Песни Петера Сьлядека


Идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, внимая случайным исповедям. Кружатся в безумном хороводе монах и судья; джинн назначает себя совестью купца, фехтовальщик путает слово и шпагу, железная рука рыцаря ползет ночью в замковую часовню...

Читать в библиотеке LitRes

 

И долго потом рассказывали пастухи Бескид друг другу, как старый князь Лентовский стал одноглазым, как княжич Янош в бешенстве чуть было не зарубил насмерть корчмаря Иошку, и лишь проворство ног спасло последнего, как горела корчма, подожженная гайдуками Лентовского, а старый князь, прижимая к разодранной глазнице окровавленный плат, рычал сорванным голосом:
— Жгите! Все жгите, сукины дети!.. о, пся крев...
О женщине и ее собаке не вспомнил никто.

«Пасынки восьмой заповеди»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Максим Фарбер - «Циклоп»

«И с Пращуром бессмертным бой у самых врат судьбы»? Будет.

«И ветра, жгучего как лед, порыв»? Будет. Персонажей романа так мотает и треплет на ходу, что эпиграф — в самую точку.

Хотя, конечно, от Говарда тут мало. От МТАшного отечественного «газламп-фэнтези» (см. эпилог) тоже немного. Живописать постмодерновый 19 век с дуэлями, брегетами, университетами и ручными птеродактилями -- мило, конечно. Вполне себе симпотно получается. Но суть романа, естессно, совсем не в этом.

Олди -- единственные, кто способен написать трагедию со счастливым концом. Да-да, вы не ослышались. По накалу страстей, по эмоциональным (и не только) переживаниям героев -- это именно трагедия. Когда вопрос (тот самый, гамлЕтовский) стоит ребром аж так, что мешает дышать. Когда молодая, даровитая, энергичная Эльза просит у короля смерти, даже не задумавшись, а он ей не хочет этого дать, потому что -- «вы мой талисман... Талисманы надо беречь».

Когда, пройдя долгую дорогу от сироты, сбежавшего из подземелий, до помощника великой магиссы, а потом выясняется, что все это было ни к чему — идя по Великому Пути дальше всех, ты потерял себя.

«С дальних сфер, где вымер свет, ветра задувают мертвым погребальные костры». Твоя любимая подруга уходит из жизни, а потом выясняется, что на самом деле она «засейвилась» в тебя, как файл — в облако данных, и теперь вообще не понятно, мужчина ты или женщина... Как говорится: «Ну вот умерла-умерла... а вот и не умерла!» (С)

Когда смерть близкого человека всех равняет — и Краша Сироту, ака Циклоп, и старого Симона, и противного злодея Амброза... и даже «святой хлеб», на котором Амброз поклялся.

Когда шуты убивают старых, больных, усталых королей (вспомним Булата Шалвовича, а заодно и театральное прошлое Олега Семеновича!) А лучше от этого не шутам и не королям, но лишь принцам.

Когда, наконец, в напластованиях камня ты слышишь молчаливую музыку Предтеч, и рана на твоей руке в прямом смысле оживает. Все это -- трагедия. Высокая, мрачная и печальная. Но почему-то кончающаяся не гибелью героев, а совсем наоборот.

Видимо, Олдям просто никто не говорил, что в трагедиях обязателен несчастливый финал. Они и сделали, извиняюсь, морду утюгом: «Не говорили? Ну вот и ладненько; значит, ТАК писать тоже можно!»

За что я люблю их творчество — так это вот за такую невероятную смелость. И неподчинение никаким канонам.

З.Ы.: «Чапай» в итоге выплыл; правда, белые не побеждены -- но «Петька» и «Анка» тоже живы, так что... лучик надежды светит ;))

Максим Фарбер


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди