Гарпия

(роман из цикла "Чистая фэнтези")


Поэт Томас Биннори, любимец короля, умирает от душевной болезни. Все усилия лекарей и магов тщетны. Спасти несчастного может лишь гарпия – женщина-птица из резервации на Строфадских островах...

Читать в библиотеке LitRes

 

Глава Совета снял роскошный тюбетей и поскреб макушку ногтем. Лицо гроссмейстера излучало растерянность. Хотя сельский дурачок, и тот вряд ли бы поверил в растрепанность чувств Эфраима Клофелинга, автора серии основополагающих работ на тему "Есть ли жизнь после смерти?", посвященных детородным функциям у покойниц. Успешно совмещая теорию с практикой, хладнокровный, как ледяной тролль-диверсант, Эфраим лично принимал роды у женщин, умерших в период беременности, получая в итоге здоровеньких, живехоньких младенчиков с рядом интересных, малоизученных свойств. За это он приобрел гордую кличку Пупорез. Зря, что ли, ростовой портрет Клофелинга украшал "Нашу гордость", галерею "звезд" Коллегиума Волхвования? Сейчас, по слухам, гроссмейстер расширял спектр исследований, изучая покойниц разной степени свежести с точки зрения возможности зачатия. В качестве суррогат-отцов он привлекал эстетов-добровольцев из Академии изящных искусств.

«Приют героев»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Helena Batt - «Дикари Ойкумены»

Генри Лайон Олди, "Дикари Ойкумены", книга 1 "Волчонок"

Цирковая тема, такая неожиданная на фоне армейской: байки старого коверного о тигровых питонах, мстительных клоунах, глупых медведях, шутницах-акробатках... И тут же рядышком (поклон Хайнлайну) будни кадетов - помпилианцев, будущих офицеров очччень специфического подразделения, но об этом тсс! А также космические странствия, опасные женщины, военные тайны и морды утюгом.
И конечно же, как всегда у Олди, полно всего еще, всякого и разного.

Цирк, краем мелькнувший в Маге в Законе, единственное представление на набережной; вышедший в роли второго плана в Шмагии, приют смешных; обступивший читателя со всех сторон в Шутихе - смешно ли тебе, девица, не страшно ли, красавица? (может, был еще где-то, сходу не припоминаю)
Цирк: ряды кресел вокруг арены, бим и бом в нелепых ярких тряпках, собачки-обезьянки, фокусы, воздушные гимнасты, тигры восседают на расписанных треугольниками тумбах, львы прыгают в обруч, оркестр наяривает бравурные марши.
Цирк: львы рвут смертников, блеск оружия и доспехов, вопли зрителей, кровавый песок арены, кулаки с выставленным большим пальцем - вниз, и горе побежденным.
Все любят цирк.

Г. Л. Олди, "Дикари Ойкумены", книга 2 "Волк"

Волчонка больше нет. Ты - волк, ты нашел свое место в охотничьей стае, ты занят важным делом, ты трудишься на благо империи, ты боец невидимого фронта.
Твоя сила - это способность подчинить, взять в рабство каждого, кем бы он ни был, и даже самые сильные не могут тебе противостоять. Да есть свои ограничения, но теоретически - любого, и чем больше сопротивление, тем лучше: хороший раб, сильный, надолго хватит.

Ты антис, божество во плоти волн и энергетических полей, гуляешь по Вселенной аки посуху и сам черт тебе не брат. Черные дыры? Хищные флуктуации континуума? Сверхновые? Залпы из всех орудий военного флота? Чихать ты на все это хотел. Ты воплощение силы и могущества, бури и натиска, и ничто во Вселенной не может тебя остановить.
Так принято в твоей Вселенной, которую так привычно называть Ойкуменой.

Но вот на краю, даже уже почти за краем мира и уж точно вне Ойкумены тебе повстречалось нечто.
... Люди, которые не способны быть рабами, с радостью погибающие при пленении, потому что всю жизнь мечтали быть захваченными, убитыми и уйти в Солнце. Они с рождения рабы другого хозяина, и не тебе с ним соперничать - руки прочь, если жизнь дорога!
... Место, куда тебе нет хода. Точнее, вход-то как раз свободный, никто не запрещает, проходи, не стесняйся. Но, как у Стругацких, не советую: съедят. Шаг, другой, десятый, и вот ты уже никакое не воплощение силы, а слюнявый наркоман, ползущий за дозой - о, еще, еще! - пока тебя пожирают заживо. Держись подальше, если хочешь жить.
Вас, вообще-то, сюда никто не звал, сами пришли, вот на себя и пеняйте! Здесь водятся драконы, волкам тут не место; здесь логово дьявола, с которым антисам не потягаться. Это Кровь, детка!
Сила твоя, сама твоя суть оборачивается запретом, опасностью, гибелью. Единственный, кто может пройти и не погибнуть, не сгореть, войти и вернуться, принеся с собой в этот мир законы Ойкумены - коллант, уступающий силой антису, сохраняющий все составляющие его личности, не божество и не хищник, которому не нужны рабы. Но и Солнце, выпившее бессчетное количество смертей - тоже коллант.
Одна жизнь человеческая - ничто, голос единицы тоньше писка, немного энергии для двигателя, заряд для оружия, электричество для мирных городов. Но когда их миллионы, миллиарды. Только подумай: бессчетное число человеческих жертв, ушедших в Солнце.
И шепотом на грани слуха, из совсем другого времени, совсем другого мира: человеческие жертвоприношения... А ведь ты знаешь, дядя, кому они идут, даже если их приносят нам с тобой... Они идут вниз. В Тартар. И кормят Павших.
Странно немного, что и тот мир назывался так же - Ойкуменой.

Г. Л. Олди "Дикари Ойкумены", книга 3 "Вожак"

Действие развивается, масштабы расширяются, твои военные звания стремительно сменяют друг друга, все выше, и выше, и выше, а все вокруг бурлит, как варево в ведьмином котле. Место действия теперь - не военное училище на дикой планете, и даже не отдаленная планетарная система, а вся Ойкумена. Идет игра по-крупному, и на арену выходят персонажи один другого влиятельные и значительнее, и всем ты нужен.
А что же цирк? А цирк никуда не делся: политическая эквилибристика, фокусы-обманы, иногда с последующим разоблачением, а иногда нет, коверные на манеже, клоуны и акробаты, дрессированные хищники, и конечно же, гвоздь программы - смертельный номер. Смертельный номер, дамы и господа! На ваших глазах звезда превратится в сверхновую! Вы должны это видеть! (и увидите, а куда вы денетесь).
Финал книги, и читатель ждет, что наши победят, тайны раскроются, проблемы решатся, изгнанники вернутся на родину героями, порок накажут а добродетели дадут медаль.
Ну, в общем, так оно и есть, плюс свадьба - а как без свадьбы, без свадьбы никак нельзя.
Но вопросов остается больше, чем было прежде, а за красивым решением проблем скалятся новые, пока еще прячущиеся в сумраке возможного будущего. И само гордое "Я - помпилианец", не вызывавшее в начале этой истории никаких сомнений, теперь звучит как "Да поверьте мне, мамой клянусь, помпилианец я!", а в ответном молчании слышится насмешливое "Ты сам-то в это веришь?"

Helena Batt


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди