Гарпия

(роман из цикла "Чистая фэнтези")


Поэт Томас Биннори, любимец короля, умирает от душевной болезни. Все усилия лекарей и магов тщетны. Спасти несчастного может лишь гарпия – женщина-птица из резервации на Строфадских островах...

Читать в библиотеке LitRes

 

Мне не повезло. Я родился уродом.
Говорят, что толстая крикливая повитуха из соседней деревни, принимавшая роды у моей измученной матери, в страхе выронила пискливого младенца, пухлую ручку которого окольцовывало Девять браслетов — от тоненького ломкого запястья до плеча. И лишь густой мех валявшейся на полу шкуры спас Живущего в последний раз; но ни разу не испытывал я благодарности к зверю, носившему некогда эту шкуру.
Равнодушие — да, ненависть — бывало, а благодарность...

«Живущий в последний раз» (цикл «Бездна Голодных глаз»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: doctor Verner - «Сильные»

«Здесь многое – не то, чем кажется»

Это не только Юрюну сказано. Это сказано всем нам.

Мифология имеет свои незыблемые каноны. Вот он, герой – от рождения не такой, как все окружающие, но такой же, как все остальные герои. Вот он осознаёт себя и своё предназначение. Вот он осуществляет его, одолевая множество препятствий…

Мальчик Юрюн растет, как любой нормальный ребенок. Мир вокруг него понятен и прекрасен. Отец – мудрый, мать – любящая и заботливая, старший брат – образец для подражания, сестра – умница и гордость семьи. Пусть сам Юрюн простак, но ведь он вырастет! Впереди инициация: поездка в Кузню, желанная и предвкушаемая.

Всё меняют несколько слов, оброненных сгоряча: «Где брат твой, айыы?»

И жизнь потекла по другому руслу.

Она могла быть нормальной боотурской жизнью. Расширился – и в бой! А в этой своей ипостаси боотур знает только одно: «Плохой — убью». Кырык! Пробивай трёхгранной пикой, бей наотмашь боевой колотушкой. «Как поленья, друг друга щепать» — сила есть, ума не надо. Сарын-тойон зря не скажет. Живи инстинктами, выпусти внутреннего Зверя на свободу – этого он тоже не скажет. Промолчит, опустив костяные забрала век. Только потом обиняками изложит теорию академика Козырева и упомянет об улусниках, решивших взнуздать Время. Да вот только Время обиделось, взбрыкнуло, перекроило своих укротителей и весь их мир.

Сарын-тойон упомянет и о сказке про двух братьев, но имён не назовёт. Читатель вспомнит их сам. А вплетённые в текст цитаты подскажут.

Юрюн может расширяться как боотур. Он не отказывается от своей боотурской сущности. Но выбирает расширяться как человек: взрослеть, изменяться, принимать решения и нести ответственность за них. Да к тому же его понятия о добре и зле, о долге и совести куда ближе к понятиям человека, чем айыы.

Нет ноши тяжелее, чем свобода выбора. Эта ноша для боотура, но нести её приходится человеку.

Юрюн стремительно взрослеет. И, как положено, видит близких с другой точки зрения. Все взрослые в семье связаны общей тайной и бедой, которую не исправить и не забыть, как ни пытайся. Мать замкнулась в семейном мирке, за пределами которого её ничто не интересует. Отец холоден и отстранен, не может жить без хмельного кумыса. Брат и сестра заняты своими делами. И где-то далеко в Трёх мирах затерян ещё один брат – Нюргун, которого надо найти во что бы то ни стало. Вот только найденный, обретённый Нюргун совсем не похож на других айыы. Жертва своих близких, заточенный ими в Колыбели. Человек-звезда, человек-Вселенная. Держащий Трёхмирье на себе, как Атлант. А тому, кто держит на себе мир, под силу его и разрушить.

Время расслаивается, завихряется, несёт на себе героев, как норовистая лошадь – по всей Осьмикрайней.

Это книга о выборе и ответственности. О взрослении и пересмотре привычных ценностей. О границах познания и о тяжёлых, далеко не всегда оправданных жертвах во имя науки. О любви — конечно же, о любви! О такой любви, которая может спасти, вытащить из бездны. И о такой, которая может обезличить и раздавить.

А ещё это отличная проза. Написанная богатым языком (одни пейзажи чего стоят!). Изобилующая цитатами (скрытыми и не очень) и аллюзиями, которые обогащают текст, делают его многомерным, как Восьмикрайняя – Трёхмирье. И не нужен шаманский бубен, чтобы странствовать по этому миру. Достаточно иметь хорошую базовую начитанность, чтобы увидеть, куда тянутся путеводные нити.

Взять хотя бы Нюргуна : Самого Лучшего, принесенного в жертву и освобожденного от этой миссии в тридцать три года. Сильного всесокрушающей безоружностью и любовью.

А ведь это только одна из нитей в многоцветном ковре текста!

Перед нами роман воспитания. Семейная сага. Захватывающий приключенческий роман. Историко-мифологическое фэнтези. Философский роман. И всё это под одной обложкой. Каждый читатель найдёт своё.

Итог: сильная книга о сильных людях. И о времени, из которого состоим мы все.

doctor Verner


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди