Гарпия

(роман из цикла "Чистая фэнтези")


Поэт Томас Биннори, любимец короля, умирает от душевной болезни. Все усилия лекарей и магов тщетны. Спасти несчастного может лишь гарпия – женщина-птица из резервации на Строфадских островах...

Читать в библиотеке LitRes

 

В юности я удивлялся ограниченности маэстро Карла. Облетав с театром едва ли не всю Галактику, побывав на сотне миров, купаясь в разнообразии, за которое иной продал бы себя с потрохами, он мечтал о тихом домике на Борго, где можно по стенам развешать коллекцию марионеток, а по вечерам пить бренди на веранде, любуясь парочкой капризных лун. И так — изо дня в день. До конца отпущенного срока.
Он сошел с ума, думал я.

Стареет, думал я.

Интересно, что думал он, глядя на меня -- наивного, ничего не смыслящего в жизни идиота?

«Ойкумена», книга вторая «Куколка»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Ответы на вопросы от МАН "Искатель"

1. В последние годы в зарубежной литературе и кинематографе возникали модные темы, собиравшие армии поклонников: после «Гарри Поттера» - магические академии, колледжи и школы; вампирская романтика – после экранизации «Сумеречной саги» Стефани Майер. В России большой успех снискал у читателей цикл «Ночных-Дневных дозоров» Сергея Лукьяненко. Рождались успешные миксы на стыке обоих трендов, например, американская «Академия вампиров» 2007-го года. Затем бурным цветом расцвёл зомби-апокалипсис: «Я – легенда» Р. Мэтисона, «Война миров Z» М. Брукса, сериал «Ходячая смерть», «Мобильник» С. Кинга. Начались пересказы классических сюжетов в антураже зомби: «Тепло наших тел» - новое прочтение Ромео и Джульетты от А. Мариона. Доходило до смешного – «Авраам Линкольн против зомби», снятый Тимуром Бекмамбетовым(!), плюс «Гордость и предубеждение зомби»! Следующей волной засверкала подростковая литература о взрослении в декорациях футуристических антиуопий (так называемый «янг-эдалт»): «Дивиргент-Конвергент-и-пр.», «Голодные игры», «Бегущий по лабиринту», «Дающий»… Последним веянием можно назвать истории о странных детях, рассказанные в мрачных тонах со старинными чёрно-белыми фотографиями («Дом странных детей» - дебютный роман сценариста Ренсома Риггса). Вопрос: почему именно эти темы получили всемирный резонанс в последние годы? Почему в таком порядке? И что будет дальше? Ваш прогноз – какая тема окажется новым мировым хитом?

Это обычная практика развлекательной индустрии – как только появляется успешная книга, так сразу формируется целый полк подражателей и последователей, желающих собрать сливки на чужом успехе. И сразу возникает течение, направление, которое позже сходит на нет. К примеру, читатель восхищен «Гарри Поттером» (которого, кстати, долго не хотели издавать) – по следам Гарри Поттера бежит толпа создателей других магических академий, не имеющих таланта Роулинг, зато берущих числом и работоспособностью. Пока тема приносит прибыль, она не исссякает. Позже возникает новый ориентир, скажем, «Сумерки» Майер или «Код Да Винчи» Брауна, и подражатели переключаются на него.

Именно поэтому предугадать новую волну невозможно -- выстрелит то, от чего перед этим откажутся двадцать издательств. Хотя в последнее время, если мы говорим о фантастике, успехом пользуются книги и фильмы, где читателю предлагают вариант: в обычной жизни ты серая мышка, ты никто и звать никак, но с изнанки твоей никчемной жизни есть прекрасный магический мир, где ты – маг, волшебник, оборотень, неуязвимый вампир, охотник на зомби, Человек-Паук, странные дети из интерната для супергероев. И делать ничего не надо: подскользнулся, ударился головой, и ты уже избранный! Это способ эскапизма, удовлетворения комплексов и неврозов, своего рода наркотик.

С другой стороны Шекспир всегда в моде, если посмотреть на количество изданий и экранизаций. Прекрасно издаются Ремарк и Оруэлл, Марк Твен и Маршак. Поэтому нет смысла искать рецепт бестселлера. Есть еще и лонгселлеры, книги вне популярных тем, но посвященные вечным вопросам. Эти книги востребованы десятилетиями, а то и веками.

2. В вашем докладе прошлого года «Важнейшим из искусств для нас является кино и цирк» вы предрекли неизбежный переход фантастики из сферы «книга-кино» в область «книга-игра». Ярчайшим представителем этого направления считается «LitRPG» - истории написанные языком компьютерных онлайн игр с богатым вкраплением баллов урона, маны и прокачанных «скиллсов» у персонажей. Однако по данным, опубликованным Никитой Авериным в апреле 2016 года, популярность этого жанра сошла на нет. Цитируем: «Ну, друзья мои, думаю настала пора наконец-то озвучить тот факт, что популярности жанра LitRPG пришел логичный конец. За прошедших три года отечественные издатели успели запустить пять тематических серий, а также же опубликовать множество авторских романов данного жанра. Всего же с ноября 2012 по апрель 2016 в России опубликовали 125 книг о жизни в виртуальных игровых мирах. Но если в первые годы книги этого направления расходились тиражами в 10-15 тыс. экз., то сейчас практически все серии и циклы публикуют тиражами в две-три тысячи, из которых раскупают в лучшем случае половину… LitRPG - всё, поджанр доживает последний год, после чего все серии окончательно прикроют. Останутся лишь несколько авторов, но большинству же останется ловить счастье и читателей на просторах интернета». Наш вопрос заключается в следующем: почему, на ваш взгляд, романтическая фантастика, постапокалипсис и магические академии остаются на плаву, а предсказанный вами жанр «книги-игры» так быстро угас?

Понимать книгу-игру не стоит так односторонне. Книга-игра – не книга об игровых мирах. Вся фантастическая литература о «попаданцах», заброшенных из нашего времени в прошлое – книги-игры. Большинство книг о магических акакдемиях – книги-игры. Множество опусов романтической фэнтези – книги-игры. Посмотрите внимательно на их сюжеты – продвижение по локациям, поиск и коллекционирование «ништяков», рост талантов и умений персонажа, переход с уровня на уровень. Тут вопрос в другом: книга-игра, о чем бы она ни была написана, не требует от читателя асоциаций с его личной обыденной жизнью, не предлагает меняться и развиваться, глубоко переживать и сосредоточенно размышлять. Она фиксирует желание отдохнуть, расслабиться -- и удовлетворяет это желание полной мерой.

3. В одном из интервью вы сказали: «Современный человек, к сожалению, деградирует до питекантропа. Ему нужны «Война и Мир» в трёх страницах, Диккенс на одной странице, а Конан Дойл в Твиттере, по возможности… Мы живём в «средние века» - в тёмную эпоху, когда культура и наука становятся, в принципе, не нужны. То есть, разве что на уровне новой модели мобильного телефона. Это время надо пережить – ничего страшного». Финальная фраза наполнена скрытым оптимизмом. Что даёт вам надежду верить в то, что подрастающие поколения опять вернутся к полноценному чтению хорошей литературы?

Очень многое дарит нам надежду, и ваши вопросы в том числе. Не следует сидеть и ждать, пока «поколения вернутся». Думающих, тонко чувствующих, способных на сопереживание людей никогда не было много. Тут скорее важно не то, чтобы массы дружными колоннами, как писал Некрасов, понесли с базара Гоголя и Кэндзабуро Оэ. Важно то, что вдумчивый читатель не перевелся сейчас и не переведется завтра. В конце концов, прекрасные зарубежные книги, которые у нас выходят жалкими тиражами в три-четыре тысячи, у себя на родине получают тираж тысяч в сто. А чем мы хуже? И у нас все получится, нет сомнений.

Просьба «под занавес»: можем ли мы с вашего позволения использовать ряд ключевых моментов из видеозаписи про «кино-цирк-игру» на онлайн-странице нашего конкурсного проекта?

Да, конечно, никаких проблем.

 

14.02.2017

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди