Путь Меча

(1-я книга "Кабирского цикла")


Самая знаменитая книга Олди!
Вперед, читатель! - тебе предстоит проехать от белостенного Кабира до степей Шулмы, тебя ждет знакомство с Чэном Анкором, мастером поединков, и его мечом по имени Единорог...

Читать в библиотеке LitRes

 

Казначея звали Август Пумперникель. Был он молод и нагл, как всякий избалованный удачей юнец, а также талантлив, как дьявол. Подкидыш, тринадцати месяцев от роду Август по совокупности признаков был отобран скопцами-арифметами из Академии Малого Инспектрума, где и прошел восемнадцатилетний курс обучения. После чего, отказавшись от почетной кастрации, Пумперникель вступил в должность главного казначея Реттии и возгордился сверх меры. Гордость молодого человека имела под собой основания. Август мог сосчитать капли в море и шерстинки в хвосте любимого ослика принцессы Изабеллы Милосской, вспомнить сумму недоимок по округу Улланд за позапрошлый год, с точностью до двух-трех грошей, и — о чудо! — без промедления указать текущую задолженность по выплатам столичным мусорщикам и золотарям.

«Дуэль» («Архивы Надзора Семерых»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Артём Путинцев - «Городу и миру»

Продолжаю читать "Ойкумену". На сей раз - историю Регины ван Фрассен. И в очередной раз узнаю себя. Генри Лайон Олди, спасибо за то, что можете рассказать то, что у меня внутри именно тем языком, каким я хочу. И спасибо за уроки Мастеров - теперь я знаю, КАК мне надо писать самому. Может, когда и дозрею.

"Гюйс сел по-человечески, скрестив ноги. Вставать он не спешил, чтобы не возвыситься над вспыльчивым капитаном. Пусть лучше ван Фрассен смотрит на собеседников сверху вниз. Это способствует пониманию.

— Разрешите представить, — сказал Гюйс, еле сдерживая улыбку. — Дорис Хейзинга, учительница биологии. Эмпат 1-го класса. Если быть точным, эмпакт. Надеюсь, что Линда Гоффер однажды достигнет уровня госпожи Хейзинги. Продолжим?

— Почему вы спросили, дрался ли я в детстве? — устало буркнул капитан.

Больше всего ему хотелось повернуться и уйти.

— Все мальчики дерутся. Хотя бы разок. То, что Регина — девочка, не имеет значения. Ваша дочь должна научиться ставить блоки и защищаться от взлома. Иначе она никогда не станет социально адаптированной. Возьмите, к примеру, меня… Нет, лучше возьмем госпожу Хейзингу.

Не шевельнув и пальцем, не изменив позы, рыженькая подтвердила: да, я не против, чтобы меня взяли. В качестве, разумеется, примера.

— Вокруг госпожи Хейзинги, — продолжил Гюйс, — возведены два круглосуточных периметра обороны. Вам, капитан, этот пример доступней, чем остальным родителям. Все-таки вы — военный, офицер. Первый периметр не позволяет эмоциям госпожи Хейзинги…

— Дорис, — мурлыкнула рыженькая. — Просто Дорис.

— …эмоциям Дорис прорываться наружу.

— Совсем? — изумился ван Фрассен.

— Скажем так: не более, чем это происходит у обычного человека. Иначе чувства, испытываемые Дорис, будут наслаиваться на чувства собеседника, подавляя, конфликтуя и создавая проблемы. Вам известно, что бывает принципиальная несовместимость, казалось бы, родственных типов чувств? Ближайший аналог — кровь. Цвет один, вкус один, группы разные. Последствия в случае наслоения, уж поверьте мне, не радуют… Второй периметр обороны не позволяет собеседнику, если он эмпат или телепат, прорваться к эмоциям, а также мыслям Дорис насильственным путем. Как вы думаете, сколько раз Дорис пришлось драться с подругами, прежде чем двойная оборона стала частью ее существа? Страх, которым Линда Гоффер ударила вашу дочь — врожденное оружие эмпата.

— Так что, сама Линда ничего не боялась?

— Нет, не боялась. Она даже не знала, что Регину накрыло страхом. Это безусловный страх, естественная реакция на силовой прорыв. Безусловно-рефлекторный страх, говоря языком науки, информационно не оформлен. Он отыскивает болевые, уязвимые точки агрессора, формирует необходимую систему образов, основываясь на жизненном опыте взломщика — и выводит нападающего из строя. Надо быть большим мастером, чтобы взломать защиту мощного эмпата. Но вдвое больше мастерства понадобится вам для того, чтобы справиться с ответным ужасом, который шарахнет по вам из всех орудий. Из ваших же собственных орудий, заметьте.

— Великий Космос! — пробормотал капитан. — Как же вы живете с этим?

Гюйс наконец-то позволил себе улыбнуться:

— У меня есть встречный вопрос, капитан. Как вы живете БЕЗ ЭТОГО?" (с)

Вот такова примерно жизнь эмпата. Всегда наготове - и всегда страдай. В то время как другие думают, что это наслаждение. И в конце концов - ты и сам начинаешь его находить, и не понимаешь, как другие могут жить иначе.

Артём Путинцев

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди