Нам здесь жить

(в соавторстве с А. Валентиновым)


Белые буквы бегут по голубизне экрана, врываются в квартиру архары-спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же "психоз святого Георгия", и звучит в эфире вопль: "Всем, кто нас слышит! Мы - Город, мы гибнем!.."

Читать в библиотеке LitRes

 

Через много лет, в послесловии к скандально известному сборнику стихов «Корни паутины», некий «кумир на час», как несправедливо назовут его критики, напишет: «Выбор — это, пожалуй, единственное, что ты не сможешь разделить ни с кем из живущих...»
Критикам никогда не узнать, что автор <<Корней паутины>>, отложив в сторону перо, видел дачу в Малыжино, больше похожую на разоренный муравейник, видел спальню для гостей, двоих новорожденных девочек, спящих, как могут спать только дети трех часов от роду, видел измученную женщину на смятой постели, высокого, сильного мужчину рядом с ней, видел на стене литографию Дюрера — нагие Адам и Ева пристально смотрят на яблоко в пасти скучающего змия, готовые в любой миг взять запретный плод или отдернуть руку; и кулак в груди мало-помалу разжимался, хрустя суставами.

«Маг в Законе», книга вторая

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Ольга Смагина - «Бездна голодных глаз»

Дорога:

Люди всегда мечтали о бессмертии, уязвимость (и смерть) всегда воспринимались проклятием. Создать мир, где смерть – дар, а бессмертие – проклятие – само по себе чудо. И то, что этот мир оказывается не с неба взятым, а прямым наследником нашего, да ещё и так стройно – выше всяких позвал. Да и не будь всего этого, за один контракт по «продажи души» авторы достойны бессмертия.

Сумерки мира:

Воспринимается исключительно продолжением первого романа.

Казалось бы, избитые приёмы: неуязвимые охотники на чудовищ + оборотни + вампиры. Но преподнесено так, что кажется не банальностью, а откровением.

Витражи патриархов:

Всё время казалось, что вот-вот поймаю мысль, но она к моему разочарованию, смогла ускользнуть. Но удивительно то, что когда я чего-то не понимаю в книге, обычно хочется обвинить в этом книгу. «Витражи патриархов» — тот редкий случай, когда обижаешься не на книгу, а на себя, что ты сам чего-то недопонял, сам себя чего-то этим лишив.

Войти в образ:

Единственная часть цикла, оставившая неприятные впечатления. Две первые главы: один и тот же сюжет, произошедший в разных декорациях. Третья глава, которая должна была бы пояснить их сходство или различия, даёт разрозненный набор сцен и возникающих из ниоткуда и уходящих в никуда действующих лиц.

Живущий в последний раз:

Начало захватило. Смертный в мире бессмертных; тот, у кого лишь одна жизнь, против тех, для кого жизнь – лишь разменная монета, но он должен стать среди них своим. Когда никто не знает, как высоки твои риски, только ты можешь оценить цену победы. Но дальнейшее разочаровало: любовь, которая вместо того, что бы возвысить, заставляет предать свою сущность, превратив в итоге героя во что-то очень расчётливое и даже мудрое, но совершенно безэмоциональное.

Страх:

Повесть, легко воспринимающаяся и самостоятельно, без привязки к циклу, затрагивающая вечные вопросы и дающая тонкие философские ответы. Всегда найдётся истина, готовая бороться даже с самым ужасным злом, и сила, способная его победить.

Ожидающий на перекрестках:

Лень – двигатель прогресса. Что бы облегчить себе жизнь, человек создаёт нечто, что потом его же и уничтожает. Важно вовремя понять, что ты теряешь больше, чем приобретаешь, решиться на безумное восстание против своего же детища, и если ещё не поздно, попытаться вернуться к тому, каким ты был «до». Пожертвовать собой во имя общей цели и суметь принять чужую жертву. И стать тем, кем ты до конца своих дней и останешься. Самая сильная часть цикла.

Восставшие из рая:

Сама Зверь-Книга, как идея, так и воплощение, достойны авторов. Но всё остальное выглядит слишком… дёшево? Начиная с попаданцев, рушащих всё устройство параллельного мира благодаря свалившимся на них способностям, и заканчивая сборищем персонажей всех предыдущих частей, в котором не было никакой смысловой необходимости, и который был вставлен исключительно ради эффектной финальной точки. Самая противоречива часть, т.к. именно здесь сошлись рядом и самая гениальная находка, и самый посредственный сюжетный ход.

Ольга Смагина


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди