Одиссей, сын Лаэрта

(книга из "Ахейского цикла")


Я, Одиссей, сын Лаэрта-Садовника и Антиклеи, лучшей из матерей, внук Автолика Гермесида, по сей день щедро осыпанного хвалой и хулой, - и Аркесия-островитянина, забытого сразу после его смерти; правнук молнии и кадуцея...

Читать в библиотеке LitRes

 

Жгучие мурашки забегали по хребту: снизу вверх. От крестца — и до середины спины; не выше. Можно подумать, черный трудяга-муравей выскользнул из-под шпажного острия, забрался Джеймсу под одежду и теперь звал на подмогу толпу верных, расторопных сородичей. Казалось, в крестце, в тайных недрах тела, погребенный под развалинами, просыпается кто-то — полумертвый, растоптанный, слепой и глухой ко всему, кроме одного-единственного зова. Восстает из смертного сна и идет наружу, потому что не может иначе. Однажды, в синей ночи под желтым месяцем, был миг милосердия — и миг этот стоил всех сокровищ мира, отныне и навсегда.
— Я знаю жизнь, — сказала Вуча Эстевен.
И внезапно, бледнея, сделала шаг назад.
— Я тоже знаю жизнь, — ответил Джеймс Ривердейл.

«Захребетник» («Три повести о чудесах)

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Ингрид - Г.Л. Олди. Ойкумена (трилогия)

Г.Л. Олди. Ойкумена (трилогия)

« Звезды же сидят на черной лужайке космоса, в креслах-качалках, попивают мятный ликер и смеются над попытками разглядеть их истинную сущность. Потому что издалека ничего не видно. А вблизи никто не может смотреть на звезду, не моргая ». Г.Л. Олди

Представлять авторский дуэт я, пожалуй, не буду. К тому же вы, скорее всего, знаете про них гораздо больше, чем я — так уж вышло, что из творчества Олдей я читала малую толику, и мне даже не стыдно. Наоборот, радостно — у меня впереди много хороших, новых, ни разу не читанных книжек.
Ойкумена — это социальная фантастика в моих любимых декорациях, в космосе. Вообще термин «Ойкумена» в фантастике, обозначающий населённые миры, мне бесконечно близок. Он как будто прокладывает мостик от современной русской фантастики к книгам Ефремова, который, при всей специфичности его стиля, был основоположником жанра. Пусть ефремовская Ойкумена была в историко-приключенческом романе, а не в фантастическом, общность всё равно чувствуется.
Итак, человечество выросло, научилось преодолевать световой порог и расселилось по Вселенной, но расовые и религиозные конфликты не то что не исчезли — наоборот, разногласий стало ещё больше. Люди даже забыли, откуда они родом: общее происхождение в Ойкумене — не более чем одна из гипотез, не самая распространённая к тому же. Расовые различия усилились из-за специфической эволюции — самих людей и способов производства энергии. Именно энергия становится краеугольным камнем нового общества — что неудивительно, при космических-то расстояниях.
У варваров нет своих технологий или они находятся в зачаточном состоянии, что не мешает им жить счастливо и пользоваться благами цивилизации, неизбежно проникающими из других миров. Нарочитая архаичность этих миров в сочетании с импортным хайтеком выглядит карикатурно, но при этом почему-то очень симпатично.
Техноложцы - это расы, которые пошли по торному пути, развивая технические способы производства энергии, атомную в том числе. Выкручиваются, в общем, как-то сводят концы с концами, потому что затраты на производство энергии высоки, и при этом страшно завидуют энергетам.
Оно и понятно. Энергеты обладают необъяснимым даром получать энергию, достаточную для разгона огромных лайнеров до субсветовой скорости, практически из ничего, точнее, из себя самих. У каждой расы есть своя собственная система, отработанная на протяжении тысячелетий, и было бы, в общем, неправильно считать, что энергетам энергия даётся просто так. К примеру, с точки зрения постороннего вехденская система запретов и ограничений, способствующая «взращиванию внутреннего огня», доходит до абсурда: не ходить босиком, закрывать рот специальной повязкой при работе с огнём, не касаться «нечистых» животных... бесконечное множество запретов, и нарушение каждого из них снижает КПД живого генератора. Вудуны используют энергию Лоа, то есть духа. Лично мне наиболее симпатичны гематры — наверное, благодаря близнецам Шармалям. «Ходячая математика бытия», люди с невероятными математическими способностями, могущие мгновенно и одновременно решать целую кучу объемных и сложных задач, но самое главное — создавать «гематрицы», наклейки с последовательностью символов, которые заставляют двигаться любую машинерию, от примитивной варварской самоходной повозки до круизного звездолёта.
Особняком стоят рабовладельческие миры помпилианцев. Помпилианцы не являются энергетами, но при этом они умеют преобразовывать и использовать внутреннюю энергию любого человеческого существа, даже техноложцев и варваров. Одно плохо — эту энергию они берут силой у своих рабов, выжимая их досуха и превращая в бессмысленных «роботов».
Большинство рас и обитаемых миров авторы наделили характерными и зачастую утрированными чертами земных стран и народностей, как современными, так и взятыми из прошлого. Например, заносчивые помпилианцы — это, несомненно, римляне, брамайны накрепко ассоциируются с индусами, а черты провинциальной России начала 19 века мы находим на планете Сечень.
Отдельно надо сказать про флуктуации и антисов. Флуктуации континуума в Ойкумене — это враждебные человеку сущности, подстерегающие путников на космических трассах. По аналогии с классическим фэнтези, Олди дают флуктуациям прозвища — дэвы, кракены, - а тяжеловооружённые боевые корабли, предназначенные для борьбы с ними, зовется милым читательскому сердцу словом «Ведьмак».
Сверхлюди-антисы обладают врождённой способностью переходить из нормального «белкового» состояния, в котором они полностью идентичны людям, в «волновое» - и обратно, по желанию. В «большом теле» антис способен путешествовать на дальние расстояния в космосе с огромной скоростью, а ещё он вполне способен надавать по шеям агрессивным флуктуациям. Антисы в этом плане так же востребованы, как и «Ведьмаки», и так же редки.
Повествование в «Ойкумене» нелинейное, события настоящего перемежаются «контрапунктами» - вставками из давнего и не очень прошлого. В первой книге это прошлое самого героя, а дальше он начинает видеть удивительно реалистичные сны о прошлом других людей благодаря (если можно так выразиться) маленькой частице флуктуации, прижившейся в его сознании после спонтанного контакта.
Кроме контрапунктов, есть ещё один слой - короткие эпизоды, вкусно описывающие всего лишь один вечер на планете Борго, родине главного героя, где его просто ждут к ужину трое немолодых людей в уютном доме, полном искусно сработанных марионеток и других кукол. Некоторые из этих кукол — персонажи книги.
Центральный герой — Лючано Борготта по прозвищу Тарталья, бывший контактный имперсонатор или невропаст, проще говоря — кукольник. И ещё бывший тюремный экзекутор, так уж вышло. И директор театра «Вертеп»... впрочем, тоже уже бывший.
Невропасты в Ойкумене — это одарённые люди, которые умеют ментально корректировать движения, мимику и речь другого человека, ведя его, как кукольник марионетку.
Именно глазами этого персонажа мы видим миры Ойкумены и исторические, как потом окажется, события. А посмотреть есть на что, потому что Тарталья — личность уникальная, он не любит сидеть на месте и словно магнитом притягивает к себе невероятные события и разного рода неприятности. Ну как — неприятности... тюрьма на экзотических островах посреди океана или рабство у помпилианцев, например.
Из неприятностей ему, впрочем, удаётся выбраться живым, хоть и не всегда невредимым.
Однако Борготта, при всей своей уникальности, совершенно не выглядит супергероем. Он не слишком молод, лысоват и с брюшком, прижимист и в меру суров со своими актёрами, крепостными графа Мальцова. То есть вполне соответсвует своему прозвищу, персонажу комедии дель арте Тарталье.
Казалось бы, не слишком привлекательный тип. Но это если не знать, что кроется за жадностью Борготты и на какие цели он откладывает деньги, экономя на всём. Если не замечать, что Борготта скорее играет Тарталью, чем на самом деле является им. Против Борготты говорит его тщательно выстроенный имидж хитрого дельца. За — его поступки на протяжении всего романа.
Кроме главного героя, в «Ойкумене» много прекрасных второстепенных персонажей. Учителя Борготты, кукольник маэстро Карл и экзекутор Гишер — второе и третье «я» Бороготты, «голоса в голове». Тётушка Фелиция, вырастившая сироту Лючано. Великолепный Гай Октавиан Тумидус, кавалер ордена Цепи и малый триумфатор, незадачливый рабовладелец, который имел несчастье сделать своим рабом Тарталью, о чём потом не раз пожалел. Роковая красотка Юлия Руф, боевая подруга и передовик помпилианской науки. Благородный в лучшем смысле этого слова граф Мальцов. Поэт-заика Венечка Золотой. Ещё один персонаж-маска, Пульчинелло, он же антис Нейрам Саманган. Адвокат-вудуни Фионина Вамбугу. Ну и, конечно же, замечательные близнецы-гематры Давид и Джессика, о которых я уже упоминала.
Сюжет выстроен безупречно, каждая из трёх книг держит читателя в напряжении до самого эпилога. Трилогия написана очень хорошим языком. Технических подробностей в тексте немного, большей частью это рассказы об устройстве марионеток и искусстве их вождения. Читаются они легко и с интересом, и не надоедают.
«Ойкумену» не назовёшь афористичной — это не тот случай, когда книгу хочется раздёргать на цитаты (хотя удачные цитаты в ней всё же есть). Но ценность трилогии не в этом, а в заложенных в ней вечных, простите за повтор, ценностях. Эта книга — подарок для читателя, её приятно поставить на полку и время от времени с удовольствием перечитывать. Обложка серии мне тоже нравится, подкачала только бумага.
Любителям социальной фантастики и космооперы однозначно советую читать. Нелюбителям — пересилить себя и всё равно читать, потому что написано мастерски и персонажи хороши.

Цитата на злободневную тему:
« Аримы, аборигены Кемчуги, захудалой планеты в системе гаммы Шамана, были помешаны на поэзии. Они сочиняли стихи по поводу и без, в походах и во время сбора урожая, на рождение детей, смерть старцев и праздник ущербной луны. Стихами, колективными и индивидуальными, завершались все сделки и договоры. От качества «сдельной» поэзии зависело, останется контракт в силе или будет немедленно расторгнут. Ибо человек, нечуткий к поэтическому слогу, лишен богами права подписи.
Возможно, поэтому цивилизация Кемчуги не шагнула дальше каменного века ».


http://www.diary.ru/~ingrid-r/p168916253.htm?oam#more1

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди