Песни Петера Сьлядека


Идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, внимая случайным исповедям. Кружатся в безумном хороводе монах и судья; джинн назначает себя совестью купца, фехтовальщик путает слово и шпагу, железная рука рыцаря ползет ночью в замковую часовню...

Читать в библиотеке LitRes

 

Над головой — небо гнусной, навязчивой голубизны. Хуже, чем глаза младенца! Бесстыже-нагое солнце вместо того, чтобы выжигать глаза (иногда это бывает приятно!), заставляло их слезиться. Экая пошлость! Пришлось опустить вторые, стеклистые веки. Помогло. Заодно пожухла дурацкая зелень травы. Кудрявая радость Адепта! Кстати, насчет "пожухла"... Это веки гасят аляповатую безвкусицу — или начинает действовать мой смертоносный взгляд?
Хотелось бы, но вряд ли.
Рановато.

«Старое доброе Зло» («Архивы Надзора Семерых»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Алексей Агапов - «Побег на рывок»

Завершил чтение трилогии моих любимых писателей Олди «Побег на рывок».
Книги хороши, спору нет. Читаются по принципу «вечером открыл, утром закрыл», без пауз и отрыва.

Но есть нюансы. Действие снова происходит в созданном Олди мире космической Ойкумены.
И в этот раз количество слишком прямых аллюзий превысило на мой личный взгляд все рамки.
Главный герой Диего Пераль — калька с Диего Алатристе из книг Артуро Перес-Реверте. Мрачность, простота в быту, боевой опыт, даже авторитет в армии выше офицерского при отсутствии реального звания — не хватало только прозвища «Эль Капитан».
Его отец — Луис. Лопе де Вега со страниц тех же романов Реверте, впрочем в его образ подмешаны и другие известные люди. Имя одного из главных героев «Побега» Фернан — имя графа из популярнейшей пьесы Лопе.
Затем анахрония. Защита Бравильянки — эпизод наполеоновских войн. И даже император носит фамилию Бонаквиста (намек на Бонапарте и происхождение Наполеона). В финале этого Бонаквисту для лучшего понимания аллюзий ссылают на остров, а Фернана отпускают из плена. (Фернан — арагонское произношение имени Фердинанд. Испанский король Фердинанд VII был пленен Наполеоном и проводил заточение в замке в также относительно комфортных условиях. Российская историография германоцентрична, поэтому мы используем не Фернандо и не Фернан, а немецкое Фердинанд. Да и нынешний король Испании у нас по-византийски Филипп, а не Фелипе, как было бы точней).

Под конец трилогии я уже всерьез анахронически опасался, что Диего Пераль возглавит кальку восстания 2 мая 1808 года и будет увековочен на полотне Гойи. Для полного комплекта. К счастью, обошлось.
Очень не понравилось то, что в этот раз персонажи не самобытны.
Я вспоминаю, как в школе доказывал, что Олди не могут быть западными фантастами. Что «Живущего в последний раз» могли написать только наши. И выигрывал спор с помощью допотопного диалапного интернета глубокой ночью 90х.
Я вспоминаю, как сломанный на турнире меч не выбрасывался, а превращался в элемент костюма — кинжал. Потому что мы все читали тогда «Путь Меча».
Я вспоминаю, как родным и близким становился Одиссей — герой другого времени и народа, но ставший таким своим. Учивший со страниц книги как выживать, как искренне любить и как возвращаться домой.

Никуда не делось тонкое мастерство слов и описаний. Образы и метафоры стали еще выверенней с годами. Но вот душа — душа живущего в последний раз и возвращающегося к жизни, душа меча, душа Одиссея — я не нашел ее ни в Диего, ни в Луисе, ни в Энкарне, почти ни в ком из героев нового цикла. Даже великие мастера и вся Ойкумена не вдохнули вторую жизнь в тех, чья эпоха осталась на полях Рокруа и на полотнах Веласкеса (тоже Диего). А уж легкость отгадывания финала основной линии сюжета по ассоциативному ряду с именем героини — уважаемые Олег-Дмитрий, Вы же знаете, кто не прочел бы это между строк, Вас и так не прочтет. Иначе Вы давно бы уже обзавелись толпой «литературных негров» и «вышли в Тираж». Но этого не случилось.

Правда, один образ все же удался блестяще. Образ Фернана/Антона, маркиза, фехтовальщика, убийцы, шизофреника, героя. Может быть это мое личное — ведь и я могу быть разным. От этой рецензии до сапожнического мата. Впрочем, даже если не герой, а антагонист не дал тебе уснуть в процессе чтения — авторы старались не зря.

Но что не радует. Ойкумена. Годы назад было свежо. Евреи-счетчики, негры-танцоры, огненные арабы, страдальцы индусы. Как изюминка римляне-рабовладельцы. Для желающих отдушины — хотите Россию, которую мы потеряли? Да вот, на блюдечке, с водочкой да грибочками, барин! А может душеньке просвещенные европы угодны? Так вот они, с техно-аристо-кратией — кушайте, не обляпайтесь!

Вся эта космическая симфония была красива. Но спустя десятилетие приелась. Впереди 2016 и если бы я мог просить моих любимых писателей о сюжетах, то это выглядело бы так:

Трилогия «Ураниум» (продолжение «Алюмена»). 1840-1841й. Уран в чистом виде получен во Франции. Там же где и теория чисел бессмертного, но рано погибшего Эвариста Галуа. И получен уран был на основании — да, верно, немецких расчетов 1789 года, времени иллюминатов. Тех самых, кто выпустил первый учебник психологии от имени фон Книгге — Эминента в «Алюмене». И таким образом он тоже вложил немало в современный мир.
Снова на годы был задержан прогресс и лишь спустя сотню с лишним лет после открытия урана взорвалась первая бомба.
В 19й век, эпоху великих империй, опиумных войн и передела истории, человечество было не готово к возможности самоуничтожения. Только спустя столетие и страшные трагедии люди научились договариваться даже в самые тяжелые времена.
Кто стоял за этим? Какие силы? Какие личности?
1840е - десятилетие, которое окончилось революциями. И вместило в себя Гоголя и Лермонтова. Эдгара Аллана По. Карла Маркса. Рихарда Вагнера. Морзе и телеграф.
Мы знаем Эрнеста Резерфорда и Марию Кюри. Но мало кто слышал про Эжена Мелькиора Пелиго, кому принадлежит честь открытия урана. Что же тогда произошло? Почему стоило затормозить прогресс?
Очередной шедевр криптоистории от известных мастеров пера...

Я был бы счастлив когда-нибудь написать такую рецензию. Тем более, что наши старые добрые друзья Эрстеды, Андерсен и Огюст Шевалье, принесший работы Галуа Лиувиллю (человек, который их наконец-то понял) могли бы вернуться к нам на страницах.

Галуа был моим другом с детства. Гимназия с изучением французского, математические кружки, минута молчания в честь Эвариста перед началом предмета на физфаке. В честь одного Эрстеда названа единица измерения. Я знал это с ранних лет. Но оказывается его брат — величайший юрист истории. Эти люди становились друзьями и наставниками на страницах книг Дмитрия Громова и Олега Ладыженского.

Пусть в 2016 Ойкумена поживет сама, а мы увидим что-нибудь другое. Денег мы как-нибудь найдем, несмотря на все кризисы. Сегодня для этого достаточно зайти на oldieworld.com и нажатием нескольких кнопок отблагодарить людей, которые дарят нам новые миры.

И маленький постскриптум. Грубый, но по-другому никак. Дорога Харьков-Киев, январь 2014 года. Я:
- Пацаны, тут писатели, из Харькова кстати, Олди с Валентиновым, прикиньте че удумали — Харьков в книженции своей раздолбали силами ветхозаветных ангелов! Смешно было — огонь, как меч Михаила! Вот прикиньте, вместо упырей, которым мы мелочь отсыпали за двойную сплошную... так вот вместо них Михаил на нас с мечом от Полтавы попрет трассу загораживать.

Тогда было смешно. Книга, о которой идет речь, называется «Крепость Души Моей», если вдруг кто не читал, прочтите. Сегодня вспоминаю отвязные вечеринки в Арене Донецка, безумные отжиги с девчонками в Харькове, бессонные разгульные ночи в Киеве... которые внезапно закончились, когда январским вечером того же 2014 позвонил друг со словами «Лех, ты живой, долетел? Я-то вообще ползком вещи на самолет собирал, в дом стреляли». И становится стыдно. И не смех, а слезы. Слезы, потому что там где влюблялся, веселился и встречал рассветы — там теперь руины, кости и засохшая кровь.

И по прочтении я недопонял «Крепость Души Моей». Сейчас хочу перечитать. Может и в «Побег на Рывок» я чего-то не понял. Время покажет. А я бы подождал «Ураниум» под вагнеровский «Таннгейзер».

Алексей Агапов


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди