Песни Петера Сьлядека


Идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, внимая случайным исповедям. Кружатся в безумном хороводе монах и судья; джинн назначает себя совестью купца, фехтовальщик путает слово и шпагу, железная рука рыцаря ползет ночью в замковую часовню...

Читать в библиотеке LitRes

 

Казначея звали Август Пумперникель. Был он молод и нагл, как всякий избалованный удачей юнец, а также талантлив, как дьявол. Подкидыш, тринадцати месяцев от роду Август по совокупности признаков был отобран скопцами-арифметами из Академии Малого Инспектрума, где и прошел восемнадцатилетний курс обучения. После чего, отказавшись от почетной кастрации, Пумперникель вступил в должность главного казначея Реттии и возгордился сверх меры. Гордость молодого человека имела под собой основания. Август мог сосчитать капли в море и шерстинки в хвосте любимого ослика принцессы Изабеллы Милосской, вспомнить сумму недоимок по округу Улланд за позапрошлый год, с точностью до двух-трех грошей, и — о чудо! — без промедления указать текущую задолженность по выплатам столичным мусорщикам и золотарям.

«Дуэль» («Архивы Надзора Семерых»)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Александра Давыдова - "Дикари Ойкумены. Книга 2: Волк"

"Мир фантастики": рецензия на "Волка"

В свежем номере журнала "Мир фантастики" опубликована рецензия Александры Давыдовой на книгу Г. Л. Олди "Волк" (второй том трилогии "Дикари Ойкумены".)

В романе «Волк», второй части новой трилогии Олди, читателя вновь ждёт мир, о котором авторы уже сыграли космическую симфонию («Ойкумена») и космическую сюиту («Urbi et Оrbi, или Городу и Миру»).

Теперь же звучит космический марш. Вступление уже исполнено, тема задана; если следовать музыкальной аналогии, во второй части стоит ожидать расстановки смысловых акцентов, лишь намеченных в предыдущем томе. Если в «Волчонке» мир трилогии казался разобщённым, персонажи толкались локтями, а их поступки порой выглядели нелогичными, то теперь «музыкальные линии» сводятся воедино. Шпионские игры — в сторону, не до них. Забываются старые ссоры — перед лицом угрозы, которая не по зубам даже могущественным антисам, способным путешествовать в космосе без звездолёта. А детские драки «волчонка» превращаются в изнурительную борьбу за выживание в чужом краю.

Через всю книгу лейтмотивом проходит ненависть. Каждый раз и самому герою, и читателю кажется, что потолок её достигнут и сильнее ненавидеть просто не получится. Герой будто взбирается по ступенчатой жертвенной пирамиде — перед каждой новой плитой он задирает голову и думает, что не сумеет зацепиться за край и подтянуться. Но в итоге — цепляется, забирается и тащит за собой друзей. Воспитание внутреннего зверя продолжается через боль.

Вторая главная тема романа — свобода. Что она для человека: сила или слабость? А для не-человека? Можно ли считать себя свободным, находясь в бренном теле? Можно ли считать убийцу благодетелем, освобождающим твой дух от смертной оболочки? Ответы ищет Марк, пытаясь выжить, ищет его дядя, готовясь стать центром колланта (коллективного антиса), ищут антисы, столкнувшись с космической аномалией. И главное — ищет читатель, потому что это роман из тех, которые невозможно понять, не сформировав чёткую этическую позицию. Можно, конечно, пролистать, наслаждаясь экшеном — драками, дуэлями, перестрелками — и переживая за персонажей: выживут или нет? Но вдумчиво читать, погружаясь во все уровни текста, без определения собственной точки зрения нельзя.

Но не стоит забывать: марши бывают не только серьёзными. Они звучат и в начале циркового представления, когда на арену выходят униформисты. Кажется, что соавторы ведут читателя по тонкому канату над кругом с опилками, где укротитель под аплодисменты щёлкает кнутом, заставляя зверей ходить на задних лапах и кланяться толпе. Комическое снижение из авторского приёма превращается в способ бытия героев: умеешь смеяться, кривляться, отвлекать внимание, пока с арены убирают разорванного на части укротителя, — значит, сумеешь выжить. Умение смеяться над собой — именно это отличает целостного персонажа от картонной куклы. И человека — от зверя.

Стиль Олди, насыщенный яркими образами, как всегда, на высоте: чего только стоят красочно-напряжённые дуэли — сплетение гладиаторского боя и ацтекского жертвоприношения. Композиция с контрапунктами сохранена, и она легче воспринимается, чем в первой части трилогии, так как время повествования теперь едино.

Роман про молодого волка в капкане ненависти и свободы. Зрители глазеют на него, а из-за кулис то и дело выглядывает автор-ковёрный. Он то улыбается, то грустно молчит, то, подмигнув читателю, щёлкает кнутом, — и читатель послушно поворачивает голову туда, куда желает автор.

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди