Шутиха


Вам никогда не хотелось завести шута? Увидеть гладиаторские бои адвокатов, познакомиться с джинном из пожарной инспекции, присутствовать при налете стрельцов на типографию, встретить у подъезда тощую старуху Кварензиму...

Читать в библиотеке LitRes

 

Жгучие мурашки забегали по хребту: снизу вверх. От крестца — и до середины спины; не выше. Можно подумать, черный трудяга-муравей выскользнул из-под шпажного острия, забрался Джеймсу под одежду и теперь звал на подмогу толпу верных, расторопных сородичей. Казалось, в крестце, в тайных недрах тела, погребенный под развалинами, просыпается кто-то — полумертвый, растоптанный, слепой и глухой ко всему, кроме одного-единственного зова. Восстает из смертного сна и идет наружу, потому что не может иначе. Однажды, в синей ночи под желтым месяцем, был миг милосердия — и миг этот стоил всех сокровищ мира, отныне и навсегда.
— Я знаю жизнь, — сказала Вуча Эстевен.
И внезапно, бледнея, сделала шаг назад.
— Я тоже знаю жизнь, — ответил Джеймс Ривердейл.

«Захребетник» («Три повести о чудесах)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Siver-Snom - «Сильные»

Долгонько присматривался к этому роману, да и ждал, пока можно будет всю дилогию за раз прикупить и зачитать. Ожидал какой-нибудь зубодробительной мифологии «Чёрного баламута», а всё вышло по-домашнему, по-семейному.

За «эпичность» отвечает устойчивый сюжет олонхо, но, на мой взгляд, с небольшими допущениями. Так как здесь нет противоборствующей стороны как таковой. Тот же Уот скорее протагонист в словарном понимании этого слова: он и собутыльник, и соратник, а то, что где-то совершает злодейские поступки, так иначе было нельзя, «не мы такие, жизнь такая». Главными врагами ГГ выступают обстоятельства, время и сам ГГ с остальными «нейтральными» персонажами. Хотя на роль злодея прекрасно подходит Тонг Дуурай, но то, что он совершил (совершает? совершит?) остаётся за кадром, об этом упоминается вскользь, как будто в лодке-сюжете не осталось для него ни спасательного жилета, ни свободного места.

Манера повествования от лица юного героя чем-то напоминает Ахейский цикл, но там герои выросли, а здесь растут только мир вокруг и время. ГГ же остаётся прежним, да, выше ростом и шире в плечах, но всё ещё ребенком. Или это только так кажется, потому что время частенько играет злые шутки.

В сухом итоге имеем ещё один замечательный роман, где можно найти отсылки-переплетения с уже написанными и полюбившимися произведениями сэра Олди. И традиционный плюс олдеевских романов: придирчивый читатель начнёт ещё и нестыковки искать (ну как же Дева Айыысыт могла появиться на людях в белом?) или новые интересности для расширения кругозора («Причинная механика» Козырева).

Siver-Snom


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди