Песни Петера Сьлядека


Идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, внимая случайным исповедям. Кружатся в безумном хороводе монах и судья; джинн назначает себя совестью купца, фехтовальщик путает слово и шпагу, железная рука рыцаря ползет ночью в замковую часовню...

Читать в библиотеке LitRes

 

Через много лет, в послесловии к скандально известному сборнику стихов «Корни паутины», некий «кумир на час», как несправедливо назовут его критики, напишет: «Выбор — это, пожалуй, единственное, что ты не сможешь разделить ни с кем из живущих...»
Критикам никогда не узнать, что автор <<Корней паутины>>, отложив в сторону перо, видел дачу в Малыжино, больше похожую на разоренный муравейник, видел спальню для гостей, двоих новорожденных девочек, спящих, как могут спать только дети трех часов от роду, видел измученную женщину на смятой постели, высокого, сильного мужчину рядом с ней, видел на стене литографию Дюрера — нагие Адам и Ева пристально смотрят на яблоко в пасти скучающего змия, готовые в любой миг взять запретный плод или отдернуть руку; и кулак в груди мало-помалу разжимался, хрустя суставами.

«Маг в Законе», книга вторая

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Imra - «Побег на рывок»

В планы Диего Пераля, маэстро фехтования, бывшего мастер- сержанта, аж никак не входило путешествие на бескрайние просторы Ойкумены. Его вполне устраивала провинциальная Эскалона и непыльная работа с оболтусами, не умеющими отличить кварт от фланконада. Но человек предполагает…

Кто знал, к чему приведут занятия с юной доньей Энкарной де Кастельбро. Да она ему в дочери годится! Дешевая пьеска, право слово.

Но страсть не ведает границ, и вот уже по следу влюбленных идут псы разъяренного маркиза.

И нет им места на родной Эскалоне, вдруг оказавшейся такой маленькой и неуютной.

И лишь бегство с планеты может спасти любовников от гнева маркиза де Кастельбро. Бегство, оказавшееся крайне непростой задачей.

Диего нашел способ выбраться с Эскалоны. Крайне неординарный способ, скажем прямо. Уж теперь-то все проблемы влюбленной пары позади, и максимум что им может грозить – хроническое безденежье.

Но так лишь казалось. На самом деле то, как именно Диего выбрался с родины, забросило маэстро Пераля из огня да в полымя. В полымя шпионских игрищ, в которых задействованы такие силы, по сравнению с которыми пресловутый маркиз был лишь мелкой неприятностью, типа не вовремя начавшегося дождика. Полымя, способное всколыхнуть всю Ойкумену.

Любимый цикл Олди, появившийся на свет в почти 10 лет назад («Ойкумена» (2006-07), «Городу и Миру» (2010-11), «Дикари Ойкумены» (2013-14) – обзор тут http://perekat.kiev.ua/волчонок-волк-вожак-олди-г-л/ , получил в свои ряды новых собратьев.

Этот цикл не зря стал самым продолжительным в творчестве харьковского дуэта.

Он, как и Космос, абсолютно не стеснен в каких-либо рамках и дает безграничные возможности для игр со стилями, направлениями, жанрами, и других «музыкальных» экспериментов авторов.

«Космическая серенада» 2014-15 годов, как обычно у Громова с Ладыженским, многогранна и аж никак не ограничивается одним (или парой) пластов.

К примеру, тема взаимодействия разнообразных культурных, мистических и политических образований, которая всегда была одной из наиболее ярких «фишек» Ойкумены. Наблюдать за конфликтами, интригами, дружбой и враждой разных рас, сотворенных из узнаваемых земных архетипов, при этом утрированных, доведенных авторским велением фактически до абсолюта, всегда доставляло массу удовольствия. Но «Побег на рывок» подает эту тему особенно вкусно и колоритно.

Вот Диего, житель Эскалоны, планеты недалеко ушедшей от средневековья, попадает в сребролюбивый Хиззац, «место, где пляшут». Классический испанский дон века 16-го или 17-го в царстве Мамоны условного 20-го столетия. Причем дон не «в силах тяжких», а, наоборот, в роли беженца. Его знакомство с «миром будущего» подарит нам одну из самых забавных линий первой книги трилогии.

Вот начинается игра спецслужб. Гематрийской и помпилианской. Обе полны разумных профессионалов, шикарно знающих свое дело. Обе неуловимо похожи, но при этом кардинально различны в подходе к достижению целей. Шпионские интриги высшего уровня стали еще одним неожиданным подарком читателю, приоткрывающих завесу над работой здешних виртуозов «плаща и кинжала».

Как и изрядное внимание, уделенное гематрам. Способны ли эти ледяные счетные машины на эмоциональное восприятие реальности? Благодарность? Страсть? Что в их поведении (как и в поведении обычного человека) обуславливается расовыми особенностями, а что личным выбором?

Если волчья трилогия играла в основном на поле Великой Помпилии, и познакомила нас плотнее с наследниками Великого Рима. То после «Побега на рывок», раса «живых компьютеров» станет всем нам ближе на 54 целых, 32 сотых процента.

Вот появляются наши старые знакомые, повзрослевшие близнецы Штильнер, уникумы-гибриды, арена борьбы между расчетом и страстями. Нашедшие, кажется, желанное равновесие, или, по крайней мере, стремящиеся к нему. И блестят вокруг Джессики всплески стали, и ревет рядом с Давидом огромный модифицированный лигр. И бросают полу-гематры на чаши судьбы небольшие, но крайне весомые гирьки. Качнут в нужную сторону? Или сорвутся и разнесут все на своем пути?

Тают в космической бездне дни, а мы погружаемся в нервные будни коллантариев; раздумываем о столкновении долга и чести, о людском постоянстве, раз за разом наступающем на революционные грабли, и о методах решения конфликтов, почему-то скатывающихся к примитивному мордобою; понимающе усмехаемся над зарисовкой о санкциях; держим кулаки за Диего, бросающего все на весы судьбы в попытке свершить невозможное; замираем при появлении новой флуктуации, кардинально отличающейся от старых.

Несколько дней полноценно живем вместе с бескрайней Ойкуменой.

Ведь с самого начала трилогии Олди окунают читателя в волшебный пруд, способный одномоментно менять свое содержимое.

Комфортная комнатной температуры водица вступления сменяется обжигающе ледяной жидкостью завязки. Затем кровавой баней мятежа, кумысом по кругу в составе колланта, сухим шампанским любовной линии и водкой с мартини шпионских страстей (взболтать, но не смешивать). Протеиновый коктейль состязаний чередуется с 400-стами граммами валерьянки. А отравленный глоток потери, напрочь выбивающий дух, нектаром надежды, спущенным из глубин космоса.

Неожиданные ходы, огорашивающие читателя, следуют один за другим. Интрига цветет и пахнет. Действие то несется вскачь, подобно степной кобылице, то крадется, как шпион подбирающийся к Самой Главной Тайне. И так же драйв сменяется предвкушением, а отчаяние верой в чудо.

И все это ярким, объемным, вкусным языком, когда практически каждую фразу можно смаковать как диковинное лакомство, или разглядывать как диковинного зверька с далеких островов.

Отдельный респект Олдям за испанскую культуру Эскалоны. За многие годы своими книгами Громов и Ладыженский выказали искреннее уважение многим земным нациям. Теперь получили оммаж и гордые идальго.

Это правильно, они заслужили.

Эрго. Ойкумена остается одним из лучших фантастических циклов не только на просторах русскоязычной литературы (что не трудно), но и среди зарубежных коллег. Жаждем более плотного знакомства с остальными расами энергетов. Мне кажется, что следующими нас ожидают вехдены. Ваши ставки?

Imra

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди