Нам здесь жить

(в соавторстве с А. Валентиновым)


Белые буквы бегут по голубизне экрана, врываются в квартиру архары-спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же "психоз святого Георгия", и звучит в эфире вопль: "Всем, кто нас слышит! Мы - Город, мы гибнем!.."

Читать в библиотеке LitRes

 

Ствол пистолета хищно подрагивал. Мишени были непривычно далеко, пришлось всматриваться дольше обычного, прежде чем на них начали проступать лица. На сей раз — не фигуры, не контуры или силуэты, не отметины от пулек, складывающиеся в рисунок. Именно лица. Такое случалось нечасто. А тут еще и лица оказались совершенно незнакомыми.
Данька заморгал.
— Что-то не так? — с участием поинтересовался Пётр Леонидович. — Прицел взять не можешь?

«Тирмен»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Интервью - Годные вещи века

Здравствуйте, Олег! Приветствую вас, Дмитрий!

Добрый день!

Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, над чем вы сейчас работаете? О чем будет ваша новая книга?

Сейчас мы пишем роман «Блудный сын» -- пятый роман эпопеи «Ойкумена». «Блудный сын» будет трилогией, как и все романы эпопеи. Первая книга – она называется «Отщепенец» -- выйдет в свет в конце мая 2018 г. Вторая книга называется «Беглец», над ней мы и работаем.

Что же до содержания романа, так об этом лучше всего скажет издательская аннотация:

Гюнтер Сандерсон – молодой эмпат с просвещённого Ларгитаса, обладатель уникальных способностей. Мирра Джутхани – бродяжка с нищей Чайтры, звёздная автостопщица, зарабатывающая на жизнь энергоресурсом собственного тела. Кто бы мог предположить, что случайная встреча Гюнтера и Мирры в окрестностях загадочного Саркофага поставит две космические цивилизации на грань войны, ловцы собьются с ног, охотясь за удивительной добычей, а светила науки сломают свои высокоорганизованные мозги, пытаясь разобрать чудо по винтикам?

«Блудный сын» -- пятый роман эпопеи «Ойкумена», давно заслужившей интерес и любовь читателей. «Космическая симфония» была написана Г. Л. Олди десять лет назад, а в «одной далекой галактике» год идет за два – не зря у нового романа есть подзаголовок «Ойкумена: двадцать лет спустя».

Что дальше? Вселенной никогда не быть прежней.

Писать одно произведение на двоих сложнее, чем работать в одиночку? Случаются ли споры по поводу сюжетных ходов или же развития персонажа?

Работая в соавторстве, в коллективе, будь то театр, литература или музыка, крайне важно соблюдать несколько правил. Первое – верно выставленный приоритет: общая цель важнее личных амбиций. Если возникает спор, мы в итоге поступаем так, как будет лучше для книги, и это позволяет уже много лет обойтись без споров вообще. Бывают обсуждения, но они носят рабочий характер.

У нас разные темпераменты, и это дает свой положительный эффект единства противоположностей. Наша разница – в характере поведения, пристрастиях – позволяет объемнее видеть мир. Персонажи получаются более выпуклыми. Общий взгляд на мир -- шире: можно посмотреть и с такой стороны, и с сякой. Это как дуэт двух разных инструментов: фортепиано со скрипкой.

Кстати, в коллективном творчестве роль детального плана, разработанного предварительно, вырастает в разы. Без этого работать нельзя. В плане обязательно должно быть сквозное действие и финал. То есть, мы движемся из пункта А в пункт Б. И если спорим, то не по поводу конечной цели.

Если мы таксисту скажем, чтобы он вез нас куда-нибудь, мы куда-нибудь и приедем.

Писательство – ваше основное занятие? Или вы совмещаете две работы? Правильно ли вообще называть писательство работой?

Да, вот уже много лет мы являемся профессиональными писателями. Раньше совмещали, и кем мы только не были: химик, режиссер театра, главный редактор, сенсей школы каратэ, художественный редактор, переводчик… Это в прошлом: литература ревнива, она требует всего твоего времени. И конечно же, это работа, как и музыка или театр. Работа тяжелая, изматывающая эмоционально и физически. Она требует определенных качеств и их постоянного развития, нуждается в масштабной подготовке, планировании, постановке задач и их выполнении. Работаешь каждый день, по четко составленному расписанию – иначе ничего не получится.

Сложно работать над крупными циклами? Каково это – помнить огромное количество второстепенных персонажей, их характеры, внешность, какие-то мелкие сюжетные моменты? Параллельно делаются пометки или всё хранится исключительно в голове?

Сложно. И дело даже не в том, сколько всего надо запомнить – для этого есть планы, архивы, конспекты. В конце концов, если что-то подзабыли, можно просто перечитать посвященный нужному событию или персонажу фрагмент из написанной ранее книги. Сложность заключается в другом: у каждого романа, входящего в цикл, есть своя история и своя конструкция сюжета, но и у всего цикла есть своя история и свой мета-сюжет. Он должен двигаться, развиваться, идти вперед, иначе все развалится – одними декорациями или несколькими общими персонажами эпопею не соединишь воедино.

Популярность крупного уважаемого писателя можно сравнить с популярностью, например, известного музыканта? Часто узнают вас на улице?

Чаще узнают артистов – их лица узнаваемы для публики. Писателей и музыкантов – реже. А мы еще и работаем под псевдонимом, так что прозвучавшая фамилия не всегда вызывает в памяти у читателя ассоциацию с Олди. Но случалось, что узнавали, и в самых забавных ситуациях. Однажды в Тель-Авиве к нам бросился охранник какого-то банка с вопросом: «Олди, что вы здесь делаете?» Узнав, что мы прилетели по приглашению местного телеканала и сегодня вечером улетаем домой, охранник убежал обратно, взял в рюкзаке нашу книгу и принес ее для автографа. Бывало и в Крыму, в горах – туристы спросили у Дмитрия Громова, не один ли он из дуэта Олди, и тоже достали из рюкзака книгу для автографа – толстенный фолиант «Черный Баламут», который и тащить-то в гору уже подвиг.

Вы поддерживаете двустороннюю связь с читателями, что крайне здорово. Расскажите, о чем чаще всего спрашивают вас в письмах\сообщениях? Что больше всего их интересует?

Чаще всего просят прочесть чей-то рассказ (повесть, роман, сагу) и написать рецензию. К сожалению, мы вынуждены отказывать: такие просьбы поступают слишком часто. Согласись мы рецензировать чужие тексты, и нам пришлось бы отказаться от всей своей остальной жизни, включая сон и еду.

На втором месте письма, где читатель высказывает свое впечатление от какой-то нашей книги и задает вопросы. Случается, что нам присылают стихи, музыку, иллюстрации и скульптуры, сделанные по мотивам наших книг. Один раз даже прислали духи, изготовленные по рецепту из нашего романа «Приют героев». Кстати, аромат оказался замечательным и именно таким, как мы описали в книге!

Вдохновение – оно рождается внутри, или берётся извне?

А почему «или»? Жизнь вокруг нас дает пищу вдохновению. Наш внутренний мир гармонизируется от этих впечатлений и приходит в творческое состояние. Эти процессы неразрывны. Кроме того, если занимаешься любым видом искусства, необходимо уметь формировать вдохновение, вызывать его, восстанавливать в рабочее время. Театр не будет ждать, пока к актеру придет вдохновение – каждый вечер надо играть спектакль, и его не отложишь. Сегодня концерт, публика собралась, и в каком настроении пианист, никого не интересует. У писателя то же самое – сел за стол, перечитал написанное вчера, что-то поправил, написал новый абзац, стер, написал заново, почистил… Глядишь, и вот оно, вдохновение.

Иначе ничего не выйдет.

Что появляется прежде чаще, персонаж со своими определёнными узнаваемыми чертами, или сюжетная в нём необходимость?

Сначала появляются тема, идея и конфликт. Надо выяснить, что мы пишем, о чем мы пишем, и какие силы будут двигать всю эту машину. Конфликт формирует сюжет: собственно архитектоника сюжета и выстраивается согласно реперным точкам развития конфликта. А потом уже приходят персонажи – выразители сил конфликта, его персонификация.

Случается ли такое, что прототипами для главных героев книги становятся ваши хорошие знакомые? Если да, как они сами к этому относятся? Или они об этом не знают?

Все персонажи наших книг -- композитные, то есть они соединяют в себе разные черты разных людей, за которыми мы наблюдали, чьи характеры, привычки и манеры необходимы нам для формирования персонажа. Такого, чтобы мы с фотографической точностью перенесли человека из жизни в книгу, у нас не случается. Даже если иногда, следуя давней литературной традиции, мы шутили с друзьями и коллегами, пользуясь в книге их именами и фамилиями, а также узнаваемыми деталями биографии – это, во-первых, чаще всего согласовывалось с оригиналом, а во-вторых, тоже носило элемент игры, литературной шутки или комплимента.

Хотя иногда читатель сам утверждает, что мы вывели его в той или иной книге. Бывают и такие упрямцы, которые полагают, что мы выводим их в каждой книге подряд. Но это уже не к нам, это к психиатру.

Пиратские аудиокниги приносят исключительно убыток? Или же есть в них и какая-то польза?

Если говорить о финансовой пользе -- есть, хотя и небольшая. Все-таки в мире существуют честные читатели и слушатели, которые уважают труд писателя и чтецов, а также полагают ниже своего достоинства «брать на халяву». И увидев в сети «пиратскую» (аудио)книгу, такие люди начинают искать легальную, находят ее и приобретают. Да, воровская мораль сейчас очень популярна, но к счастью, она не захватила всех абсолютно.

Другое дело, что в аудиокнигах есть польза творческая, приносящая удовлетворение и нам, и тем, кто книгу озвучивал, тратя на это время, силы, талант и нервы. Более того, знаем случаи, когда чтецы, поначалу начитывавшие книги, так сказать, «без спросу», позже начинали сотрудничать с нами и с фирмами, которые выпускают легальные аудиокниги, и теперь продолжают заниматься любимым делом уже на легальной и профессиональной основе, получая за это гонорары.

Я работал в библиотеке, работал в книготорговле, сейчас веду тематический паблик. На основании своих наблюдений могу вполне уверенно сказать – читают люди сейчас мало, крайне мало. Как вы считаете, в чем кроется причина? Интернет? Темп жизни? Или банальная лень?

Читают люди очень много. Просто они читают не художественную литературу. Они читают СМСки – не смейтесь, дамы и господа, это действие также требует навыка чтения, восприятия текста. Они читают блоги, посты в социальных сетях, комментарии к этим постам… И мыслят сообразно прочитанному: кратко, просто, в клиповой манере, не умея сосредоточиться на длительный период, мгновенно забывая прочитанное. Художественная литература требует сосредоточенности, вдумчивости, умения воспринять текст и логически, и эстетически, и эмоционально – а этого читательского таланта сейчас многим недостает. Отсюда и сухость воображения, и примитивизм образного мышления, и неспособность синтезировать новое на базе старого.

По-вашему, чего не хватает в нынешней школьной программе? Будь у вас такие полномочия, каких авторов вы бы сделали обязательными к ознакомлению?

Мы давненько не заглядывали в школьную программу и не знаем точно, какие писатели в ней сейчас присутствуют, а какие – нет. Потому затрудняемся ответить на этот вопрос. В одном уверены: чтобы школьники не только ознакомились с творчеством какого-либо писателя, но и реально им заинтересовались, его книги следует включать в программу внеклассного чтения, а не в основную программу. Иначе можно легко отбить у учеников всякую охоту читать эти книги по собственному желанию, а не в рамках обязательной программы.

Кто из писателей-фантастов для вас является идеалом? И кого лично вы считаете отцами-основателями именно современной фантастики, а не фантастики в принципе?

Идеала нет, нет у нас и кумира. Есть писатели, чье творчество мы любим. Есть писатели, чье творчество повлияло на нас в период становления. Впрочем, если мы начнем перечислять всех, кто на нас влиял, то до завтра не закончим. Достаточно увидеть только одни эпиграфы, которые мы использовали в своих книгах – это Гумилев, Басё, Ахматова, Бальмонт и т.д. И начнем мы список не с фантастов, а с Алексея Толстого, Достоевского, Чехова, Куприна… Что же до отцов-основателей современной фантастики, то, как на наш взгляд, ими стали Хайнлайн и Толкиен, а в русскоязычном пространстве – братья Стругацкие. Именно они, как нам кажется, оказали наибольшее влияние на тех, кто шел за ними.

В каком из вымышленных книжных миров вы бы хотели жить (даже при условии, что наш мир вас вполне устраивает)?

Вероятно, в мире Реттийского королевства из нашего цикла «Чистая фэнтези». Он добрее остальных. Еще не прочь оказаться в Полудне братьев Стругацких.

Можете посоветовать нашим подписчикам что-то, мимо чего пройти на ваш взгляд – это преступление? Назовите несколько своих самых любимых книг или авторов.

Если даже ограничиться только фантастикой, то это будет длиннейший список: Уэллс, Толкиен, Стругацкие, Желязны, Каттнер, Шекли, Гаррисон, Саймак, Азимов, Кинг, Мак-Каммон, Херберт, Хайнлайн, Кей, Мьевиль, Мур, Вандермеер…

Если бы прямо сейчас перед вами оказался бы ваш любимый писатель прошлого, какой вопрос вы бы ему задали?

Мы бы не стали ничего спрашивать, зная, как измучены писатели вопросами такого рода. Мы бы его накормили, напоили и тихо беседовали бы о чем придется.

Ну что же, на этом наша беседа подходит к концу. Желаю вам море здоровья и океаны вдохновения, а попутный ветер, он будет. Спасибо огромное, что нашли время для интервью.

И вам всех благ!

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди