Путь Меча

(1-я книга "Кабирского цикла")


Самая знаменитая книга Олди!
Вперед, читатель! - тебе предстоит проехать от белостенного Кабира до степей Шулмы, тебя ждет знакомство с Чэном Анкором, мастером поединков, и его мечом по имени Единорог...

Читать в библиотеке LitRes

 

Морозный воздух обжигающе свистит, когда Фол рвет с места, сразу развив предельную, на мой взгляд, скорость. Я судорожно хватаюсь за его покатые плечи и, оглянувшись, успеваю увидеть: пятнистые сбили с ног Ритку и сосредоточенно топчут его сапогами, рядом сгибается в три погибели мой конвоир, у которого "в паху дыханье сперло", а Фима, в разорванном пальто, без шапки и с окровавленным лицом, еще держится, прижавшись спиной к их же машине, и по каменеющей физиономии Крайцмана я понимаю, что если ребята вежливого полковника не свалят Фимку в ближайшие несколько секунд, то потом им останется только убивать его — когда у Фимы в горячке боя "упадет планка"...

«Нам здесь жить», книга первая «Армагеддон был вчера»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Urbi (8)

НОМОС И КОСМОС

 

Трилогия «Ойкумена» литературного тандема, известного под псевдонимом Генри Лайон Олди как-то сама собой вошла в золотой фонд современной отечественной фантастики. Не в последнюю очередь – благодаря  нешаблонному подходу к  такому, казалось бы, почтенному, вдоль-поперек космолетами изъезженному жанру, как космическая опера. Соавторам удалось и впрямь вырваться за пределы привычных представлений о литературе «бластеров и сверхсветовых зведолетов». Критик Василий Владимирский, назвавший на «Озоне» «Ойкумену» в числе десяти лучших фантастических романов последнего десятилетия, недаром пишет о трилогии: «космическая опера с оригинальным, детально проработанным миром, написанная в манере, более уместной для какой-нибудь ориентальной фэнтези».

Корни «Ойкумены»  и правда растут из фэнтези, но скорее «античной», из романа тех же Олди «Одиссей, сын Лаэрта», где соавторы впервые использовали понятие «номос». Номос - порядок жизни, самостоятельно устанавливаемый каждым народом (см. энциклопедию),  и, по Олди, не многие отваживаются выйти за границы своего изолированного номоса в «большой космос», представляющий собой совокупность номосов. Однако если в «Одиссее» номосы довольно эффективно отграничивают друг от друга народы с их богами, верованиями, традициями и даже географией, то в «Ойкумене» эта концепция переносится уже на устройство обитаемой вселенной. Мир Ойкумены, как указывают в одном из интервью сами авторы,  – мир изолированных номосов. Брамайны, помпилианцы, вехдены, вудуны и прочие странные расы обитают каждая в своем мире, однако миры эти не распложены на «плоской» земле античности, но взвешены в черной бездне Космоса. И «открывает» номосы друг для друга не хитроумный Одиссей, но не менее хитроумный «кукольник» Лючано Брготта, человек сугубо штатский и в каком-то смысле антигерой, поскольку никакими типичными для героя космооперы качествами не обладает.

Выход человечества на новый виток развития возможен лишь, когда номосы свободно сообщаются между собой, мало того, объединяются в единую Ойкумену. Это и стало финалом первой трилогии об Ойкумене, и вот перед нами первый том, открывающий трилогию вторую. И правда, жаль было бы бросать на произвол судьбы такой великолепный мир!

Однако, судя по первому тому (впрочем, кто знает, куда повернет действие), эта часть эпопеи существенно отличается от предыдущей. Во-первых, открывающий ее роман «Дитя Ойкумены», в отличие от «Кукольника», да и всей первой трилогии, композиционно линеен. Ни флэшбэков, ни загадочных «посторонних» зачинов каждого значимого эпизода (в первой трилогии все линии сходятся лишь в финале)… Даже витиеватые метафоры, которыми славится избыточная, барочная проза соавторов («взгляд отставного канонира напоминал рабочее сопло плазмотрона»), здесь кажутся несколько чужеродными – историю-то нам авторы рассказывают довольно простую.

Однако, как и все простые истории – вечную в своей универсальности. Это «роман воспитания», история появления на свет и взросления Регины, девушки-телепатки, выросшей в достаточно благополучном – и оттого довольно жестко регламентированном – мире «техноложцев», расы, не обладающей мистической способностью других рас физиологически аккумулировать и распределять энергию, способную оживлять «двигуны» звездолетов. Телепатия на родной планете Регины – дар редкий, донельзя полезный (вы произвели на свет кусок золота – говорит высокопоставленный дядя ошеломленным родителям), и в то же время опасный, поскольку контролировать его малолетняя девчушка не способна. Соответственно надо научить ее ограничивать свой дар и применять его только по назначению – на пользу обществу. Обучение этим ограничениям – с сопутствующими этому травмами и неизбежными драмами взросления - и составляет основную сюжетную линию романа. Олди отказались от оценочного подхода. Насилие над человеком ради блага общества – хорошо это или плохо? Благополучный мир девочки-телепата даже имеет свой комплекс наук, изучающих факторы, необходимые для построения счастья – как общества, так и каждого отдельного человека. Здесь прекрасно развита биология и медицина, срок жизни граждан продлен вдвое, ученые по статусу приравнены к дворянству и аристократии, процветают искусства… Идеальный мир? Вряд ли – надменные «техноложцы» боятся и презирают «энергетов», владеющих «животной» энергией, ограждают себя от вмешательства извне военной мощью и бюрократической системой, визу сюда получить труднее, чем для нас, скажем, в Евросоюз. Иначе говоря, снова «номос», закрытое общество, однако, какие прорывы ожидают нас во второй и третьей книги пока что угадать сложно – наверняка, зная метод Олди, можно утверждать только одно: и этот номос рано или поздно станет частью космоса.

 

М. Галина

 

 

 

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди