Одиссей, сын Лаэрта

(книга из "Ахейского цикла")


Я, Одиссей, сын Лаэрта-Садовника и Антиклеи, лучшей из матерей, внук Автолика Гермесида, по сей день щедро осыпанного хвалой и хулой, - и Аркесия-островитянина, забытого сразу после его смерти; правнук молнии и кадуцея...

Читать в библиотеке LitRes

 

К "механизму" подвели двух белых овец с известной всем фермы Ее Величества. Я мысленно пожалел безвинные жертвы — и заметил принцессу де Ламбаль. Она смотрела на овец, тонкие пальцы сжимали веер... Версаль исчез. Зелень парка сменилась серой брусчаткой, из клубящегося тумана подступили еле различимые тени. Грядущее явилось мне! Первый удар сабли сбил с головы принцессы белый накрахмаленный чепец. Второй рассек ей лоб до левого глаза. Хлынувшая кровь мгновенно залила платье. Теряя сознание, де Ламбаль осела на землю, но убийцам хотелось продолжения. Женщину заставили подняться и идти по трупам. Видение длилось едва ли больше мгновения, но я запомнил каждую мелочь.
Надо ли говорить о моих чувствах?

«Алюмен», книга первая «Механизм времени»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Константин Окороков - «Свет мой, зеркальце»

Уже пару недель как прочёл "Свет мой, зеркальце...", и всё это время проходил в раздумье - сэр Генри Лайон Олди в очередной раз удивил. Книга получилась словно бы сложенной из осколков тех самых зеркал - участников всех сюжетных событий. То в одном, то в другом осколке отражается герой повествования, и фрагменты образа никак не складываются в цельную картину.

Наверное, так и задумано авторами. Они и писали, и на встрече с читателями честно предупреждали о непохожести на самих себя в этом тексте.

На деле же - похожесть есть. Только не того рода, как при сравнении стоящих рядом объектов. Это похожесть отражения.

Тому, кто начнёт знакомиться с творчеством Олди с этой книги, может быть не просто. У Олди в принципе много книг-зеркал. Человек Номоса отражается в человеке Космоса, а потом и в "Диомеде" Валентинова нет-нет да и мелькнёт знакомая рыжая шевелюра. Поведёт размытым лисьим хвостом и вернётся к себе, на Итаку олдевских страниц.

А что уж говорить об Ойкумене - двенадцатикнижие выстраивает такой зеркальный лабиринт, что диву даёшься, как герои сохраняют способность узнавать себя в отражениях сотен сюжетных зеркал.

По моим ощущениям "Свет мой, зеркальце..." идеально отражает "Шутиху". Превращает безудержный карнавал самовыражения в скупые мазки эмоций и событий. Ведёт от азарта ярмарки и яркости бала сквозь коридоры, освещённые тусклым светом.

Куда ведёт - поначалу понять сложно. Потом приходит понимание, что если в "Шутихе" сплетение сюжетных линий и кульминация - результат множества ярких фрагментов, сложившихся в калейдоскоп (или витраж?), то в "Зеркальце..." финал - продукт тщательного редукционизма: людей, событий, эмоций.

А ещё эта книга об опасности принятия ограничений. Нет, авторы не призывают рвать цепи, лететь к солнцу или совершать подвиги по воскресеньям в 10 утра. Очень спокойно и образно показано, как выглядит человек, принявший обыденность словно данность, смирившийся и даже находящий в этом удовольствие.

И от того, как это описано, становится по-настоящему страшно. Ведь чтобы увидеть такое в себе - нужно очень долго всматриваться не только в зеркало, но и в глаза людей вокруг, и результат не гарантирован, а позади ждёт удобство накатанной колеи, эргономика продавленного кресла, нахоженность привычных маршрутов.

Но смотреть нужно, значит, будем смотреть.

Константин Окороков


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди