Песни Петера Сьлядека


Идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, внимая случайным исповедям. Кружатся в безумном хороводе монах и судья; джинн назначает себя совестью купца, фехтовальщик путает слово и шпагу, железная рука рыцаря ползет ночью в замковую часовню...

Читать в библиотеке LitRes

 

— О, наставник! Приветствую вас, высокочтимый учитель! Вы чудесно сохранились! Лейб-малефактор Серафим Нексус говаривал мне в приватной беседе, что глушь обладает дивными консервирующими свойствами...
— Вы знакомы с лейб-малефактором? — заинтересовалась королева.
— Не слишком, — заскромничал молодец. — Однажды я оказал ему мелкую неоценимую услугу, и с тех пор он приглашает меня в день иглозакупок: для консультаций... Ах да, еще на именины!

«Турнир в Блезуа» («Архивы Надзора Семерых»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Paganist - «Герой должен быть один»

Ух! Прочитал (прослушал) с огромным интересом. Потрясающая книга.

В отзывах к этому роману часто употребляется слово «атмосфера». Кто по-настоящему знает, какой она была? Даже древнегреческие авторы, которых упоминают лаборанты — это дети архаического, классического и эллинистического периодов Эллады. Они хоть и были ближе, так сказать, к истокам, чем Г.Л. Олди, но всё же не были современниками эгейской цивилизации — времени, когда происходят основные события древнегреческой мифологии (и в романе). Их атмосфера — это всего лишь их видение, принимаемое в наше время за правило, за традицию, за канон. К тому же, атмосфера — это, пожалуй, вторичный фактор, по которому следует оценивать роман Г.Л. Олди «Герой должен быть один».

Произведение является авторской интерпретацией жизненного пути Геракла и истории его времени. Пусть она местами не слишком совпадает с каноном. Так ведь и у древних авторов нет единой канонической версии мифологии. Поэтому авторам можно простить некоторое домыслы. Которые, впрочем, предельно логичны и вполне вписываются систему мифологии в целом и в контекст романа в частности.

По ходу знакомства с произведением заголовок книги всё больше обрастал смыслами, обретал глубину и символизм. В итоге для меня роман стал не стилизацией «под Древнюю Грецию», и не героикой с претензией на интеллектуальность. Книга предстала попыткой авторов разобраться во взаимоотношениях человека и бога, человека и судьбы, смертности и бессмертия. Что ж, получилось так, как получилось.

В романе мифология Древней Эллады предстаёт не сборником отдельных разрозненных мифов, связанных общими богами, а единой стройной системой, где место нашлось если не каждому, то очень многим персонажам мифологии: богам, титанам, героям, басилевсам, чудовищам и так далее. Более того, фэнтезийное по жанру произведение прекрасно подходит для подачи материала, для воспроизведения мифологии как системы верований и ценностей людей тех далёких времён. Философские и теологические рассуждения героев в этом только помогают.

История Геракла, который в романе показан как бы со стороны, больше глазами его близких, друзей и врагов, в интерпретации авторов предстаёт едва ли не ключевой частью древнегреческой мифологии, эдаким её краеугольным камнем. В книге показана обратная сторона жизни героев, и Геракл — «самый могучий и самый несчастный из людей» — квинтэссенция судьбы героя, который должен быть один. Один в том смысле, что он всегда один против мира (читай козней богов), потому что всегда одинок в борьбе с безжалостной судьбой, один, потому что никто и никогда не может по-настоящему осознать, каково это — быть героем, ещё до рождения названным «великим» и «богоравным». И величие Геракла — смертного, ставшего богом — не в его подвигах и славе, а в том, что он бросил вызов судьбе. Он шёл своим путём, несмотря на безумие и горе, сопровождавшие его в течение всей жизни. И авторы хотели показать не ту «глянцевую», героическую, божественную сторону великого героя, ту которая потом стала мифом, а его человеческую сторону, его терзания, его боль, его победы и поражения.

Да, в целом, судьба героя вышла трагичной. И сам роман пронизан некоей безысходностью, идеей конечности всего — человеческой жизни, исторических эпох и даже богов. Древнегреческая мифология вообще пропитана жестокостью, где боги видели в людях лишь игрушки, лишь фигуры, пешки в своих замыслах и интригах. Эта мысль проходит через всё произведение. И символично, что со смертью Геракла фактически закончилась эпоха мифов. Лишь некоторое время спустя последние герои соберутся в последний раз у стен Трои и один за другим уйдут в предания и легенды. Которые переживут века и станут частью мировой культуры. Но среди всех героев Древней Эллады Геракл — самый прославленный. Единственный в своём роде. Тот самый герой, который должен быть только один. Ибо второго такого нет.

Paganist

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди