Нам здесь жить

(в соавторстве с А. Валентиновым)


Белые буквы бегут по голубизне экрана, врываются в квартиру архары-спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же "психоз святого Георгия", и звучит в эфире вопль: "Всем, кто нас слышит! Мы - Город, мы гибнем!.."

Читать в библиотеке LitRes

 

...Бесконечно больное, рыхлое солнце зависло над притихшей равниной, все медля скатиться за горизонт; алый фильтр наползал на линзу закатного прожектора, багряными отсветами заливая зубцы крепостных стен, заново окованные створки ворот, узкий полумесяц деревянных телег и нескончаемые ряды коленопреклоненных людей с опущенными головами...
А между мной и ними стоял Сарт. Великий зритель Сарт, променявший свою кричащую душу на бездонную пустоту, ненавидящий холодный свой разум, как умеет ненавидеть только бывший ученик великого палача, бывший великий мастер властных слов, бывший... Кем еще был на своих дорогах Сарт?! — давно вычеркнувший себя из рода человеческого, но вставший впереди людей на пути Бездны Голодных глаз…

«Войти в образ» (цикл «Бездна Голодных глаз»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Ответы на вопросы от МАН "Искатель"

1. В последние годы в зарубежной литературе и кинематографе возникали модные темы, собиравшие армии поклонников: после «Гарри Поттера» - магические академии, колледжи и школы; вампирская романтика – после экранизации «Сумеречной саги» Стефани Майер. В России большой успех снискал у читателей цикл «Ночных-Дневных дозоров» Сергея Лукьяненко. Рождались успешные миксы на стыке обоих трендов, например, американская «Академия вампиров» 2007-го года. Затем бурным цветом расцвёл зомби-апокалипсис: «Я – легенда» Р. Мэтисона, «Война миров Z» М. Брукса, сериал «Ходячая смерть», «Мобильник» С. Кинга. Начались пересказы классических сюжетов в антураже зомби: «Тепло наших тел» - новое прочтение Ромео и Джульетты от А. Мариона. Доходило до смешного – «Авраам Линкольн против зомби», снятый Тимуром Бекмамбетовым(!), плюс «Гордость и предубеждение зомби»! Следующей волной засверкала подростковая литература о взрослении в декорациях футуристических антиуопий (так называемый «янг-эдалт»): «Дивиргент-Конвергент-и-пр.», «Голодные игры», «Бегущий по лабиринту», «Дающий»… Последним веянием можно назвать истории о странных детях, рассказанные в мрачных тонах со старинными чёрно-белыми фотографиями («Дом странных детей» - дебютный роман сценариста Ренсома Риггса). Вопрос: почему именно эти темы получили всемирный резонанс в последние годы? Почему в таком порядке? И что будет дальше? Ваш прогноз – какая тема окажется новым мировым хитом?

Это обычная практика развлекательной индустрии – как только появляется успешная книга, так сразу формируется целый полк подражателей и последователей, желающих собрать сливки на чужом успехе. И сразу возникает течение, направление, которое позже сходит на нет. К примеру, читатель восхищен «Гарри Поттером» (которого, кстати, долго не хотели издавать) – по следам Гарри Поттера бежит толпа создателей других магических академий, не имеющих таланта Роулинг, зато берущих числом и работоспособностью. Пока тема приносит прибыль, она не исссякает. Позже возникает новый ориентир, скажем, «Сумерки» Майер или «Код Да Винчи» Брауна, и подражатели переключаются на него.

Именно поэтому предугадать новую волну невозможно -- выстрелит то, от чего перед этим откажутся двадцать издательств. Хотя в последнее время, если мы говорим о фантастике, успехом пользуются книги и фильмы, где читателю предлагают вариант: в обычной жизни ты серая мышка, ты никто и звать никак, но с изнанки твоей никчемной жизни есть прекрасный магический мир, где ты – маг, волшебник, оборотень, неуязвимый вампир, охотник на зомби, Человек-Паук, странные дети из интерната для супергероев. И делать ничего не надо: подскользнулся, ударился головой, и ты уже избранный! Это способ эскапизма, удовлетворения комплексов и неврозов, своего рода наркотик.

С другой стороны Шекспир всегда в моде, если посмотреть на количество изданий и экранизаций. Прекрасно издаются Ремарк и Оруэлл, Марк Твен и Маршак. Поэтому нет смысла искать рецепт бестселлера. Есть еще и лонгселлеры, книги вне популярных тем, но посвященные вечным вопросам. Эти книги востребованы десятилетиями, а то и веками.

2. В вашем докладе прошлого года «Важнейшим из искусств для нас является кино и цирк» вы предрекли неизбежный переход фантастики из сферы «книга-кино» в область «книга-игра». Ярчайшим представителем этого направления считается «LitRPG» - истории написанные языком компьютерных онлайн игр с богатым вкраплением баллов урона, маны и прокачанных «скиллсов» у персонажей. Однако по данным, опубликованным Никитой Авериным в апреле 2016 года, популярность этого жанра сошла на нет. Цитируем: «Ну, друзья мои, думаю настала пора наконец-то озвучить тот факт, что популярности жанра LitRPG пришел логичный конец. За прошедших три года отечественные издатели успели запустить пять тематических серий, а также же опубликовать множество авторских романов данного жанра. Всего же с ноября 2012 по апрель 2016 в России опубликовали 125 книг о жизни в виртуальных игровых мирах. Но если в первые годы книги этого направления расходились тиражами в 10-15 тыс. экз., то сейчас практически все серии и циклы публикуют тиражами в две-три тысячи, из которых раскупают в лучшем случае половину… LitRPG - всё, поджанр доживает последний год, после чего все серии окончательно прикроют. Останутся лишь несколько авторов, но большинству же останется ловить счастье и читателей на просторах интернета». Наш вопрос заключается в следующем: почему, на ваш взгляд, романтическая фантастика, постапокалипсис и магические академии остаются на плаву, а предсказанный вами жанр «книги-игры» так быстро угас?

Понимать книгу-игру не стоит так односторонне. Книга-игра – не книга об игровых мирах. Вся фантастическая литература о «попаданцах», заброшенных из нашего времени в прошлое – книги-игры. Большинство книг о магических акакдемиях – книги-игры. Множество опусов романтической фэнтези – книги-игры. Посмотрите внимательно на их сюжеты – продвижение по локациям, поиск и коллекционирование «ништяков», рост талантов и умений персонажа, переход с уровня на уровень. Тут вопрос в другом: книга-игра, о чем бы она ни была написана, не требует от читателя асоциаций с его личной обыденной жизнью, не предлагает меняться и развиваться, глубоко переживать и сосредоточенно размышлять. Она фиксирует желание отдохнуть, расслабиться -- и удовлетворяет это желание полной мерой.

3. В одном из интервью вы сказали: «Современный человек, к сожалению, деградирует до питекантропа. Ему нужны «Война и Мир» в трёх страницах, Диккенс на одной странице, а Конан Дойл в Твиттере, по возможности… Мы живём в «средние века» - в тёмную эпоху, когда культура и наука становятся, в принципе, не нужны. То есть, разве что на уровне новой модели мобильного телефона. Это время надо пережить – ничего страшного». Финальная фраза наполнена скрытым оптимизмом. Что даёт вам надежду верить в то, что подрастающие поколения опять вернутся к полноценному чтению хорошей литературы?

Очень многое дарит нам надежду, и ваши вопросы в том числе. Не следует сидеть и ждать, пока «поколения вернутся». Думающих, тонко чувствующих, способных на сопереживание людей никогда не было много. Тут скорее важно не то, чтобы массы дружными колоннами, как писал Некрасов, понесли с базара Гоголя и Кэндзабуро Оэ. Важно то, что вдумчивый читатель не перевелся сейчас и не переведется завтра. В конце концов, прекрасные зарубежные книги, которые у нас выходят жалкими тиражами в три-четыре тысячи, у себя на родине получают тираж тысяч в сто. А чем мы хуже? И у нас все получится, нет сомнений.

Просьба «под занавес»: можем ли мы с вашего позволения использовать ряд ключевых моментов из видеозаписи про «кино-цирк-игру» на онлайн-странице нашего конкурсного проекта?

Да, конечно, никаких проблем.

 

14.02.2017

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди