Ойкумена

(роман-трилогия: "Кукольник", "Куколка", "Кукольных дел мастер")


Космическая симфония, масштабное полотно, к которому авторы готовились много лет. Судьбы людей представлены здесь в поистине вселенском масштабе.

Читать в библиотеке LitRes

 

Жизнь лучше рассматривать со стороны. Из горних, значит, высей. Тогда она выглядит законченным и гармоничным артефактом, творением крылатого гения, а не сплошным недоразумением простака. Глядя изнутри, ничего в жизни толком не разглядишь. Суета, томление духа, крошки в мятой простыне; одни камни собирают, другие разбрасывают, третьи этим камнем ближнего искренне любят, по темечку. А главное, замысла глазом не окинуть. Не познать в целостности. Выхватил горбушку? — жуй, давись, на каравай рта не разевай. Не про твою честь караваи пекутся.

«Песни Петера Сьлядека»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Rostislav Markelov - «Сильные»

"Сильные-1"

Вот и еще одна книга Олди заняла свое законное место на полке. Пытаться угадать, что преподнесет на этот раз любимый дуэт, я бросил уже давно – все равно ведь не выйдет, а если по какой-то случайности и ухватишься за идею, все одно повествование в какой-то момент извернется да раскроет себя с неожиданной стороны. Не стали исключением и «Сильные». Правда, удивление тут особой породы, но об этом, наверное, позже…

Богатство языка и образов, словесные и стилистические красоты, увлекательный сюжет – все это на месте, как и всегда. Но что выделило для меня эту книгу, так это протагонист: Юрюн Уолан, Белый Юноша. Проникаешься им моментально и спустя пару десятков страниц даже как-то роднишься. Казалось бы, что может быть общего между современным читателем и ребенком, а позже – юношей из далекого улуса в дебрях якутии? Все эти детали тогдашнего быта, натуралистичность – разве это та жизнь, в которую хочется погрузиться? Пусть даже протагонист наш и чудо богатырь-боотур, Сильный - тот ли это (супер)герой, которым приятно быть? Тем более что нам практически сразу показывают, что Сила у боотура не просто так и цену за себя берет непомерную. А вот поди ж ты. И дело тут не только в том, что мы смотрим на мир глазами Юрюна (или даже двумя парами глаз – тогдашнего и теперешнего), а в том, что вся жизнь его боотурская: перековка в Кузне Взросления через боль; семья, которая любит и лжет, лжет и любит и которую надо в свою очередь понимать и любить, но трудно; сила, с которой нужно непременно совладать, иначе… – все это «про нас про всех, какие к черту волки» как любят повторять сами Олди. И само повествование да хитрые авторские приемы лишь помогают этому, эффективно вколачивая читателя в мироощущение героя, словно голову боотура в шлем колотушкой. Следить за переживаниями Юрюна действительно интересно. Ему сопереживаешь – действительно глубоко.

На выбранные темы Олди тоже не поскупились: здесь и уже упомянутое взросление, и семья, время и его ход, сила – ее суть и цена – и это только то, что я могу подметить сразу, не вдаваясь, не перечитывая, не охватывая всю многопластовость книги. Поговорим, пожалуй, о силе. Точнее о Силе. Сила то она разная. Думаете, это только на страницах романа герой борется с собственной силой, которой сильной быть нравится, зато не нравится рассуждать? Для которой все просто: свой-чужой, хороший-плохой? Да как бы ни так. Знаете, как тяжело бывает сдержать язвительную насмешку – доказательство того, что ты сильнее: не мускулом, но интеллектом? Так ли она отличается от удара дитя-боотура по обидчику-плохишу? Будто ты не расширяешься, пока раздутое детское «Я» не вытеснит из головы последствия и причины? Для того, чтобы знать, какого это – бороться с собственной силой, не обязательно быть богатырем-силачем. И это только один простенький пример, а сколько еще этих видов силы: правота, полномочия, богатство… Хорошо, что помимо всех этих сил, Олди показывают нам настоящую – силу воли, силу характера. Силу, которой ты воздействуешь не на мир вокруг себя (и которая действует на тебя в ответ), а на себя самого, держишь в узде, меняешь, не даешь сорваться. И раскрытие этой темы авторами еще далеко не закончено, ведь именитый Нюргун Боотур Стремительный пока еще только вступил в действие, да и не в Самом Лучшем виде, честно сказать. Так что с нетерпением жду продолжения раскрытия этой темы. Да и не только ее одной. Время, что горит в звездах, что разделяет Нюргуна тогдашнего и теперешнего, на чью силу покусились люди ученого улуса – проходит через всю книгу, течет через нее как сквозь человека. Но линия эта пока еще далека от своего завершения и прежде чем я смогу оценить ее полностью придется чуть-чуть подождать.

Что же до удивления… говорят же, хорошая книга – зеркало. Вот и удивляться приходится в основном себе и своей реакции. Что может быть банальнее узнавания? Вот тикает Механизм Времени, заключенный уже не в хоровод снежинок, а в гору металла. Вот мальчик, который узнал о том, что мир сложнее чем кажется и должен теперь быть сторожем брату своему. Вот блестит «загадочный» металл алюминий, отражающий свет и время. Вот сдвоенная реальность, где сквозь миф проглядывает наука и фантастика или наоборот… Казалось бы, что в этом такого, если творец снова взялся за ту же кисть или за ту же стамеску? Обычное дело. Тем более что узор из-под них выходит совсем другой, своеобразный, живой, уникальный – залюбуешься. Так почему же цепляет глаз, изводит сознание, мешает – словно камешек попавший в сандаль? Почему нудит мерзким голосом «было». Кричишь ему «усохни» в ответ – нет, не усыхает, куда там. Интересно, почему так происходит? Я вот так и не понял.


"Сильные-2"

Книги мы оцениваем по-разному. Клацаем на звездочки, сочиняем рецензии, советуем друзьям, отписываемся «круть, автор пиши еще», долго изливаем ненависть или же отмахиваемся «скучно». И книги соответственно могут стать для нас самыми разными. «На один раз», «must read», поучительными, интересными, приятными, нудными, забавными или же грустными – да мало ли какими. Первая книга «Сильных» была для меня, прежде всего, своевременной. Очень уж к месту пришлась: важные для меня проблемы поднимала, в нужную сторону подтолкнула, думать заставила. Вторую ждал как откровения. Дождался. Зря конечно: пора бы уже и свою голову на плечах иметь, да вот беда – своя расширяется. Вторая книга «Сильных» оказалось для меня в первую очередь странной. Для того чтобы полностью принять её такой, какая она есть и быть может полнее понять мне потребуется время и еще одно-два прочтения. Перечитывать, не удовольствия ради и упущенных при первом прочтении хитрых деталей и связей, как обычно, а очень вдумчиво. Нет, то, что я ждал от книги, она мне дала, пусть и совершенно в другой форме, больше напоминанием, чем содержанием, но остальное… Неожиданно. Ни хорошее, ни плохое – другое. Не как камешек с острыми краями-идеями, который повертел-повертел в мозгу да сгладил, рационализировал, а как флуктуация в книжном пространстве.

Взять хотя бы то, как она написана. Казалось бы, если в свое время проглотил «Шутиху» и попросил добавки, словесных выкрутасов, хитрого синтаксиса да извилистой стилистики от Олдей можно не опасаться, так ведь? Так? Так да не так. В первых двух частях Черного Сердца текст другой, ритм другой, дерганный, непривычный, как шаманское камлание или игра на хомусе, для уха, привыкшего к современной попсе или даже к классике. Крутится, дребезжит разлаженный механизм времени, вертятся колесики да шестерни. Нет, это красиво. Это уместно. Нужно. Правильно. Я если и не понимаю, зачем так, то, по крайней мере, догадываюсь. Но как оценить игру на хомусе если в первый раз слышишь подобное? Потом герои выбираются из Нижнего Мира, и стиль снова меняется, возвращается, прикидывается, что и всегда таким был, причины-следствия с их уровнем энергии заменяют друг друга и побеждает сильнейший. Но ведь было же, было!

Или вот подначки эти читателю в тексте. Тут бы самое время показать себя умным, сделать вид, что не заметил, не повелся, что это все не про нас… мы ведь боотуры прилежные, «слабаки», усыхаем, когда попросят, ну пытаемся, по крайней мере. Но нет, слишком уж на виду. Вот тебе примечание, болезный, ты же с предыдущей книги не осилил запомнить. А вот тут Юрюн в Четвертую Стену костяшкой согнутого пальца постучит, со значением, чтобы все про себя сразу все поняли. Не то, чтобы Олди нашего брата раньше берегли-жалели, но интересно же, зачем – так? Вот и сидишь, думаешь, может это не только нам усыхать приходится, может у Олдей тоже «облик», пусть не Первого Сказителя, а каких-нибудь Третьих Лиц. Может быть, они тоже хотели бы, про храброго щенка, что в стае волков родился, а приходится кончины воспевать? Если так, то надеюсь, эту песню они спели так, что самим понравилось.

Или же возьмем миф. Помнится, после Баламута с Героем, когда приснопамятная шуточная обложка и всплыла, многие всерьез хотели, чтобы Олди клепали мифологию конвейером, значится с номосами и героикой. Сказаний то в мире навалом, Олди изваяют, вот тогда заживем! Но миф не только основа. Не только материал, но инструмент тоже и использовать его можно по-разному. Здесь его роль другая. Не такая как в Одиссее, не такая как в Нопэрапоне. Какая именно, сказать пока не берусь – каюсь, не читал Нюргуна Стремительного – контекст уплывает, связи выскальзывают из пальцев. Если до этого удавалось замаскироваться под человека интеллигентного, и если не полностью понимать аллюзии и отсылки, то хотя бы знать, куда они ведут, притворяясь, что в теме (это у наших называется эрудицией), то здесь этот номер не пройдет. Быть может позже пойму. Ведь оказал этот инструмент на меня воздействие – оказал. Осталось разобраться какое. Но это точно, не «возвращение к прежнему», не дождетесь, Олди упрямо отказываются писать «как обычно». Что в принципе давно должно было перестать удивлять.

Кстати об удивлении. В отзыве на первый том я писал, что удивился своей реакции на «схожесть». Теперь приходится удивляться заново. Казалось бы, вот тема возвращения и не возвращения. Вот в эпилоге герой хочет воспарить лучом к звездам. Вот женихи съехались, и снова лук, который вместе с любовью – одно. Эй, узнавание, «было!», где ты? Вон, топчется на краю сознания неуверенно, голову в плечи вжало, того и гляди на коня вскочит да уедет подобру-поздорову, словно перетрусивший жених. А гонору-то сколько было…

И так во всем. Тем книга поднимает целый пласт, как обычно. Тут и все, что с первой книги продолжается, и другого добра видимо-невидимо. Да и отношений-переживаний конечно же. «Прошу прощения за то, что отнял у вас такую прекрасную возможность, обокрал слушателей, лишив тысячи ярчайших чувств» говорит нам Юрюн, а ты думаешь «Обокрал? Нас? Это здесь-то переживаний нет и обсасывать нечего? Здесь?! Боотур что ли?».

Но все эти богатства в намеренно жесткой обертке. Книга о силе, но и о семье, но и о любви, но при этом книга острая, звенящая: книга – вызов. Вот только кому? Себе? Нам? И что прикажете делать, если нам? В грудь бить: «Я значит, самый умный, самый-самый, все заметил, все понял»? На авторов накинуться? А вдруг они тоже Сильные, вдруг их тоже задевать нельзя? Но смех смехом, а интересно до рези: почему – так? Почему именно такая книга?

Rostislav Markelov


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди