Маг в Законе


Притча о Великой Державе и Маленьких Человеках - маги и Российская Империя начала XX века, жандармы, чей служебный "профиль" - эфирные воздействия; колдуны-каторжане...

Читать в библиотеке LitRes

 

Знамена, штандарты, хоругви... Я помню их! Я помню! Я начинаю вспоминать! Рвущийся навстречу ветер, грохот копыт, земля пляшет и игриво выгибает спину, все кругом сверкает — десятки, сотни Блистающих — и гордо трепещущие на ветру стяги: Кабир, Мэйлань, Малый Хакас, Кимена, Лоулез... Лоул и лорды!!! И, словно в ответ на давно забытый клич, из полумрака надвигается до дрожи знакомый треугольный щит... нет, не щит, а плотная ткань, только напоминающая щит, с россыпью серебристых лилий на темном поле — и все вокруг исчезает.
"Знамя Лоулеза! — запоздало доходит до дряхлого рассудка, и без того помраченного веками тюрьмы и пьянящим глотком свободы.— Меня надо было укрыть. Им и укрыли... саваном былого."
Даже в кромешной тьме я вижу их: лилии на поле.

«Дайте им умереть»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Ойкумена (1)

О людях и куклах

А куклы так ему послушны,
И мы верим простодушно
В то, что кукла может говорить…

«Марионетки», группа «Машина времени»

Нечасто приходится удивляться, читая современную фантастику. А удивляться приятно – так и подавно. От сэра Генри Лайона, вот, после десятой прочитанной книги тоже особых сюрпризов не ждёшь. Берусь за очередной томик, заранее зная: удовольствие от прочтения гарантировано, разочарован не буду. И стабильно не разочаровываюсь. Это, в общем, приятно. Стабильность вообще хорошее качество для писателя (или для дуэта писателей, не суть). Но господин Требовательный Читатель ведь так устроен чудно… Хочется, хочется ж ему, читателю с большой буквы «Т», чего-то большего! Даже от любимых писателей – хочется! Ну, чтоб хотя бы время от времени… чтоб по нервным окончаниям, как по гитарным струнам – нежно так пальчиками: бр-р-рум-м-м… И опа! Здравствуй, катарсис.
А Любимые Писатели – они на то и пишутся с заглавной «Л», что от них, знаете ли, можно ждать. Они, знаете ли, могут. Умеют. Ибо!
Возьмут, например, и напишут космооперу.

Открыл «Ойкумену» с невольной опаской. Космоопера? Это от Олди-то? Ох, стрёмно, братцы! С первых же страниц как посыпалось: информателла, невропаст, вудуны с гематрами, имперс… тьфу, леший… им-пер-со-нация! Во!
Страниц двадцать недоумевал. А потом… потом три тома промелькнули, как три главы. Так в текст нырнул, что после заплыва едва вынырнул, как знаменитый барон сам себя за волосы из романа тащил – эдак затянуло. Космоопера? Ну-у-у… отчасти. Звездолёты в наличии, множество обитаемых миров – тоже, даже грозные военные флотилии – вот они, легки на помине. В то же время, окажись трилогия классической космооперой, моё удивление едва ли стало бы приятным. Потому, что «Звёздных королей» уже давным-давно написал Гамильтон Эдмонд, а «Пришествие ночи» - сравнительно недавно написал Гамильтон Питер.
С «классикой жанра» общего у «Ойкумены» ровно столько же, сколько у «Гамлета» с учебником по истории Средневековья. Или здесь уместнее не «Гамлета» вспомнить, а «Сон в летнюю ночь»? Ведь не фэнтези, нет. Но и не строгое НФ, отнюдь. Звёздные флотилии здесь далеко не на главных ролях, а чужие миры служат лишь антуражем для локальных событий. Глобальное, вселенское – оно скрыто внутри героев, их внутренние изменения становятся предпосылками для перемен галактических масштабов.
И я вижу перед собой маскарад, кукольный театр. По левую руку от сюжета шествует драма, по правую – фарс. Трагикомедия. Фантасмагория. Космооперетта.

Олди – мастера говорить несерьёзно о серьёзном. Вернее делать вид, будто говорят они не всерьёз. Здесь – весёлая шутка, там – изящный гротеск… Гениальный профессор предстаёт в образе явного шарлатана, гордый офицер помпилианец видится напыщенным и недалёким воякой, а Лючано Борготта – он кто? Профессиональный неудачник? Или неудачливый профессионал?
Обожаю наблюдать, как герои неспешно раскрываются, распускаются розами на сюжетном кусте, разворачивают передо мной – читателем – изящные лепестки черт. Обожаю придирчиво сравнивать и убеждаться: они все разные, эти лепестки, все уникальные. Каждый герой – личность. Или, если угодно, кукла ручной работы, не похожая на своих товарок.

Декорации достойны особого упоминания. Уж авторы дали волю фантазии! Уж дали так дали! А потом догнали и добавили ещё – на закуску! Красочные, яркие, фееричные, занятно гротескные миры, живущие по своим законам. Нации, заселившие Ойкумену, представлены не номинально, не схематично, они, как и герои, обладают множеством уникальных черт. Брамайны и вудуны, помпилианцы и гематры – все они по сути своей люди, все могут найти общий язык, когда приспичит… и вместе с тем как же ВСЕ МЫ, ХОМО САПИЕНСЫ, не похожи друг на друга! Как же наши «национальные особенности», выпестованные, взлелеянные и ревностно хранимые, мешают простому человеческому взаимопониманию! Это ж только представить, сколь мы далеки друг от друга… Может, и впрямь пора уже на новый уровень выходить? Уровень абсолютного взаимодействия, когда каждый привносит в общее дело что-то своё, дабы в итоге родилось единое НЕЧТО. Могущественное. Космическое. Антическое.
Изящная игра авторов на исторических, культурных и религиозных аналогиях… хотя бы ради неё стоило прочитать всю трилогию.

А куклы-герои движутся среди умело расставленных декораций, сходятся и расходятся, обмениваются репликами. Ниточек, тянущихся вверх, к вагам в руках авторов, почти не замечаешь. Кажется, что куклы и впрямь живут своей жизнью, а их судьбы причудливо переплетаются лишь потому, что изначально крепко связаны между собой. Неизбежно какой-то момент ловишь себя на мысли: «Слишком уж часто они друг с другом пересекаются во времени-пространстве! Ведь не может быть Вселенная этакой большой деревней! Ведь не может, а?» За Вселенную не скажу. А вот кукольное представление на этот вопрос лишь пренебрежительно машет рукой: «Может! Моя Вселенная и не такое может!»
Вот и бросает главного героя от одного ключевого персонажа к другому, будто бы невзначай, будто бы случайно, против его собственной геройской воли ведёт по сюжету, и неизменно приводит в нужное место и нужное время. Туда, где он оказывается способен спасти друзей. И повлиять на судьбу мира.
Кто там кричит «Не верю»? Милейший, вы, кажется, забыли где находитесь. Это театр, представление. Отключите гиперкритичность восприятия и просто насладитесь плетением сюжетной паутины, ведь она, в сущности, нигде не противоречит логике событий.

Я вот насладился. И со своей галёрки кричу в голос:
- Браво, сэр Генри Лайон! Брависсимо! Бис!

Eki-Ra

 

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди