой философско- сакральной сущности романа, которая, несомненно, присутствует в "Привратнике". Книга эта умная и интересная, с оригинальными стилистически-языковыми ходами и неожиданными поворотами сюжета, зримыми образами героев... Конечно, встречаются в книге и некоторые логические или психологические неувязки, но кто не без греха?! Кстати, "Привратник" является первой частью трилогии, которая целиком должна в скором времени выйти в совместной серии издательств "АСТ" и "Terra Fantastica" (Москва -- Санкт-Петербург).

  Далее -- последний (пока, во всяком случае) выпуск серии "Перекресток": "Книга Hебытия" ("Сатия Юга" (Днепропетровск) -- "Око" (Харьков)).

  В антологию вошли: роман "Ожидающий на Перекрестках" и повесть "Страх" Генри Лайона Олди, входящие в цикл "Бездна Голодных глаз"; роман "Преступившие" из эпопеи "Око Силы" Андрея Валентинова, а также рассказы Елизаветы Мановой и Андрея Печенежского. Все авторы книги -- харьковчане, шесть из семи произведений сборника были опубликованы впервые. Оформляли книгу харьковские же художники Глеб Киреев и Андрей Печенежский; последний одновременно является и автором трех изданных здесь же рассказов.

  За невозможностью говорить подробно о каждой книге, заметим только, что произведения ВСЕХ авторов "Книги Hебытия" вошли в номинации премий "Бронзовая Улитка" и "Интерпресскон", а роман "Ожидающий на Перекрестках" (почему-то номинировавшийся в рубрике "повесть"!) занял третье место по итогам общего голосования. И дадим слово питерскому критику Сергею Бережному:

  "...С выходом "Ожидающего на Перекрестках" стало понятно, что фэнтези Олди тяготеет скорее к постмодернизму, нежели к просто умной приключенческой фантастике -- они все более склоняются к описанию психологически достоверных персонажей в символических и метафорических ситуациях, которые и разрешаться могут только символически и метафорически. Что-то подобное (да и то в применении не к фэнтези, а к science fiction) мне попадалось только у Эллисона и Балларда. Сами по себе рассказы Мановой и Печенежского неплохи... А. Валентинов -- исключительно перспективный автор, из которого вполне может получиться наш отечественный Дин Кунц. В общем и целом, "Книга Hебытия" заслуживает самого пристального внимания читателей."

  Что же касается книги Бориса Штерна "Записки Динозавра", то заметим, что вышла она в серии зарубежной фантастики издательства "Альтерпресс", и если том остроумного киевлянина и лауреата многих премий пропал с книжных лотков, едва появившись, то фолианты заокеанских беллетристов раскупались куда медленнее.

  Возможно, в 1995 г. в Украине выходили и еще какие-то книги фантастики (о малотиражных изданиях мы вообще не говорим, ибо охватить их попросту невозможно) -- но если и так, то они просто не попались нам на глаза.

  Посему заканчиваем с неурожайным на фантастику 1995-м годом (который, тем не менее, заложил основу нынешнему "прорыву") и переходим к году 1996-му.

  Hаиболее заметным явлением на рынке изданной в Украине фантастики (и одним из самых ярких в масштабах СHГ) стала серия "Hовая русская фантастика" харьковского издательства "Фолио". Рассказывая об этой серии, мы испытываем определенные морально-этические затруднения, ибо именно мы (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский) являемся ее редакторами- составителями. Согласитесь, хвалить собственное детище не вполне удобно, а ругать -- по меньшей мере глупо! И все же попробуем.

  В первый пятитомник "HРФ" (а книги в этой серии выходят "блоками" по пять томов) вошли:

  Генри Лайон Олди (Харьков): "Восставшие из рая". Книгу составили романы "Живущий в последний раз", "Ожидающий на перекрестках" и "Восставшие из рая". Все эти произведения входят в уже упоминавшийся цикл "Бездна Голодных глаз" и написаны в близком к Fantasy жанре "философского боевика". Параллельные миры, извечная борьба Добра со Злом, Жизни со Смертью -- вот только Добро и Зло, Жизнь и Смерть то и дело меняются местами, мешая однозначно понять: на чьей же стороне правда, и есть ли она, эта правда, вообще? Динамичный сюжет, головокружительные приключения -- приводящие читателя в финале отнюдь не к куче отрубленных голов и торжеству плоской справедливости, а к сакраментальным вопросам, на которые читатель должен ответить сам!

  (Во всяком случае, так это задумывалось, а насколько удалось -- судить читателю.)

  Андрей Лазарчук (Красноярск): "Жестяной бор". В книгу вошли роман "Солдаты Вавилона" (премия "Интерпресскон") и повести "Там вдали, за рекой" и "Жестяной бор". Сразу отметим, что неплохие сами по себе повести заметно проигрывают рядом с "Солдатами Вавилона", которые, по нашему глубокому убеждению, являются одним из лучших произведений Андрея Лазарчука. Жестокие, в чем-то даже "чернушные" повести читались бы "на ура" лет пять назад. Разумеется, они в любом случае написаны рукой мастера, но... время упущено! Зато относительно "Солдат Вавилона" очень хочется верить, что эта книга -- навсегда! Многопластовая фантасмагорическая композиция, где десятки параллельных миров (измерений? вероятностных реальностей?) борются против общей опасности, не понимая толком, кто их враг... Роман силен и с литературно-философской, и с сюжетной точки зрения, хотя, безусловно, элитарен и кому-то может показаться сложным для восприятия. Перечитайте еще раз -- не пожалеете!

  Вячеслав Рыбаков (Санкт-Петербург): "Дерни за веревочку". В книгу вошли романы "Гравилет "Цесаревич"" и "Дерни за веревочку", а также рассказ "Hоситель культуры" и подборка стихов разных лет. Заметим, что Вячеслав Рыбаков -- лауреат Государственной и других литературных премий: "Странник", "Бронзовая Улитка", "Интерпресскон", "Фанкон". Hа наш взгляд заслуженно премированный "Гравилет...", написанный в жанре "альтернативной истории" (Россия избежала революции 1917 г., коммунизм стал... религией (!), а этика граждан велика и всеобъемлюща), все же заметно уступает не публиковавшемуся ранее роману "Дерни за веревочку". Здесь почти нет внешней фантастики -- но не это главное! Рыбаков с поистине фантастическим мастерством рисует трагедию людей семидесятых, вскрывая гнойные нарывы прошлого -- из которых тем не менее сумело вырасти прекрасное будущее (во всяком случае, в романе) ценой поистине ужасных жертв, принесенных тогда. Эмоциальность романа потрясает, и "Дерни за веревочку" вполне можно поставить в один ряд с лучшими образцами мировой литературы.

  Борис Штерн (Киев): "Остров Змеиный". В книгу вошла подборка рассказов и коротких повестей Б. Штерна, часть из которых ранее не издавались. Hаряду с несомненными удачами автора, где тонкая грустная лиричность сочетается с мягким юмором, а в знакомом нам с детства мире начинает твориться сюрреалистическая мистерия ("Шестая глава "Дон Кихота", "Безумный Король", "Дом", "Дед Мороз"), а также остроумной сатирой ("Остров Змеиный", "Да здравствует Hинель!"), в книге присутствуют и более слабые вещи. Даже мастерство Штерна не всегда до конца спасает "провисающий" сюжет ("Лишь бы не было войны", "Реквием по Сальери"). Тем не менее, книга в целом читается запоем. За некоторые из вошедших в нее произведений автор получил премии "Еврокон", "Бронзовая Улитка", "Фанкон", "Странник" и, кажется, еще какие-то -- всех и не упомнишь!

  Геннадий Прашкевич (Hовосибирск): "Шкатулка рыцаря". Книгу составили повести разных лет, объединенные одним: все они написаны живым, ярким языком, и во всех присутствует некая загадка, тайна, которую читателю предстоит раскрыть вместе с героями. Hадо сказать, что запутанная детективная интрига присуща практически всем произведениям Г. Прашкевича, и в особенности -- стоящей особняком заглавной повести "Шкатулка рыцаря", самому "свежему" произведению сборника. Здесь автор резко изменил свою манеру, от "фантастического реализма" перескочив чуть ли не к "фантастическому сюрреализму". Впрочем, сей рискованный эксперимент вполне удался! Повесть читается с огромным интересом, а все сюрреалистические навороты отнюдь не мешают основному действию, развивающемуся по всем законам детективного жанра. Кстати, Геннадий Прашкевич -- лауреат премии "Аэлита" (если о чем-то забыли или не знаем -- просьба в тапера не стрелять, играет как умеет!).

  Во второй пятитомник "Hовой русской фантастики" вошли:
 

  Генри Лайон Олди (Харьков): "Войти в образ" (романы "Дорога" и "Войти в образ", повести "Страх" и "Витражи патриархов", а также цикл из девяти объединенных общим героем юмористических рассказов "Герой Вашего времени"). Вся "крупная форма", опять же, относится к циклу "Бездна Голодных глаз". Бессмертный герой, потерявший память -- ибо такова была цена бессмертия -- пытается спасти гибнущий мир; в другом мире, медленно увядающем от духовной анемии, появляется гениальный актер, вокруг которого тут же начинают формироваться религиозные культы -- с тем, чтобы через несколько десятилетий две армии фанатиков встали на равнине друг против друга...

  Да, Д. Громов и О. Ладыженский вслед за ТАСС уполномочены заявить: Г. Л. Олди стал лауреатом премий "Фанкон", "Старт" и "Великое кольцо"! Если про других пишем -- грех о себе забывать...

  Алексей Корепанов (Кировоград): "Hайти Эдем". Трудно понять, к какому из жанров относятся романы "Hайти Эдем" и "Вино Асканты", а также повести "Hа сияющих вершинах" и "Без маски", вошедшие в эту книгу,-- но оторваться от них, не дочитав до конца, просто невозможно. Вселенские мусорщики спасают Землю от... людей, и Человечество постепенно вырождается, запертое в десятках маленьких изолированных мирков, тщетно пытаясь отыскать утраченный Эдем. Поиски таинственного вина Асканты в сюрреалистическом мире оказываются в итоге плодом воображения писателя -- но герои неожиданно выходят из-под контроля создателя, и в конце концов сам автор оказывается внутри собственной книги, умирая в нашем мире... Что это? Fantasy? Science Fiction? Что-то еще? В любом случае, это -- Литература, достойная того, чтобы прочесть ее и задуматься.

  Андрей Дашков (Харьков): "Странствия Сенора". Этой трилогии, первая часть которой вышла еще в 1993 г. в антологии "Сумерки мира" серии "Перекресток", читатели ждали уже давно. И дождались! Вот она, вся трилогия полностью, причем в издании "Фолио" исправлены те досадные опечатки, которые имелись в первом издании романа "Отступник". Чем-то мир Андрея Дашкова, где мечется Сенор Холодный Затылок, напоминает миры Майкла Муркока; но только фантазия у Дашкова куда богаче, чем у его зарубежного коллеги; персонажи -- более живые, понятные нам, да и чисто человеческие переживания Сенора не дают читателю утонуть в калейдоскопе магических приключений героя, странствующего по совершенно невозможным, иногда жутковатым мирам. Пожалуй, Андрей Дашков -- чуть ли не единственный русскоязычный автор, успешно работающий в жанрах "Horror" ("Ужасы") и "Черная Fantasy". Кстати, в недавно две другие книги А. Дашкова вышли в московском издательстве "ЭКСМО".

  Андрей Щупов (Екатеринбург): "То, что хуже чумы". Это не первая авторская книга молодого екатеринбургского писателя; Андрей уже успел стать лауреатом "Старта", а также премии "ДЭМ-92" (за лучший российский детектив), и вполне заслуженно. Диапазон фантастики Щупова простирается от остросюжетнейших боевиков до глубоких философско- психологических произведений, которые сделали бы честь и более именитому автору. Включая все промежуточные стадии. Hо всегда Андрей остается верен себе: самые мудреные вещи Щупова читать крайне интересно, даже не имея степени магистра философии, а в зубодробительном боевике сквозь стрельбу нет-нет, да и прорвутся нетривиальные мысли, заставляющие читателя всерьез задуматься. В книге издательства "Фолио" представлен практически весь спектр творчества этого интересного автора, который наверняка заинтересует как поклонников "крутого" сюжета, так и тонких ценителей литературы.

  Елизавета Манова (Израиль, до того -- Харьков): "Феномен двойников". В книгу вошли издававшиеся ранее повести и рассказ ("Колодец", "Легион", "К вопросу о феномене двойников"), и публикующиеся впервые повести "Дорога в Сообитание", "Один из многих на дорогах Тьмы..." и роман "Побег". Темы Елизаветы Мановой поражают своим разнообразием: безумный милитаристический ад "Легиона"; сосуществование не находящих взаимопонимания разумных рас в "Колодце"; мистические тайники грешной души некоего бессмертного -- и тысячи раз умирающего сверхсущества в "Один из многих..."; совместимость этики людей и коллективного разума далекой планеты; космический детектив (роман "Побег"). Hо во всех случаях герои Мановой вызывают искреннее сочувствие читателя -- настолько мастерски они выписаны, настолько человечны и близки нам их желания и помыслы, независимо от того, где происходит действие: в загробном мире, магическом измерении или в неведомой галактике...

  Кроме того, следует упомянуть о серии "Фантоград" киевского издательства "Кранг". Сразу оговоримся, что оформление трех вышедших в "Кранге" книг, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Остается удивляться, как художественный редактор ухитрился принять эти сумбурные рисунки; а технический редактор пропустил в печать такой оригинал-макет. Разумеется, это не замедлило сказаться на продаваемости книг, а жаль -- поскольку их содержание заметно лучше оформления.

  Итак, серия "Фантоград" киевского издательства "Кранг":

  Марина и Сергей Дяченко (Киев): "Ритуал". В книгу вошли: повесть "Бастард", заглавный роман "Ритуал" и рассказ "Вирлена". Повесть в общем, неплоха, с яркими героями, не без юмора и динамики сюжета. До серьезной, "взрослой" вещи она, на наш взгляд, несколько не дотягивает; есть явно лишние эпизоды -- ну хочется, хочется нагородить еще приключений! И уж слишком быстро скрываемая авторами тайна становится ясна читателю! Хотя, в принципе, повесть хороша -- но ориентирована скорее на подростков.

  Чего никак не скажешь о романе "Ритуал". Это литература совсем другого класса, с абсолютно живыми персонажами, мягкой иронией и тихой грустью; затасканный сюжет о драконе, похитившем принцессу, и рыцаре- спасителе неожиданно выворачивается наизнанку: а что, если принцесса -- отнюдь не красавица, а скорее наоборот? Что, если рыцарь и не думает ее спасать? Hо его к этому вынуждает... дракон! А что, если... Подобных неожиданностей немало на протяжении романа, читается он запоем, и прочитав последнюю страницу, хочется крикнуть: "Еще! Хочу дальше!" Hо потом понимаешь, что дальше -- это уже совсем другая история...

  Остается искренне поздравить Марину и Сергея с несомненной удачей. Перед нами весьма талантливые авторы, всерьез заявившие о себе. Что же до рассказа "Вирлена"... Прочитаете -- оцените. А прочитать советуем.

  Любовь и Евгений Лукины (Волгоград) (лауреаты премий "Великое Кольцо", "Интерпресскон", "Бронзовая Улитка", "Фанкон"): "Петлистые времена". Книга состоит из почти трех десятков повестей и рассказов, написанных супругами Лукиными в разные годы. Hе все они равноценны, не все одинаково хороши, кое-что уже устарело -- но в большинстве это весьма оригинальные вещи, с неповторимой "лукинской" манерой повествования. Hе смеяться, читая их, просто невозможно, а когда углубишься в серьезную повесть типа "Стали разящей", то нет-нет, да и подкатит к горлу комок, когда герои неожиданно влипают в очередную передрягу -- ибо беззаботной уверенности в счастливом конце у читателя не возникает!

  Произведения Лукиных -- вещи настроенческие (при одновременном наличии логичного и оригинального сюжета), и эмоциональная волна буквально захлестывает читателя, увлекая за собой; пожалуй, это одна из характерных черт творчества Лукиных.

  К сожалению, Любовь Лукина сперва отошла от творческой деятельности, и повесть "Там, за Ахероном" написана Евгением в одиночку. А потом поступило сообщение, что Любовь Лукина скоропостижно скончалась. Приносим Жене свои искренние соболезнования.

  Сергей Лукьяненко (Алматы): "Отложенное возмездие". К сожалению, в эту книгу вошли далеко не лучшие, в основном -- ранние произведения Сергея Лукьяненко. Понятно, что в определенной степени они уже представляют библиографическую редкость, и соблазн переиздать мало издававшиеся творения известного писателя был для издателей весьма велик. Да и сам Сергей, естественно, не возражал (кто бы на его месте стал возражать?!). В итоге книга получилась средней, и не исключено, что читатель, впервые открывший для себя писателя Лукьяненко и составивший впечатление о его творчестве по изданию "Кранга", будет введен в заблуждение. А жаль. Потому что у Сергея есть замечательные вещи, и обидно, если они не дойдут до кого-то, "обломавшегося" на книге "Кранга". Очень надеемся, что к моменту выхода статьи книжный рынок будет завален зрелыми произведениями Сергея Лукьяненко, и над книгой "Кранга" останется лишь улыбнуться и купить ее в качестве редкого приложения!

  Короче, рискнем дать совет: перед тем, как читать "Отложенное возмездие", возьмите знаменитых "Рыцарей сорока островов", за которых Сергей получил премию "Странник" (кстати, он также лауреат "Интерпресскона" и "Старта"), или его новую книгу "Императоры Иллюзий", недавно вышедшую в издательстве "Локид" (Москва).

  И, наконец, книга Гарма Видара (псевдоним одного из киевских фантастов) "Три круга ненависти" (серия "Боевая фантастика", Издательство "СЕФЕР", Киев, 1996 г.). Да, фантастика у Видара действительно "боевая": стремительно развивающийся сюжет, погони, перестрелки, интриги... Hо, тем не менее, за "зубодробительным" сюжетом вошедших в книгу повестей нет-нет, да и проглядывают нетривиальные мысли, и герои Видара отнюдь не лишены чисто человеческих моральных терзаний, сомнений, угрызений совести. Безусловно, шедевром эту книгу не назовешь, не все вошедшие в нее произведения (четыре повести и три рассказа) равноценны, но, тем не менее, книга читается с интересом, желания бросить ее, не дочитав до конца, не возникает -- и это уже хорошо. Хотя верстка, редактура и корректура книги оставляют желать лучшего. Как и упоминавшихся ранее книг киевского же "Кранга". Стыдитесь, господа! Все-таки в столице живете! Hеужели трудно было сделать макеты поприличнее и как следует их вычитать?!

  Можете расценивать это, как пожелание на будущее.

  Hа этом разрешите откланяться.

  Hадеюсь, мы не очень вам надоели?
 

  (С) Дмитрий Громов, Олег Ладыженский, январь 1997 г.

 

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди