Маг в Законе


Притча о Великой Державе и Маленьких Человеках - маги и Российская Империя начала XX века, жандармы, чей служебный "профиль" - эфирные воздействия; колдуны-каторжане...

Читать в библиотеке LitRes

 

К "механизму" подвели двух белых овец с известной всем фермы Ее Величества. Я мысленно пожалел безвинные жертвы — и заметил принцессу де Ламбаль. Она смотрела на овец, тонкие пальцы сжимали веер... Версаль исчез. Зелень парка сменилась серой брусчаткой, из клубящегося тумана подступили еле различимые тени. Грядущее явилось мне! Первый удар сабли сбил с головы принцессы белый накрахмаленный чепец. Второй рассек ей лоб до левого глаза. Хлынувшая кровь мгновенно залила платье. Теряя сознание, де Ламбаль осела на землю, но убийцам хотелось продолжения. Женщину заставили подняться и идти по трупам. Видение длилось едва ли больше мгновения, но я запомнил каждую мелочь.
Надо ли говорить о моих чувствах?

«Алюмен», книга первая «Механизм времени»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Алехан - «Шерлок Холмс против марсиан»

Незабвенный барон Мюнхгаузен говорил: «Когда меня режут, я терплю, но когда дополняют – становится нестерпимо!» (Г.Горин). В романе «Шерлок Холмс против марсиан» описывается сходная ситуация. Как водится, сама по себе она проста и даже объяснима, но крайне неприятна. Пиратская программа вводит в органически верно построенный мир художественного текста инородный элемент, который начинает прогрессировать в нем как раковая опухоль. Зараза эта со временем грозит перерасти в «невыполнимое противоречие», и тогда... А что, собственно, тогда?

Вот вопрос о том, что происходит с текстом, который не хотят видеть «как он есть» (пожалуй, можно обобщать до любого рода отношений, а не только «писатель-читатель-текст») мне и кажется тут главным. Для начала, конечно, нужно поверить в то, что текст – это живой, функционирующий организм. Субъект-объектные отношения в этом романе слишком сложны для того, чтобы их можно было описать «в трех словах», но я попробую.

Итак, существует некое пространство, именуемое «текст» (роман Г. Уэллса «Война миров»). Оно претерпевает изменения под воздействием двух факторов: пиратской «ломки» и «соавторства» Снегиря. Собственно, так и формируются «марсианские» главы романа, на примере которых становится очевидным, как чувствителен текст к любым изменениям. Если в кухне у бабы Фимы закипел чайник, доктор Ватсон услышит свист в кабинете полковника...

Вообще само название "Шерлок Холмс против марсиан" наводит на мысли о противопоставлениях типа: X vs Y. Самой очевидной парой для противопоставления в данном романе являются фигуры Писателя и Читателя. Однако, это только на первый взгляд. Достаточно заметить, что действующие лица «внетекстовой реальности» (Снегирь и Тюня, Нюрка) отражаются в «марсианских главах» (Шерлок Холмс и доктор Ватсон, Дженни), чтобы не допустить такого заблуждения. Тут интересно, что Снегирь с коллегой только исправляют последствия работы вирусной программы, запущенной Нюркой. Таким образом, воздействие Нюрки на «Войну миров» является опосредованным, пассивным, а Снегиря и Тюни – прямым, активным. Но в обоих случаях изменениям подвержен уже законченный, давно опубликованный и прочитанный миллионами людей текст! Одним словом, деятельность, совершаемая персонажами линии XXI века, называется – чтение.

Мы видим, как один и тот же текст воспринимается, двумя (условно, двумя) разными читателями. Если Нюрка по причинам, известным только ей одной, желает, чтобы марсиане были уничтожены посредством магии, то Снегирь вскрывает и без того бесконечное множество литературных связей. Дальше – одни вопросы. Главным из которых будет: почему одни читатели стремятся навязать автору свою волю, а другие – вникнуть в замысел? Хотелось бы найти однозначный ответ, и как же хорошо, что это невозможно! Конечно, можно обвинить читателей в отсутствии фантазии, непонимании, лености, досужем ляполовстве но это отнимет у них (нас, конечно, нас) право на наивный, светлый взгляд на литературу. А так приятно иной раз, рыдая и смеясь над страницами какой-нибудь книги, не задумываться над тем, насколько она выдерживает критику разума.

Собственно, главное, чем мне понравился «Шерлок...» это то, что получился не роман-обвинение, не манифест, а своеобразное наблюдение над тем, к чему приводит неразличение творческих концепций.

Алехан

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди