Герой должен быть один

(1-я книга "Ахейского цикла")


Миф о подвигах Геракла известен всем. Но мало кто знает, что на юном Геракле пересеклись интересы Олимпа, павших титанов и царей Эллады. Герой и его брат-близнец Ификл с детства стали заложниками чужих интриг...

Читать в библиотеке LitRes

 

Жгучие мурашки забегали по хребту: снизу вверх. От крестца — и до середины спины; не выше. Можно подумать, черный трудяга-муравей выскользнул из-под шпажного острия, забрался Джеймсу под одежду и теперь звал на подмогу толпу верных, расторопных сородичей. Казалось, в крестце, в тайных недрах тела, погребенный под развалинами, просыпается кто-то — полумертвый, растоптанный, слепой и глухой ко всему, кроме одного-единственного зова. Восстает из смертного сна и идет наружу, потому что не может иначе. Однажды, в синей ночи под желтым месяцем, был миг милосердия — и миг этот стоил всех сокровищ мира, отныне и навсегда.
— Я знаю жизнь, — сказала Вуча Эстевен.
И внезапно, бледнея, сделала шаг назад.
— Я тоже знаю жизнь, — ответил Джеймс Ривердейл.

«Захребетник» («Три повести о чудесах)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: glupec - «Пленник железной горы»

Бездна смерти; Седьмые небеса; однорукие и одноглазые великаны; «айя-буйя-буйякаан!»; девушка-стерх, указывающая одинокому всаднику дорогу к Железной Горе... Причудливый и страшноватый мир; возможно, это даже другая планета, — на которой живут адъараи (= демоны), айыы (= небожители) и просто люди. Кроме того — как обычно у Олди — здесь есть особый вид живых существ, к-рые, в принципе, могут быть и чертями, и богами, и людьми. Это герои, они же — боотуры. Но если, например, в «Ахейском цикле» герои — цвет нации, то в «Пленнике...» они куда больше напоминают големов («боевое расширение», когда бооутура раздувает вширь и поперек, есть состояние... как бы это сказать-то поточнее... короче, состояние боевой тупости. Когда лезешь напролом и не стесняешься этого). К счастью, потомки ученых-«улусников» способны брать себя в руки и «усыхать», то бишь, из бугаев-воителей снова становиться нормальными людьми. (Большой привет Роджеру Желязны, Брахме, Яме, а также прочим богам с их Обликами и Атрибутами!)

Боотуры проходят инициацию: кузнец Кытай перековывает подростков, его молот сплавляет воедино живую плоть и оружие (тут внимательный читатель вспомнит Карну и Витку из «Богадельни») , превращает обычных мальчишек в суперменов... После Кузни с тобой не захотят общаться прежние друзья, и даже родители начнут с опаской поглядывать. Вступая во взрослую жизнь, ты многое теряешь — но что-то можешь и приобрести. Например, брата...

Юрюну понадобится солидный срок, чтоб понять: магия Трехмирья — не такая уж магия; айыы (в т.ч. и он сам) — не 100% «боги». Просто местные ТАК это видят. (Да, да, можете не напоминать. Это Олди! Совершенно в их стиле вот так читателя «натянуть»: типа, хотел фэнтези? Мечи, поединки и гору подвигов? Получай, дорогой. С лихвой! А в подтексте — самая что ни на есть твердая НФ...)

Очередная «шараштха», — здесь это «ученый улус»; очередные Зловещие Мудрецы, исследующие пространство-время. Нюргун Боотур Стремительный оказался жертвой эксперимента, к-рый проводила его семья. (Не буду вдаваться в подробности, чтобы не спойлерить — тем более, по первому тому еще пока не все ясно; но, думаю, ближе к финалу скупые недомолвки о Времени, Звездах и Зеркале сложатся в цельную картину).

А пока что — перед нами сам Нюргун. Великан-тугодум, чуть ли не даун, — то ли родившийся ущербным (так говорит сестра Юрюну), то ли ставший таким, потому что его заточили в Гору. Неразговорчивый («Брат... Люблю... Сестра... Не люблю...» — вот и все, чего можно от него добиться). Способный в одиночку заломать крупного лося; он одновременно похож на Худайбега из «Я возьму сам», на Тарзана и Портоса. Странный человек — но разве сам этот мир не странный?.. Юрюн чувствует себя ответственным за несчастного, измученного старшего брата. И все делает, чтобы обеспечить ему нормальную жизнь. Если б еще не намеки старших, мол, ты многого не знаешь...

Да, кстати. Отдельное слово хочу сказать про Уота Усутакыы (повелитель адъараев, т. ск., местный аналог Сатаны). Разбитной, безалаберный и смешной, он выглядит едва ли не самым «ми-ми-ми»-персонажем в этой книге (впрочем, вру — девушки тоже хороши. Эдакие пленительные грымзы и ехиды, от которых хочется бежать куда подальше. Напр., в Бездну — с тем же Уотом кумыс бурдюками наворачивать). Но — понемногу проскальзывают в тексте намеки, что Уот не то, чем кажется. И Юрюну, и Нюргуну придется еще немало горя хлебнуть из-за него... Короче, этот перс — несомненная удача авторов; вот т а к, моя дорогая Ниэнна, нужно выписывать одаренных злодеев и по-своему обаятельных врагов.

Итог: сильная книга. Очень сильная (простите за каламбур). Язык — как обычно у Олдей — блестящ; стиль и манера письма вызывают в памяти не то «Бездну», не то «Героя» (ну не все ж уважаемым авторам псевдоарабскую вязь выводить ;)) Читать обязательно; буду оч.-оч. ждать второго тома.

Кэр-буу!.. Айя-буйя-буйякаан!..

glupec

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди