Шутиха


Вам никогда не хотелось завести шута? Увидеть гладиаторские бои адвокатов, познакомиться с джинном из пожарной инспекции, присутствовать при налете стрельцов на типографию, встретить у подъезда тощую старуху Кварензиму...

Читать в библиотеке LitRes

 

К "механизму" подвели двух белых овец с известной всем фермы Ее Величества. Я мысленно пожалел безвинные жертвы — и заметил принцессу де Ламбаль. Она смотрела на овец, тонкие пальцы сжимали веер... Версаль исчез. Зелень парка сменилась серой брусчаткой, из клубящегося тумана подступили еле различимые тени. Грядущее явилось мне! Первый удар сабли сбил с головы принцессы белый накрахмаленный чепец. Второй рассек ей лоб до левого глаза. Хлынувшая кровь мгновенно залила платье. Теряя сознание, де Ламбаль осела на землю, но убийцам хотелось продолжения. Женщину заставили подняться и идти по трупам. Видение длилось едва ли больше мгновения, но я запомнил каждую мелочь.
Надо ли говорить о моих чувствах?

«Алюмен», книга первая «Механизм времени»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Александра Королёва (МФ) - «Свет мой, зеркальце»

«Свет мой зеркальце, скажи, да всю правду доложи…» Признавайтесь: кто не произносил эту пушкинскую цитату, обращаясь к обычному зеркалу? В детстве ли, когда веры в чудо достаточно, чтобы оживить целый полк отражений, или повзрослев и придирчиво рассматривая новую стрижку в зеркале парикмахерской… И, возможно, некоторые пытались представить: а что, если бы отражение действительно ответило, как в сказке?

Из этого «а что, если…» и вырос новый роман Олди. Что называется, на ровном месте, из бытового мусора писатели создают целую альтернативную реальность — зазеркалье, которое не описывал Льюис Кэрролл. Обратная сторона реальности работает по странным, но вполне понятным законам. Она становится зримой и осязаемой только в тех своих фрагментах, которые отражаются в зеркалах, и превращается в картину Пикассо или Дали, если отражающие поверхности чем-то отличаются от ровной глади амальгамы. Описывая зазеркальный мир — а от этих описаний порой кружится голова, — Олди попутно придумывают весьма убедительные объяснения, например, того, почему в доме покойника нужно закрывать зеркала. Или почему в зеркало не стоит сливать негативные эмоции — злобу, ненависть, нелюбовь к себе. Или как в зеркала попадают бесы — самые настоящие, которым «имя легион»…

К зазеркальному мирозданию, правда, всё равно остаются вопросы — но в рамках одного романа Олди, скорее всего, и не ставили перед собой цели создать новый мир. Потому что книга, как всегда у этого двуединого писателя, не о мироздании, а о людях. «Свет мой, зеркальце» — это в первую очередь история главного героя, которому — хочешь не хочешь — пришлось разительно поменяться, столкнувшись с враждебностью собственного отражения. В начале романа Ямщик — самодовольный брюзга, который третирует нелюбимую безответную жену и с нескрываемым отвращением относится к людям вообще (впрочем, не только к людям — коту Арлекину тоже достаётся). Чтобы герой изменил отношение к себе и миру, этот мир понадобилось в буквальном смысле вывернуть наизнанку. Герой постепенно учится любви и ответственности, начинает ценить простые радости «посюстороннего» существования, которые, оказывается, стоят того, чтобы за них бороться. И находит из запутанной ситуации элегантный выход — роман стоит читать очень внимательно, потому что в финале стреляют совершенно неожиданные ружья, включая те, которые ружьями совсем не казались. Хэппи-энд, впрочем, вышел не стопроцентным — но это же Олди, они любят неоднозначные, долго не отпускающие читателей финалы.

Борис Ямщик пишет романы ужасов — но «Свет мой, зеркальце» хоррором не назовёшь. Здесь нет чудовищ, и даже выходцы из ада выглядят противно-обыденно: нагломордые карлики с папиросами в зубах. Обе реальности, по обе стороны зеркала, до отказа наполнены бытовыми деталями, весомы и ощутимы. Порой эта точность в передаче нашей повседневности становится назойливой — без упоминания многих сортов сыра, марок пива или брендов верхней одежды читатель бы прекрасно обошёлся.

Это уже совсем другие, непривычные Олди — не творцы миров, а «бытовые мистики», которым достаточно лишь слегка сместить угол зрения на наше привычное мироздание, чтобы оно разлетелось на зеркальные осколки. У такого подхода к фантастике больше адептов в кругах «большой литературы» (на ум приходят Мария Галина и Сергей Кузнецов), чем среди авторов «меча и магии» или «бластеров и звездолётов». Да и читатели не всегда любят находить под фантастическими обложками живую неприглядную жизнь, притчу под маской мистического хоррора. Зато, по меньшей мере, харьковскому дуэту снова удалось нас удивить. А нового мифологического фэнтези или «ещё чего-нибудь про Ойкумену» любители «тех самых Олдей» и так наверняка дождутся.

ИТОГ:

Завораживающий и очень убедительный магический реализм в декорациях неприглядной современности.

Писатель Борис Ямщик случайно оживляет собственного зазеркального двойника — причём у отражения явно недобрые намерения по отношению к оригиналу…

Помимо мировой классики — от Шекспира до Стругацких, — Олди щедро пересыпают текст нового романа цитатами из собственных книг. Здесь и «хорошо весьма» из «Чёрного баламута», и «Геракл в книжке Олдей»… В общем, поклонникам найдётся чем развлечься. Кстати, пушкинское «Свет мой зеркальце, скажи…» внимательный читатель сможет найти в старом добром «Нопэрапоне», где также исследуется тема двойничества и «зазеркалья».

УДАЧНО:
• ЭВОЛЮЦИЯ ГЛАВНОГО ГЕРОЯ
• ЗАВОРАЖИВАЮЩАЯ «МАГИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»
• ЯРКИЕ ОПИСАНИЯ

НЕУДАЧНО
• ПЕРЕИЗБЫТОК БЫТОВЫХ ДЕТАЛЕЙ
• НЕДОСТАТОЧНО ПРОРАБОТАННЫЙ МИР

ОЦЕНКА МФ: хорошо (8)

Александра Королёва


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди