Одиссей, сын Лаэрта

(книга из "Ахейского цикла")


Я, Одиссей, сын Лаэрта-Садовника и Антиклеи, лучшей из матерей, внук Автолика Гермесида, по сей день щедро осыпанного хвалой и хулой, - и Аркесия-островитянина, забытого сразу после его смерти; правнук молнии и кадуцея...

Читать в библиотеке LitRes

 

Сегодня у меня убили отца.
Странно, что я так взволнован. Плотских отцов у меня убивали множество раз. В мятежном Льеже, когда толпа затоптала Хромого Пьеркина. У села Мисакциели двое грабителей обиделись на пастуха Ираклия — упрямец вцепился в барана, словно тот был его братом. В предместьях Бэйцзина, в дни бунта ихэтуаней. В Краковском гетто. Если начать вспоминать... Бывало, я сам, собственными руками, лишал родителя жизни. Нет, все-таки я волнуюсь. Разумеется, не жизни — тела. Физического существования. Сейчас почти все мои отцы здесь, со мной. Во мне. Те же, кого еще нет, вскоре присоединятся.

«Где отец твой, Адам?»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Александра Давыдова - "Дикари Ойкумены. Книга 2: Волк"

"Мир фантастики": рецензия на "Волка"

В свежем номере журнала "Мир фантастики" опубликована рецензия Александры Давыдовой на книгу Г. Л. Олди "Волк" (второй том трилогии "Дикари Ойкумены".)

В романе «Волк», второй части новой трилогии Олди, читателя вновь ждёт мир, о котором авторы уже сыграли космическую симфонию («Ойкумена») и космическую сюиту («Urbi et Оrbi, или Городу и Миру»).

Теперь же звучит космический марш. Вступление уже исполнено, тема задана; если следовать музыкальной аналогии, во второй части стоит ожидать расстановки смысловых акцентов, лишь намеченных в предыдущем томе. Если в «Волчонке» мир трилогии казался разобщённым, персонажи толкались локтями, а их поступки порой выглядели нелогичными, то теперь «музыкальные линии» сводятся воедино. Шпионские игры — в сторону, не до них. Забываются старые ссоры — перед лицом угрозы, которая не по зубам даже могущественным антисам, способным путешествовать в космосе без звездолёта. А детские драки «волчонка» превращаются в изнурительную борьбу за выживание в чужом краю.

Через всю книгу лейтмотивом проходит ненависть. Каждый раз и самому герою, и читателю кажется, что потолок её достигнут и сильнее ненавидеть просто не получится. Герой будто взбирается по ступенчатой жертвенной пирамиде — перед каждой новой плитой он задирает голову и думает, что не сумеет зацепиться за край и подтянуться. Но в итоге — цепляется, забирается и тащит за собой друзей. Воспитание внутреннего зверя продолжается через боль.

Вторая главная тема романа — свобода. Что она для человека: сила или слабость? А для не-человека? Можно ли считать себя свободным, находясь в бренном теле? Можно ли считать убийцу благодетелем, освобождающим твой дух от смертной оболочки? Ответы ищет Марк, пытаясь выжить, ищет его дядя, готовясь стать центром колланта (коллективного антиса), ищут антисы, столкнувшись с космической аномалией. И главное — ищет читатель, потому что это роман из тех, которые невозможно понять, не сформировав чёткую этическую позицию. Можно, конечно, пролистать, наслаждаясь экшеном — драками, дуэлями, перестрелками — и переживая за персонажей: выживут или нет? Но вдумчиво читать, погружаясь во все уровни текста, без определения собственной точки зрения нельзя.

Но не стоит забывать: марши бывают не только серьёзными. Они звучат и в начале циркового представления, когда на арену выходят униформисты. Кажется, что соавторы ведут читателя по тонкому канату над кругом с опилками, где укротитель под аплодисменты щёлкает кнутом, заставляя зверей ходить на задних лапах и кланяться толпе. Комическое снижение из авторского приёма превращается в способ бытия героев: умеешь смеяться, кривляться, отвлекать внимание, пока с арены убирают разорванного на части укротителя, — значит, сумеешь выжить. Умение смеяться над собой — именно это отличает целостного персонажа от картонной куклы. И человека — от зверя.

Стиль Олди, насыщенный яркими образами, как всегда, на высоте: чего только стоят красочно-напряжённые дуэли — сплетение гладиаторского боя и ацтекского жертвоприношения. Композиция с контрапунктами сохранена, и она легче воспринимается, чем в первой части трилогии, так как время повествования теперь едино.

Роман про молодого волка в капкане ненависти и свободы. Зрители глазеют на него, а из-за кулис то и дело выглядывает автор-ковёрный. Он то улыбается, то грустно молчит, то, подмигнув читателю, щёлкает кнутом, — и читатель послушно поворачивает голову туда, куда желает автор.

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди