Маг в Законе


Притча о Великой Державе и Маленьких Человеках - маги и Российская Империя начала XX века, жандармы, чей служебный "профиль" - эфирные воздействия; колдуны-каторжане...

Читать в библиотеке LitRes

 

Ведьма глянула в зеркало – и ахнула. Вместо своего, не слишком юного, но еще вполне привлекательного личика Мэлис обнаружила в зеркальной глади незнакомца: лысого старика со шрамом на щеке. За спиной незваного визитера клубилось и полыхало. Временами из пламенного мрака проступали стены подземелья: бугристые камни, низкий свод, в трещины вбиты крючья зловещего вида. Скелет на цепи дополнял картину. Дергаясь, как в припадке, он тянул обглоданные временем пальцы к старику — и щелкал зубами, раз за разом промахиваясь на какую-то жалкую пядь.
— Сгинь! – не оборачиваясь, велел старик. – Испепелю! Прошу прощения, мистрис, это я не вам...

«Снулль вампира Реджинальда» («Три повести о чудесах)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Интервью - 3

Проверено, что читатель, любящий фантастику, но от фэндома далекий, способен назвать только три имени пятерых украинских фантастов: Дяченко, Олди, Валентинов. Какими именами вы бы расширили его круг чтения? И почему они не на слуху: по объективным причинам или «писать надо лучше»?

 

 

            О. Л.:

            Для начала и обязательно: Борис Штерн, Олесь Бердник, Владимир Савченко.

            Далее: Лев Вершинин (к сожалению, в последние годы он отошел от литературы), Ярослав Веров, Сергей Герасимов, Федор Чешко, Людмила Астахова, Яна Дубинянская, Андрей Дашков… Наверняка кого-то забыл, но уж пусть они нас простят.

            А вот причины их меньшей, если верить вам, известности я назвать затруднюсь. Возможно, их книги ориентированы на более узкий спектр читательского интереса. Возможно, пишут меньше или издаются меньше. Возможно, меньше остаются в читательской памяти по прочтению. Или меньше рекламируются, привлекая внимание

            Я вижу для себя пока что одну явную причину – их книги вызывают меньше споров. А мое глубокое убеждение заключается в том, что чем полярнее впечатления читателей от книги, тем больше она удалась.

 

            Д. Г.:

Из наиболее известных в фэндоме (и в меньшей степени -- за его пределами) стоит назвать в первую очередь Владимира Васильева и Алексея Бессонова. Оба пишут весьма увлекательную приключенческую фантастику. Еще есть целый ряд украинских авторов, пишущих весьма и весьма достойную прозу (именуемую при этом фантастикой) -- но, к сожалению, действительно не получивших пока широкой известности. Хотя все они -- писатели вполне издающиеся, у каждого вышел целый ряд авторских книг, не считая многочисленных публикаций в антологиях и периодике. Кто такие? Федор Чешко, Андрей Дашков, Сергей Герасимов, Яна Дубинянская, Алексей Корепанов... Рекомендуем! Почему эти имена пока недостаточно известны читателю? Возможно, издатели не слишком удачно позиционировали их книги, и они (книги) не дошли до того читателя, которому были предназначены. Возможно, просто не повезло -- пока. Надеемся, со временем эти писатели все же получат заслуженную известность.

           

            * * *

 

Важно ли для вас считаться в России и вообще за рубежом украинскими фантастами? По-вашему, водораздел проходит по языку, по территории, по гражданской позиции — или его нет вообще?

 

            О. Л.:

Между читателем и писателем нет водораздела – ни языкового (если надо, на помощь приходит переводчик), ни гражданского (мы не проверяем паспорта друг у друга), ни территориального (мы – одной крови), ни какого-нибудь другого. Читатель и писатель всегда земляки, всегда говорят на одном языке. Нашими собеседниками могут быть Лондон и Гессе, Лао Шэ и Ясунари Кавабата – без проблем, виз и деклараций о намерениях.

Водораздел есть между писателем и политиком. Читателем и чиновником. Литератором и функционером «творческого союза». Культурным человеком и хамом. Но и эта граница не зависит от отметок в паспорте.

            Я – не украинский фантаст. Ни здесь, ни в России, ни на Багамах. Это придумали за меня и без меня. Я – писатель (поэт, драматург, публицист), гражданин Украины. Такое положение дел меня вполне устраивает.

 

            Д. Г.:

Сам я считаю себя украинским писателем, пишущим по-русски. Потому что живу здесь, в Украине. Но когда меня (или Олди в целом) периодически называют русским писателем -- не спешу с опровержениями. Если кому-то хочется считать Дмитрия Громова (или Олди) русским писателем -- я не против. Какая, по большому счету, разница? "Водораздел", наверное, существует -- но он весьма условен и легко сдвигается в ту или иную сторону -- в зависимости от взглядов сдвигающего. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось... лишь бы книжки читало! А в какую культуру / литературу в итоге запишут -- не столь уж принципиально. Тем более, что книги Олди и вправду принадлежат одновременно и русской, и украинской литературе: по языку, по литературным традициям, по мироощущению... Такая вот двойственность, внутри которой лично я очень неплохо себя чувствую. А критики, литературоведы и журналисты пусть продолжают ломать копья по этому поводу: я давно и с удовольствием за этим наблюдаю. Глядишь, что новое о себе узнаю?

 

            * * *

 

На какой фантастике вы росли? Украинская среди нее была?

 

            О. Л.:

Разумеется, была – Бердник, Котляревский, Грин, Винниченко, Владко, Савченко…

В остальном – Гаррисон и Стругацкие, Шекли и Саймак, Бредбери, Ефремов, Бестер, Гансовский, Варшавский, Биленкин, Чапек, Уэллс…

Хотя замечу, что рос далеко не на одной фантастике.

 

            Д. Г.:

Во-первых, "рос" я далеко не только и даже не столько на фантастике. Читал много самого разного: от Пушкина и Алексея Толстого -- до Дюма и Джека Лондона, от Киплинга и Ремарка до Цветаевой и Станюковича, от Сабатини и Конан Дойла -- до Гоголя и Чехова... Короче, перечислять можно очень долго. Если же говорить отдельно о фантастике, то это, конечно, братья Стругацкие, Лем, Шекли, "Неукротимая планета" Гаррисона, "Пасынки вселенной" Хайнлайна, Герберт Уэллс, "Аэлита" и "Гиперболоид инженера Гарина" Алексея Толстого, "Война с саламандрами" и "Кракатит" Чапека, Ефремов, Беляев, Мирер, Днепров... Опять же, можно перечислять и перечислять. Из книг украинских фантастов запомнились "Пути титанов" Олеся Бердника.

 

            * * *

 

Пока ни одна попытка наших издателей выпускать фантастику на украинском языке (в том числе и переводы ваших книг) не стала, насколько я знаю, коммерчески успешной. Как вам кажется, дело только в российской конкуренции или в чем-то еще?

 

            О. Л.:

К сожалению, наши издатели не умеют:

            а) издавать книги

            б) продавать книги

Если делать книгу спустя рукава, а потом ждать, когда к тебе на склад придут благодарные оптовики с пачками денег – ничего не выйдет. Если обожать гранты и пытаться «встроиться» в национально-политическую конъюнктуру – ничего не выйдет. Если думать, что украинский язык сам по себе залог и талантливости текста, и коммерческого успеха – ничего не выйдет. Редкие исключения лишь подтверждают правило.

Как научатся работать – так и российская конкуренция не помешает.

 

            Д. Г.:

Дело, в первую очередь, в неумении торговать. В отсутствии налаженной сети реализации. В нежелании искать новые пути и методы привлечения читателя / покупателя, новые рынки, способы рекламы... Это относится не только к изданию фантастики -- но и ко всему украинскому книгоизданию и книготорговле в целом. Конечно, серьезная конкуренция со стороны русскоязычных книг тоже имеет место. Но эта проблема -- далеко не единственная и, пожалуй, даже не главная.

 

* * *

 

Фестивали фантастики в Украине («Звездный мост» в Харькове, «Портал» в Киеве, «Созвездие Аю-Даг» в Партените) — имеют ли они, по-вашему, какое-то общее отличие от российских конвентов? Или только каждый свое лицо?

 

            О. Л.:

            Вы назвали три абсолютно разных фестиваля. С разными, хотя и одинаково привлекательными лицами. С разными принципами, структурой, взглядами на литературу, программами мероприятий, формами номинирования на премии… Аналогично в России существуют разные конвенты. Большие и маленькие, специализированные и общего плана.

Пусть цветут сто цветов, да?

            Не обижайтесь, но пока я слышу эти вопросы – а чем мы отличаемся от российских аналогов? -- я вижу вокруг глубокую, дремучую провинцию.

 

            Д. Г.:

Как по мне, принципиальных отличий между украинскими и российскими конвентами нет. А вот свое лицо хоть у "Портала", хоть у "Созвездия Аю-Даг", хоть у "Звездного Моста" есть несомненно. Как есть оно и у российских "Роскона", "Интерпресскона", "Аэлиты"...

 

            * * *

 

Клубное движение в фантастике за последние лет двадцать — изменилось ли и в какую сторону?

 

            О. Л.:

Изменилось тем, что в реальности оно практически скисло.

Клубы переместились в интернет.

 

            Д. Г.:

"Бум" КЛФ закончился, часть клубов распалась, часть работает менее активно. Хотя еще остались клубы, участники которых регулярно собираются, обсуждают новые книги и тенденции в фантастике, готовят конвенты. Главная же особенность современного КЛФ-движения и фэндома в целом -- это широчайшее использование возможностей интернета. В сети создано немалое количество сайтов, форумов, блогов и прочих ресурсов, посвященных фантастике. И люди там активно общаются, ищут и находят нужную информацию, обсуждают книги. У каждого уважающего себя конвента давно есть свой сайт -- это весьма удобно как для организаторов, так и для участников. Так что можно сказать, что фэндом (включая и КЛФ-движение) в изрядной своей части перебрался в интернет, и здесь вполне процветает.

 

            * * *

 

Юноше-билингву, обдумывающему житье в фантастике, вы бы посоветовали ориентироваться на Украину или на Россию (имеются в виду все аспекты: и творчество, и «идейность», и прагматика)?

 

            О. Л.:

            Юноше-билингву, решающему, «делать жизнь с кого», надо ориентироваться:

            -- в творчестве – не на Россию, Украину или остров Майорку, а на «божью искру» и великих коллег;

            -- в «идейности» -- на собственные принципы, не отягощенные предвзятостью;

            -- в «прагматике» -- издаваться там, где твои произведения имеют шанс дойти до максимального количества читателей. Повторяю: не писать книги, подстраиваясь под «спрос масс», а издавать уже написанное наилучшим (читай – максимально востребованным) образом. Если же это не получается – издаваться там, где это получается, и не терять надежды.

 

            Д. Г.:

Что касается творчества, то я считаю, что писать нужно на том языке, на котором думаешь. Если же речь идет о билингве, который может безболезненно "переключаться" с русского языка на украинский и обратно, то тут уже вступают в действие чисто прагматические соображения: на каком языке больше шансов издаться? Донести свои творения до читателя? Каков окажется тираж выпущенной книги? И т. д. И с этой точки зрения все преимущества -- на стороне России и российских изданий. Тем более, что книги, выпущенные в России, как правило, успешно добираются и до Украины. В Украине же и издаться куда проблематичнее, и тиражи намного меньше, и далеко не все книги украинских издательств -- даже выпущенные на русском языке -- добираются до России. О книгах же на украинском языке и говорить нечего...

 

* * *

 

Еще добавьте, пожалуйста, краткую биографическую справку и пришлите несколько (даже побольше) фотографий хорошего качества: портретных и конвентных (вы с толпой фантастов и с заграничными мэтрами J).

 

            Тут даем разные варианты справок – выберите, что понравится:

 

            Дмитрий Громов и Олег Ладыженский (Генри Лайон Олди) – обладатели титула "Лучший писатель-фантаст Европы-2006", лауреаты тридцати с лишним международных литературных премий, таких как "Золотой Кадуцей", "Серебряный Роскон" и "Золотой Роскон", "Портал", "Сигма-Ф", "Лунный Меч" и др.. Они выпустили в свет более ста пятидесяти авторских книг (включая переиздания и переводы), суммарным тиражом около полутора миллиона экземпляров, издаваясь на русском, украинском, польском, литовском, эстонском, французском, испанском, венгерском и других языках;записали цикл аудио-альбомов "Театр Олди" (песни на стихи из книг) и рок-оперу "Разорванный круг" (на англ. языке); "черные пояса" каратэ, театралы с опытом двух десятков спектаклей

 

            Громов Дмитрий Евгеньевич. Родился 30 марта 1963 г. в г. Симферополе. В 1969 г. переехал в г. Севастополь (Крым), а в 1974 г. -- в г. Харьков, где и проживает до настоящего времени. В 1980 г., закончив среднюю школу, поступил в Харьковский политехнический институт, на факультет технологии неорганических веществ. Окончил институт с отличием в 1986 г. и поступил на работу в ХHПО "Карбонат" инженером-химиком. В 1988 г. поступил в аспирантуру кафедры общей и неорганической химии Харьковского политехнического института. Закончил ее в 1991 г., однако защищать диссертацию не стал, т. к. к тому времени практически полностью переключился на литературную деятельность.

            Женился в 1989 г., имеет сына 1989 г. рождения.

 

            Ладыженский Олег Семенович. Родился 23 марта 1963 г. в г. Харькове. В 1980 г., окончив среднюю школу, поступил в Харьковский государственный институт культуры, по специальности "режиссер театра". Закончил институт с отличием в 1984 г. В том же году женился. Имеет дочь 1985 г. рождения.

            С 1984 г. работает режиссером театра-студии "Пеликан", поставил более 10 спектаклей, в т. ч. -- по произведениям А. и Б. Стругацких: "Трудно быть богом" и "Жиды города Питера". Лауреат II Всесоюзного фестиваля театральных коллективов 1987 г.

 

            Г. Л. Олди -- лауреаты многих российских, украинских и международных литературных премий: "Золотой Роскон", "Золотой Кадуцей", "Старт", "Фанкон", "Сигма-Ф", "Лунный Меч", премия КЛФ Израиля им. Моше Даяна, премия Союза Писателей Приднестровской Молдавской Республики, премия Ассоциации русскоязычных писателей Израиля, "Большой Зилант", "Портал", "Астрея" и т. д.

            В 2006 году, на международном конвенте "Еврокон", по результатам голосования национальных делегаций 22-х стран Европы Г. Л. Олди были признаны лучшими писателями-фантастами Европы 2006 года.

 

            С 1996 по 2005 г.г. Дмитрий Громов и Олег Ладыженский являлись членами номинационной комиссии литературных премий в области фантастики -- "Интерпресскон" и "Бронзовая Улитка".

            С 1999 г. -- одни из организаторов и члены оргкомитета Харьковского Международного фестиваля фантастики "Звездный Мост".

            С 2000 г. -- члены жюри премии "Аэлита" и Приза им И. А. Ефремова.

 

 

 

 

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди