Песни Петера Сьлядека


Идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, внимая случайным исповедям. Кружатся в безумном хороводе монах и судья; джинн назначает себя совестью купца, фехтовальщик путает слово и шпагу, железная рука рыцаря ползет ночью в замковую часовню...

Читать в библиотеке LitRes

 

— В чем ты состоишь, моя божественность?! — издевательски рассмеялся поэт, загоняя подлые мысли куда подальше.— В том, что впереди дурака-балагура скачет баран и превращает в баранов всех моих подданных? В тупых, покорных баранов, готовых идти за вожаком на бойню, согласных перерезать глотку себе, своей матери, сестре, жене, ребенку — стоит лишь шаху бровью повести?.. О Аллах, всемилостивый и милосердный, спасибо Тебе, что Ты не дал моим нечестивым мыслям свернуть в этом направлении раньше и проверить то, что сейчас произнес мой поганый рот! Ведь я мог... Еще день назад — мог! Спасибо Тебе за Твою милость, Всемогущий!
Маг терпеливо ждал, пока шах закончит общаться с Господом.

«Я возьму сам»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Артур Дмитриев - «Бездна голодных глаз»

В ней билось сердце, полное изменой
Носили смерть изогнутые брови
Она была такою же гиеной
Она, как я, любила запах крови

«Право на смерть является неотъемлемым правом всякого свободного гражданина, независимо от расы, пола и личных культовых отправлений»

Неплохой закон, задающий тон всей этой волшебной книге. И совсем не удивляют эпиграфы от Бродского, Высоцкого, Пастернака у писателя с буржуйским именем Генри Лайон Олди. Пусть изредка становилось страшно даже сквозняку. Да и ночь постоянно подмывало удрать со всех ног с белых листов, путаясь в черных крючках. Но если уж начал читать, то книга тебя не отпустит. Или ты ее из потненьких дрожащих ладошек, хрустя переплетом, сросшимся с шершавыми мозолями.

Ты - мужчина, естественно и имеешь Душу, которая вбирает отпечатки смыслов. У женщин нет этой передаваемой сущности, но им простительно, неверным. Они и представить не могут, что тьма может прийти из хриплых колонок с ДДТ, вынырнуть из разламываемой воблы или спуститься с антресолей югославской стенки, где она пряталась сотни лет. Может поэтому женщинам проще предавать ибо нет такого дара — представлять? Живут себе эмоциями, нервами, краткосрочной обидчивой памятью, рисуя картинки только те, где есть хотя бы частичка их материального тела, забывая о несовершенстве солипсизма от третьего лица.

Грязное прошлое, напоминающее урну в общественном парке, серое настоящее, связанное костяным крючком из грабель, подножек и плевков, не отменяют того факта, что будущее остается белоснежным листком, куда вписать можно все, что угодно, от собственной святости, до собственного великолепного иудического геростратизма. Просто возьмите в руки карандаш прямо сейчас. Можно не точить, а просто давить с силой, тогда, и именно тогда, останется след. Однако следует учесть, что будущее слишком быстро становится прошлым и слова «Будущее – за нами» не несут никакого двоякого смысла.

Здесь мрут часто и с удовольствием. Мрут кони, человеки, эпохи. Полубоги отбрасывают позолоченные коньки, ведь они в тоже время и полулюди, значит, половину тела занимает пятка, так и не смоченная волшебным эликсиром. Если на эту половину приходится сердце, то совсем беда, оно тверже всего, но и хрупко до ужаса. Как хрусталь или перекалённая сталь. Мрут последующие поколения, спотыкаясь об обломки предков. Копятся знания в огромную библиотеку, но со знаниями не приходит понимание. Ну что же, будем как обычно, с умным лицом пить из писсуара, в который раз думая, что это и есть Чаша плотника ибо мы слишком часто делали из живого мертвое, и мертвое наконец-то решило стать живым. Тут следует отметить, что знание само себе не бывает плохим или хорошим, как стремится вбить нам в голову автор. Коннотацию ему придаем уже мы. Умыслом или просто кривыми ручонками. Такие дела.

Рисованный мир между корочек обложки – немного мистики, немного театра и много банальностей. Не спешите плеваться, вся мировая литература стоит на паре десятков сюжетов, гомерически воспетых полумифическим греком да ограненных таким же полумифическим актеришкой с глобусом подмышкой. Банальности вживлены с единственной целью – не дать вам запутаться, испугаться и, наконец-то, разглядеть меж крови и кишок спасительный яркий луч тьмы, выводящий из любой кривой. Не волнуйтесь, если покажется, что Олди болен словами, ситуациями, фантазией. Вам не показалось и в итоге все равно будет счастливый конец, когда человек обретет настоящую свободу. Человек – душа, обремененная трупом. И к такой свободе придем мы все. Реализуем свое единственное законное право. Кроме женщин. Вы же читали третий абзац? Им не светит вожделенное довольствие Аллаха, песни хер-увимов, отличный маникюр на лодках, прибывающих в Валгаллу. А мы там будем жутко скучать.

Слишком много возлесловий. Итак, книга это о… Хотя зачем начинать тратить ваше время, возьмите сами и откройте первую страницу тома, собравшего в себя романы и повести о Бездне Голодных глаз. Узнайте о любви, что лежит в основе всех мифов на свете, и о тайне, что лежит в основе всех религий на свете. Прочтите про солнце, встающее не с той ноги, про напивающегося в усмерть бессмертного, про Добро, которое Зло и про Зло, которое Добро. Про параллельные, перпендикулярные и ортогональные миры.

Измученное время ляжет у вашего порога и, свернувшись в калачик, будет тихонько вслушиваться в шелест страниц, пытаясь по вашему лицу угадать, почему мыши могут жить в горе, а наоборот – нет. И как так получилось, что Трое- это Один, а один Трое.

Сладко будет ей к тебе приникнуть,
Целовать со злобой бесконечной.
Ты не сможешь двинуться и крикнуть.
Это все. Это будет вечно.

Артур Дмитриев

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди