Одиссей, сын Лаэрта

(книга из "Ахейского цикла")


Я, Одиссей, сын Лаэрта-Садовника и Антиклеи, лучшей из матерей, внук Автолика Гермесида, по сей день щедро осыпанного хвалой и хулой, - и Аркесия-островитянина, забытого сразу после его смерти; правнук молнии и кадуцея...

Читать в библиотеке LitRes

 

Через много лет, в послесловии к скандально известному сборнику стихов «Корни паутины», некий «кумир на час», как несправедливо назовут его критики, напишет: «Выбор — это, пожалуй, единственное, что ты не сможешь разделить ни с кем из живущих...»
Критикам никогда не узнать, что автор <<Корней паутины>>, отложив в сторону перо, видел дачу в Малыжино, больше похожую на разоренный муравейник, видел спальню для гостей, двоих новорожденных девочек, спящих, как могут спать только дети трех часов от роду, видел измученную женщину на смятой постели, высокого, сильного мужчину рядом с ней, видел на стене литографию Дюрера — нагие Адам и Ева пристально смотрят на яблоко в пасти скучающего змия, готовые в любой миг взять запретный плод или отдернуть руку; и кулак в груди мало-помалу разжимался, хрустя суставами.

«Маг в Законе», книга вторая

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: daria_mend - «Бездна голодных глаз»

Общая сюжетная схема "Бездны голодных глаз"

Цикл анализируется as is - без учёта первоначальных вариантов рассказов, которые в него вошли.

Всё нижесказанное является размышлением постороннего литературоведа на тему "что хотел сказать автор".

С момента создания цикл выходил несколько раз, иногда издатели меняли по своему усмотрению порядок романов. По итогам личного размышления и поискам по фан-сайтам, оптимальным считается следующий порядок частей:

"Дорога"
"Сумерки мира"
"Живущий в последний раз"
"Страх"
"Ожидающий на Перекрёстках"
"Витражи патриархов"
"Войти в образ"
"Ваш выход, или Шутов хоронят за оградой"
"Восставшие из рая".

В цикле несколько миров, несколько сквозных идей и героев. При этом у центрального персонажа цикла - беса Марцелла - несколько воплощений - "те, которые я" - собственно Марцелл, Андрей (Анджей Вольски (повесть "Вошедшие в Отросток" романа "Дорога" и роман "Восставшие из рая"), возможно, Сарт..

Описание героя Мома ("правдивый во лжи" - "Войти в образ") очень напоминает христианские представления о дьяволе (ср. эпиграф к "Фаусту" - "Часть силы той, что вечно хочет зла и вечно совершает благо") - возможно, он и есть тот "дьявол-ренегат", который первым предложил людям договор на бессмертие. Впрочем, художественные представления Олди о природе зла, как правило, отличаются от христианских, с христианскими мотивами (а также с мотивами некоторых других религий, но не так глубоко) он работают творчески. Есть основания также полагать, что Мом - "Человек с Бездной внутри - это Даймон.

Как минимум дважды в составе цикла допущена инверсия - в романе "Дорога" читатель сначала знакомится с Марцеллом (книга "Право на смерть") и только потом узнаёт историю происхождения бесов (бессмертных) и бездны; в финале "Страха" неожиданно оказывается, что рассказанные события - предыстороия "Живущего в последний раз", хотя сам текст "Живущего" в начальных главах не совпадает со "Страхом".

В хронологическом порядке содержание романа "Дорога" выглядит следующим образом.

На Земле люди постепенно сдавались в плен удобству вещей. В результате вещи, на которые постепенно перекладывалась необходимость думать и иногда - творить, приобретали одушевлённость и, в конце концов, обзавелись подобием души. На планете начались бунты одушевлённых вещей, в результате чего люди постепенно сбежали из городов, но вещи настигли их и вне городских границ. В ответ на бунты вещей среди людей появляются особые люди - Бегущие вещей, или Пустотники.

В то же время появляется некий "дьявол-ренегат", которого не устраивают души вещей, и в борьбе за человеческие души он предлагает людям договоры на новых условиях - души отныне меняют на бессмертие. Так на земле появляется новая категория обитателей - бесы (бессмертные), которые затем могут проживать множество жизней, кочуя по мирам (большая Эмиграция). Однако души бессмертных, не могущих умереть, выделяют особую субстанцию - желание смерти. Так вокруг Земли и некоторых других миров образуется некросфера - она же Бездна или Бездна голодных глаз. Бездна, не могущая производить, творить ничего нового и живого, постепенно обволакивает планету.

Для нейтрализации Бездны в одном из миров изобретён "кодекс веры" (повесть "Право на смерть"). Убирая из мира, стремящегося к смерти и разрушению, творческое начало, Пустотники на некоторое время сдерживают и развитие Бездны, которая теперь поддерживает своё существование, высасывая жажду творчества и жизни из мира.

В то же время Марцеллу всё время мерещится "Зал ржавой подписи - место, где хранятся договоры с дьяволом людей, получивших бессмертие (по факту - обладателей душ, части которых составили Бездну).

Разные повести части "Предтечи" описывают разных людей, ставших пустотниками, и одновременно поднимает разные аспекты проблемы "человек-творчество-вещи" - в "Восьмом круге подземки" это - история борьбы с вещами, превратившейся в реалити-игру, в Монстре показан главный герой особой разновидности Пустотников - "меченый зверем" - в следующих романах ("Сумерки мира") они будут называться "тварьцами". В "Смехе Диониса" поднята проблема, когда творчество - написание музыки - постепенно переходит в руки вещей.

В повести "Вошедшие в Отросток" Марцелл-Анджей оказывается в отростке Некросферы - особом органе Бездны, которым она питается, вытягивая из людей желание жить. Вращаясь в мире абсурда, Анджей хочет умереть, и это также ослабляет Некросферу на время, но не навсегда ("выйграна не война, но бой").

"Сумерки мира". Действие происходит в мире "Права на смерть" (судя по названием городов). Ещё в финале "Права на смерть" бесы начали вступать в браки с людьми. Потомки этих браков - "девятикратные" живут несколько раз. Пустотники из числа девятикратных составляют особую касту - саларов, скользящих в темноте. Однако в мире есть другие сверхъестественныесущества - от браков "меченых зверем" - обладающих двойной сутью - людей и животных - стали рождаться оборотни - "изменчивые". Мир теперь наполнен конфликтами девятикратных и изменчивых, но люди из него постепенно исчезают - вступая в браки с девятикратными, женщины рождают новых детей, живущих многократно. Равновесие опять нарушается, и в мире появляются посланцы Бездны - варки.

Бес Марцелл уходит в зал Ржавой подписи, бесы спускаются в пещеру Пенатов Вечных, а люди выдумывают новую религию - они уходят в Бездну и возвращаются в мир как его посланцы - вампиры - варки. В результате Марцелл (за танец с метательным бабочка названный Танцующий с молнией), салар Сигурд Ярроу, изменчивый Солли и Пустотник Даймон (тварец, один из последних сыновей Большой Твари бросают вызов Бездне. Марцелл записывает Бездну в Книгу и выковывает меч "Тяжёлый блеск". Обломок этого меча снова появится в "Восставших из рая" с именем "Меч, которого нет".

В романе впервые начинает громко звучать тема религии - сначала бога делают из Марцелла, затем, по возвращении тому приходится стать жрецом, и идти за поклонявшимися ему людьми, когда они вошли в двери Бездны и вернулись в мир в качестве варков. Даймон входит в дверь Бездны и берётся выписать её в Книгу, однако став Книгой, Бездна остаётся Бездной и Марцелл уходит в неё.

"Живущий в последний раз". Книга о любви девятикратного Эри и девушки-варка Лаик, которым удаётся обмануть Бездну - умереть - и вернуться. Преодолев Безну, Эри и Лаик открывают рай для варков - мир, в котором те смогут прожить ещё одну жизнь. Этот мир снова будет изображён в "Восставших из рая".

В романе появляются Сарт, Грольн, льняной голос, которые потом станут мифотворцами в "Ожидающем на перекрёстках".

"Страх". Мир "Права на смерть", "Сумерек мира" и "Живущего в последний раз", завуалированная предыстория предыдущего романа, что выясняется только на последней странице. "Книга Бездны" ещё не дописана. Марцелл ищет Знающих, пишущих Книгу Небытия, и противостоит некоему брату Лоренцо - посланнику Бездны, который убивает людей страхом. Лекарь Якоб подкладывает Лоренцо своего новорожденного сына, пытаясь убить которого Лоренцо погибает - младенец не знает страха. В финале Эрих оказывается саларом Эри из предыдущей книги - довольно искусственная привязка.

"Ожидающий на перекрёстках". Снова мир предыдущего романа (?). Тема религии. Некие Предстоятели питаются верой, а для того, чтобы качать её из людей, стоят Дом на перекрёстке. Однако со временем выясняется, что дом живёт своей живёт своей жизнью (Ожившая вещь?), вытягивая из людей способность творить, играя с Предстоятелями. Предстоятели разрушают Дом. В качестве слуг Дома в романе действуют мифотворцы - из знакомых упомянуты Сарт и Грольн Льняной голос.

"Витражи патриархов" Мир, общий для этого и следующего романов. Тема творчества. Мир, в котором слова имеют силу заклинаний, но поэтому нет творчества вообще. В финале из мира уходит магия, но он остаётся чистым - поскольку стихи имели силу заклинаний, стихотворством тут вообще никто не занимался.

"Войти в образ". Мир предыдущего романа. "Чистый" от творчества мир Сарт и Мом используют для того, чтобы придать катарсису особую силу - т.к. его будут испытывать люди, до этого не знавшие религии, и с его помощью победить Бездну. Для этого они находят в нашем мире некоего Алекса Сайкина - актёра, играющего слишком по-настоящему, и предлагают ему, умерев в нашем мире, воплотиться в мире Витражей дважды - как Безмо для Степи и как "Девона-упурок" для города. В момент катарсиса, когда Алекс играет в третий раз - уже для обеих армий Мом выпускает из себя Бездну, а Сарт впускает в себя, намереваясь в будущем выписать как книгу. Бездна выглядит в романе скорее как невоплощённое творчество, которое жаждет воплощения.

"Ваш выход, или шутов хоронят за оградой". Ещё одно обращение к теме творчества. Теперь оно скорее - страшный дар, который главный герой Смоляков получает в наследство от некоего Скомороха. Скоморох вынужден убивать, как Алекс-девона, при этом обставляя смерти как театральную постановку. То есть, это какой-то "дурной катарсис". В финале повести этот дар уходит. Повесть сюжетно излишняя, хотя и связана с другими частями - в ней есть Сарт, и в то же время переходна к другому циклу - дилогии"Нам здесь жить" - сосед нынешнего главного героя является отцом героя дилогии.

"Восставшие из рая" Земной мир ("Вошедшие в отросток") пересекается с раем для варков из "Живущего в последний раз". Анджей-Сарт убивает Бездну-Книгу, освобождая варков из очередного мира, где нет свободы творчества - мира ритуалов. Впрочем, судя по последней сцене, когда обитатели заброшенного хутора, отыгрывая иной вариант событий, нежели было их течение в начале романа, сами выходят к главным героям, - финал открытый. Возможно, это опять не победа над Бездной, а выигранный единичный бой.

В "Восставших" неожиданно много христианских мотивов.

Ох, что-то коротко не получилось и яснее вряд ли стало.))

daria_mend

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди