Нам здесь жить

(в соавторстве с А. Валентиновым)


Белые буквы бегут по голубизне экрана, врываются в квартиру архары-спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же "психоз святого Георгия", и звучит в эфире вопль: "Всем, кто нас слышит! Мы - Город, мы гибнем!.."

Читать в библиотеке LitRes

 

Барон фон Книгге шел походкой призраков, едва касаясь мостовой. Древний старец, чье имя украшало бронзу таблички на ганноверском погосте, прятал лицо. Сюртук болтался на скрипящем костяке; пальцы, лишенные плоти, впились в набалдашник трости. Спаситель Жизни от уготованного ей Будущего, он уходил, оставляя позади безлюдное, воняющее дымом жилище инженера Николя Карно — и пепел Механизма Пространства.
Мертвец вел свое войско дальше.

Замыкал процессию воин-азиат в чешуйчатом доспехе. С нагрудника скалился Тринадцатый дракон. За спиной генерала Чжоу, укрепленное на бамбуковом древке, реяло по ветру знамя — золото иероглифов на красном фоне. Ветер трепал шелк стяга, острым ногтем царапал знаки, злые и колючие...

«Алюмен», книга вторая «Механизм пространства»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Константин Окороков - «Свет мой, зеркальце»

Уже пару недель как прочёл "Свет мой, зеркальце...", и всё это время проходил в раздумье - сэр Генри Лайон Олди в очередной раз удивил. Книга получилась словно бы сложенной из осколков тех самых зеркал - участников всех сюжетных событий. То в одном, то в другом осколке отражается герой повествования, и фрагменты образа никак не складываются в цельную картину.

Наверное, так и задумано авторами. Они и писали, и на встрече с читателями честно предупреждали о непохожести на самих себя в этом тексте.

На деле же - похожесть есть. Только не того рода, как при сравнении стоящих рядом объектов. Это похожесть отражения.

Тому, кто начнёт знакомиться с творчеством Олди с этой книги, может быть не просто. У Олди в принципе много книг-зеркал. Человек Номоса отражается в человеке Космоса, а потом и в "Диомеде" Валентинова нет-нет да и мелькнёт знакомая рыжая шевелюра. Поведёт размытым лисьим хвостом и вернётся к себе, на Итаку олдевских страниц.

А что уж говорить об Ойкумене - двенадцатикнижие выстраивает такой зеркальный лабиринт, что диву даёшься, как герои сохраняют способность узнавать себя в отражениях сотен сюжетных зеркал.

По моим ощущениям "Свет мой, зеркальце..." идеально отражает "Шутиху". Превращает безудержный карнавал самовыражения в скупые мазки эмоций и событий. Ведёт от азарта ярмарки и яркости бала сквозь коридоры, освещённые тусклым светом.

Куда ведёт - поначалу понять сложно. Потом приходит понимание, что если в "Шутихе" сплетение сюжетных линий и кульминация - результат множества ярких фрагментов, сложившихся в калейдоскоп (или витраж?), то в "Зеркальце..." финал - продукт тщательного редукционизма: людей, событий, эмоций.

А ещё эта книга об опасности принятия ограничений. Нет, авторы не призывают рвать цепи, лететь к солнцу или совершать подвиги по воскресеньям в 10 утра. Очень спокойно и образно показано, как выглядит человек, принявший обыденность словно данность, смирившийся и даже находящий в этом удовольствие.

И от того, как это описано, становится по-настоящему страшно. Ведь чтобы увидеть такое в себе - нужно очень долго всматриваться не только в зеркало, но и в глаза людей вокруг, и результат не гарантирован, а позади ждёт удобство накатанной колеи, эргономика продавленного кресла, нахоженность привычных маршрутов.

Но смотреть нужно, значит, будем смотреть.

Константин Окороков


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди