Я возьму сам

(3-я книга "Кабирского цикла")


Перед нами - поэма. Ведь аль-Мутанабби, главный герой романа - поэт, пусть даже меч его разит без промаха; а жизнь поэта - это его песня...

Читать в библиотеке LitRes

 

— Ни, який же я ликар, ясна пани? — искренне удивился дед, разоблачаясь и шмыгая носом-картошкой. — Пасичник я, Рудый Панько, тут, окромя вас, меня всяка собака знает! И пан Юдка знает, мы пана Юдку с Божьей помощью третий раз за пейсы из домовины тащим! Вы, пани ясна, не терзайте серденько, я не ликар, от меня ему вреда не будет...
— Пусти его! — прохрипел с кровати Юдка, и Сале подчинилась.
— Славно тебя стрелили, жид, славно, лысый бес начхай им в кашу! — бурчал дед, ловко сдирая присохшую повязку и со знанием дела осматривая рану. — Хто ж это так?! Ой, славно, аж завидки берут...

«Рубеж», книга первая «Зимою сироты в цене»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Александра Королёва - «Блудный сын. Книга 2. Беглец»

Маленький антис-полукровка Натху, сын брамайни и телепата-ларгитасца Гюнтера Сандерсона, становится яблоком раздора спецслужб и едва не развязывает целую космическую войну. А в это время Гай Тумидус пытается спасти от мучительной смерти своего старого друга, антиса-вудуна Папу Лусэро…

«Блудный сын» вполне может стать кульминацией грандиозной эпопеи.

«Космическая фуга», начатая «Отщепенцем», заходит на новый виток развития темы. Точнее, тем тут две… на первый взгляд. Прежде всего, это история мальчика Натху (по отцу Сандерсона, по матери — Джутхани), который оказался одновременно и антисом, и телепатом, к тому же воспитанным в космосе хищными флуктуациями.

Основная проблематика романа — появление сверхчеловека, постчеловека, людена… иначе говоря, новой ступени эволюции хомо сапиенс. В мире «Ойкумены» таковыми оказываются антисы у рас энергетов и телепаты — у техноложцев. И те и другие воспитываются в обстановке строжайшей секретности и окутывают свою работу пеленой мифов и легенд, так что ни простые жители Ойкумены, ни простые читатели «Ойкумены» до сих пор не знают о них всего. Например, откуда они берутся? За какой горизонт событий уходят, когда настаёт время?

История Натху, его отца Гюнтера и жаждущего знаний аскета Вьясы (эти двое встретятся при очень необычных обстоятельствах) рассказывает о рождении сверхчеловека. История Папы Лусэро, играющая роль контрапункта, — о его смерти. Зная Олди, не сомневаешься: тема и контрапункт обязательно пересекутся в ткани этого «музыкального» произведения.

Пока же в мелодию фуги одна за другой вплетаются линии давно любимых героев, подхватываются брошенные нити старых историй. Гай Тумидус собирает друзей-коллантариев, которых мы помним по первой части цикла. Марка Тумидуса, племянника Гая, не отпускают события трилогии «Дикари Ойкумены». Даже «Побег на рывок» мелькает на страницах «Беглеца» — на полабзаца, на долю секунды, но, возможно, и к этой истории авторы ещё вернутся. И, как и было обещано, неожиданный поворот возвращает на страницы «Ойкумены» Регину ван Фрассен, с которой мы, казалось, попрощались в финале «Urbi et Orbi, или Городу и миру».

«Отщепенец» выстроен как монументальное музыкальное произведение — с выверенным ритмом, что проявляется на всех уровнях текста, от течения сюжета до диалогов.

Но не только герои «Ойкумены» забредают на страницы «Блудного сына». Здесь пышным цветом цветут аллюзии на «Чёрного баламута», вспыхивает прямая цитата из «Сильных» о времени, что горит в сердцах звёзд. Да и малыш Натху, обретающий «под шелухой» облик могучего питекантропа, напоминает то Нюргуна-боотура, то Ханумана из индийских мифов…

Олди будто вознамерились свести воедино весь корпус своих текстов, собрать их в одну вселенную, этакую «Oldie-verse». Неслучайно на страницах «Беглеца» излагается теория о том, что мифологическая реальность есть не что иное, как галлюциногенный комплекс, в котором видят себя и антисы «в большом теле», и телепаты за работой. А хищные флуктуации — чудовища в этой самой реальности…

Даже если у авторов это выходит неосознанно и не служит главной целью, давним поклонникам Олди (а «Блудный сын» написан для них, и только для них) собирать эту мозаику будет увлекательно.

«Блудный сын», впрочем, и без того захватывает. Он и впрямь выстроен как монументальное музыкальное произведение — с выверенным ритмом, что проявляется на всех уровнях текста, от течения сюжета до диалогов. Первая книга не обманула: похоже, мы и правда имеем дело с кульминацией истории об Ойкумене.Осталось дождаться третьей части, которая обещает быть воистину грандиозной.

Итог:

продолжение потрясающей истории об антисе-полукровке, где разгадываются старые загадки и задаются новые. Оторваться невозможно!

Блюз для Фуги

Циклу «Ойкумена» долго не хватало знакового для Олди «музыкального сопровождения»: стихов, что часто становились песнями. Единственным исключением был «Блюз для моей девочки», появившийся на страницах первой части. «Беглец» стал вторым: здесь старшая жена Папы Лусэро поёт под гитару задорный «Блюз обслуживающего персонала». Будем надеяться, что вскоре мы услышим и его.

Александра Королёва


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди