Нам здесь жить

(в соавторстве с А. Валентиновым)


Белые буквы бегут по голубизне экрана, врываются в квартиру архары-спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же "психоз святого Георгия", и звучит в эфире вопль: "Всем, кто нас слышит! Мы - Город, мы гибнем!.."

Читать в библиотеке LitRes

 

Да, о уста ангелов седьмого неба, я уже засунул язык своей дерзости в шаровары своей скромности, и если что и привлекло в тот день мое недостойное внимание, так это заявление Джакопо Генуэзца о неестественно расширенных зрачках ушедшей в небытие собаки, в стекле которых ясно читался невыносимый ужас — но какое дело висак-баши у стремени повелителя до страха в налитых злобой глазах дохлого франкского пса, когда из-за дувала мне уже улыбались звезды под покрывалом сумерек, дивные глазки красавицы Зейнаб, обещавшие влюбленному Алямафрузу все, что только может пообещать женщина — а пообещать женщина может многое, если захочет выполнить обещанное — ибо сказано в Коране: "Женщина вам пашня, пашите ее как угодно..."

«Страх» (цикл «Бездна Голодных глаз»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Алексей Агапов - «Побег на рывок»

Завершил чтение трилогии моих любимых писателей Олди «Побег на рывок».
Книги хороши, спору нет. Читаются по принципу «вечером открыл, утром закрыл», без пауз и отрыва.

Но есть нюансы. Действие снова происходит в созданном Олди мире космической Ойкумены.
И в этот раз количество слишком прямых аллюзий превысило на мой личный взгляд все рамки.
Главный герой Диего Пераль — калька с Диего Алатристе из книг Артуро Перес-Реверте. Мрачность, простота в быту, боевой опыт, даже авторитет в армии выше офицерского при отсутствии реального звания — не хватало только прозвища «Эль Капитан».
Его отец — Луис. Лопе де Вега со страниц тех же романов Реверте, впрочем в его образ подмешаны и другие известные люди. Имя одного из главных героев «Побега» Фернан — имя графа из популярнейшей пьесы Лопе.
Затем анахрония. Защита Бравильянки — эпизод наполеоновских войн. И даже император носит фамилию Бонаквиста (намек на Бонапарте и происхождение Наполеона). В финале этого Бонаквисту для лучшего понимания аллюзий ссылают на остров, а Фернана отпускают из плена. (Фернан — арагонское произношение имени Фердинанд. Испанский король Фердинанд VII был пленен Наполеоном и проводил заточение в замке в также относительно комфортных условиях. Российская историография германоцентрична, поэтому мы используем не Фернандо и не Фернан, а немецкое Фердинанд. Да и нынешний король Испании у нас по-византийски Филипп, а не Фелипе, как было бы точней).

Под конец трилогии я уже всерьез анахронически опасался, что Диего Пераль возглавит кальку восстания 2 мая 1808 года и будет увековочен на полотне Гойи. Для полного комплекта. К счастью, обошлось.
Очень не понравилось то, что в этот раз персонажи не самобытны.
Я вспоминаю, как в школе доказывал, что Олди не могут быть западными фантастами. Что «Живущего в последний раз» могли написать только наши. И выигрывал спор с помощью допотопного диалапного интернета глубокой ночью 90х.
Я вспоминаю, как сломанный на турнире меч не выбрасывался, а превращался в элемент костюма — кинжал. Потому что мы все читали тогда «Путь Меча».
Я вспоминаю, как родным и близким становился Одиссей — герой другого времени и народа, но ставший таким своим. Учивший со страниц книги как выживать, как искренне любить и как возвращаться домой.

Никуда не делось тонкое мастерство слов и описаний. Образы и метафоры стали еще выверенней с годами. Но вот душа — душа живущего в последний раз и возвращающегося к жизни, душа меча, душа Одиссея — я не нашел ее ни в Диего, ни в Луисе, ни в Энкарне, почти ни в ком из героев нового цикла. Даже великие мастера и вся Ойкумена не вдохнули вторую жизнь в тех, чья эпоха осталась на полях Рокруа и на полотнах Веласкеса (тоже Диего). А уж легкость отгадывания финала основной линии сюжета по ассоциативному ряду с именем героини — уважаемые Олег-Дмитрий, Вы же знаете, кто не прочел бы это между строк, Вас и так не прочтет. Иначе Вы давно бы уже обзавелись толпой «литературных негров» и «вышли в Тираж». Но этого не случилось.

Правда, один образ все же удался блестяще. Образ Фернана/Антона, маркиза, фехтовальщика, убийцы, шизофреника, героя. Может быть это мое личное — ведь и я могу быть разным. От этой рецензии до сапожнического мата. Впрочем, даже если не герой, а антагонист не дал тебе уснуть в процессе чтения — авторы старались не зря.

Но что не радует. Ойкумена. Годы назад было свежо. Евреи-счетчики, негры-танцоры, огненные арабы, страдальцы индусы. Как изюминка римляне-рабовладельцы. Для желающих отдушины — хотите Россию, которую мы потеряли? Да вот, на блюдечке, с водочкой да грибочками, барин! А может душеньке просвещенные европы угодны? Так вот они, с техно-аристо-кратией — кушайте, не обляпайтесь!

Вся эта космическая симфония была красива. Но спустя десятилетие приелась. Впереди 2016 и если бы я мог просить моих любимых писателей о сюжетах, то это выглядело бы так:

Трилогия «Ураниум» (продолжение «Алюмена»). 1840-1841й. Уран в чистом виде получен во Франции. Там же где и теория чисел бессмертного, но рано погибшего Эвариста Галуа. И получен уран был на основании — да, верно, немецких расчетов 1789 года, времени иллюминатов. Тех самых, кто выпустил первый учебник психологии от имени фон Книгге — Эминента в «Алюмене». И таким образом он тоже вложил немало в современный мир.
Снова на годы был задержан прогресс и лишь спустя сотню с лишним лет после открытия урана взорвалась первая бомба.
В 19й век, эпоху великих империй, опиумных войн и передела истории, человечество было не готово к возможности самоуничтожения. Только спустя столетие и страшные трагедии люди научились договариваться даже в самые тяжелые времена.
Кто стоял за этим? Какие силы? Какие личности?
1840е - десятилетие, которое окончилось революциями. И вместило в себя Гоголя и Лермонтова. Эдгара Аллана По. Карла Маркса. Рихарда Вагнера. Морзе и телеграф.
Мы знаем Эрнеста Резерфорда и Марию Кюри. Но мало кто слышал про Эжена Мелькиора Пелиго, кому принадлежит честь открытия урана. Что же тогда произошло? Почему стоило затормозить прогресс?
Очередной шедевр криптоистории от известных мастеров пера...

Я был бы счастлив когда-нибудь написать такую рецензию. Тем более, что наши старые добрые друзья Эрстеды, Андерсен и Огюст Шевалье, принесший работы Галуа Лиувиллю (человек, который их наконец-то понял) могли бы вернуться к нам на страницах.

Галуа был моим другом с детства. Гимназия с изучением французского, математические кружки, минута молчания в честь Эвариста перед началом предмета на физфаке. В честь одного Эрстеда названа единица измерения. Я знал это с ранних лет. Но оказывается его брат — величайший юрист истории. Эти люди становились друзьями и наставниками на страницах книг Дмитрия Громова и Олега Ладыженского.

Пусть в 2016 Ойкумена поживет сама, а мы увидим что-нибудь другое. Денег мы как-нибудь найдем, несмотря на все кризисы. Сегодня для этого достаточно зайти на oldieworld.com и нажатием нескольких кнопок отблагодарить людей, которые дарят нам новые миры.

И маленький постскриптум. Грубый, но по-другому никак. Дорога Харьков-Киев, январь 2014 года. Я:
- Пацаны, тут писатели, из Харькова кстати, Олди с Валентиновым, прикиньте че удумали — Харьков в книженции своей раздолбали силами ветхозаветных ангелов! Смешно было — огонь, как меч Михаила! Вот прикиньте, вместо упырей, которым мы мелочь отсыпали за двойную сплошную... так вот вместо них Михаил на нас с мечом от Полтавы попрет трассу загораживать.

Тогда было смешно. Книга, о которой идет речь, называется «Крепость Души Моей», если вдруг кто не читал, прочтите. Сегодня вспоминаю отвязные вечеринки в Арене Донецка, безумные отжиги с девчонками в Харькове, бессонные разгульные ночи в Киеве... которые внезапно закончились, когда январским вечером того же 2014 позвонил друг со словами «Лех, ты живой, долетел? Я-то вообще ползком вещи на самолет собирал, в дом стреляли». И становится стыдно. И не смех, а слезы. Слезы, потому что там где влюблялся, веселился и встречал рассветы — там теперь руины, кости и засохшая кровь.

И по прочтении я недопонял «Крепость Души Моей». Сейчас хочу перечитать. Может и в «Побег на Рывок» я чего-то не понял. Время покажет. А я бы подождал «Ураниум» под вагнеровский «Таннгейзер».

Алексей Агапов


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди