Я возьму сам

(3-я книга "Кабирского цикла")


Перед нами - поэма. Ведь аль-Мутанабби, главный герой романа - поэт, пусть даже меч его разит без промаха; а жизнь поэта - это его песня...

Читать в библиотеке LitRes

 

Барон фон Книгге шел походкой призраков, едва касаясь мостовой. Древний старец, чье имя украшало бронзу таблички на ганноверском погосте, прятал лицо. Сюртук болтался на скрипящем костяке; пальцы, лишенные плоти, впились в набалдашник трости. Спаситель Жизни от уготованного ей Будущего, он уходил, оставляя позади безлюдное, воняющее дымом жилище инженера Николя Карно — и пепел Механизма Пространства.
Мертвец вел свое войско дальше.

Замыкал процессию воин-азиат в чешуйчатом доспехе. С нагрудника скалился Тринадцатый дракон. За спиной генерала Чжоу, укрепленное на бамбуковом древке, реяло по ветру знамя — золото иероглифов на красном фоне. Ветер трепал шелк стяга, острым ногтем царапал знаки, злые и колючие...

«Алюмен», книга вторая «Механизм пространства»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: fraist - «Пленник железной горы»

Я пытаюсь уложить в голове «Сильных» Олди. Пока получается плохо, чувствую, как голова расширяется («да будет стремительным мой полет») не хуже, чем от Уоттсовской «Эхопраксии», буду надеяться, что второй том (да выйдет он быстрее) расставит все по полочкам.

История отдаленно напоминает «Князя Света» Желязны, но чем-то на уровне ассоциаций — смертные, ставшие богами и забывающие, кем они были. Соблазнение силой и тотальный самоконтроль — и то, какой дорогой ценой он дается. Эксперименты, прячущиеся под личиной сказок, механизмы, выходящие из строя, из-за чего мир сдвигается, а Стрелок... А кого тут назвать Стрелком-то?

Персонажи живые, образом мыслей главного героя проникаешься, так и хочется клиентам сказать «Алатан-улатан», говоря об особо надоедливом клиенте. Очень яркие описания (но это ж «наши хвалёные Олди»(с), чего уж тут лишний раз писать об этом). Рассмотрение богатырства в качестве психического отклонения, эдакого впадения в детство, когда ребенок крушит всё, что его обидело, показалось знакомым, где я мог подобное видеть?

Теория академика Козырева о возможности использования времени, как топлива, захватывает воображение и заставляет задуматься («да расширится моя голова»).

И вот еще аналогия — «Матрица» или вторичный синдром Вейса, в котором застряли все экспериментаторы...

Сильная книга, еще хочу.

fraist

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди