Герой должен быть один

(1-я книга "Ахейского цикла")


Миф о подвигах Геракла известен всем. Но мало кто знает, что на юном Геракле пересеклись интересы Олимпа, павших титанов и царей Эллады. Герой и его брат-близнец Ификл с детства стали заложниками чужих интриг...

Читать в библиотеке LitRes

 

Глава Совета снял роскошный тюбетей и поскреб макушку ногтем. Лицо гроссмейстера излучало растерянность. Хотя сельский дурачок, и тот вряд ли бы поверил в растрепанность чувств Эфраима Клофелинга, автора серии основополагающих работ на тему "Есть ли жизнь после смерти?", посвященных детородным функциям у покойниц. Успешно совмещая теорию с практикой, хладнокровный, как ледяной тролль-диверсант, Эфраим лично принимал роды у женщин, умерших в период беременности, получая в итоге здоровеньких, живехоньких младенчиков с рядом интересных, малоизученных свойств. За это он приобрел гордую кличку Пупорез. Зря, что ли, ростовой портрет Клофелинга украшал "Нашу гордость", галерею "звезд" Коллегиума Волхвования? Сейчас, по слухам, гроссмейстер расширял спектр исследований, изучая покойниц разной степени свежести с точки зрения возможности зачатия. В качестве суррогат-отцов он привлекал эстетов-добровольцев из Академии изящных искусств.

«Приют героев»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Гарпия (Сампо)

Вообще говоря, Олди – писатели мною очень уважаемые, но не любимые. Холодновато мне обычно в их книгах, неуютно, - хотя и есть чем восхититься.
Но «Гарпия» -- удивительное дело! – прочиталась на одном дыхании и с очень большим удовольствием
1. Мгновенный захват.
Возможно, тут разгадка в том, что я – до мозга костей визуал. А книга начинается яркой (и не зимней!!!) картинкой: море, скалы, солнце , намечающаяся гроза – и гарпий Стимфал, говорящий со своей красавицей-внучкой. Если честно, сначала совсем неважно было, как завязывается интрига, -- гораздо интереснее был этот развернутый ряд картинок-диафильмов. Море… потом – красота средневеково-современного города… оплот знаний Универмаг с всеми его переходами, башнями и горгульями… Про дивный мир души поэта Томаса Биннори я вообще молчу… Ну, красиво… и эта четкость рисунков не подводит до самого финала.
2. Игровое пространство.
Всю дорогу радовало изобилие постмодернистских игрушкек-аллюзий и реминисценций. Своеобразная викторина (по словам Лены, тест на IQ:))) Из всего этого разнообразия больше всего умилила почти дословно воспроизведенная сцена из 1 главы «Приключений Тома Сойера» в переводе Н.Дарузес – это когда бабушка Марго жарит блинчики и зовет-не дозовется своего непутевого внука.
Прикольнули переигранные-переиначеные аббревиатуры и сокращения (типа того же Универмага – университета магии). Вообще люблю, когда в книгах много словесной игры…
3. Арсенал невыстреливших ружей.
Две третьих книги авторы то и дело «развешивают ружья», которые , по идее, должны когда-нибудь выстрелить. Каждого из героев можно подозревать в том, что именно он со временем станет главным двигателем сюжета, причиной краха/победы или основой всей интриги. Причем, это (развешивание ружей) делается нарочито-торжественно, чуть ли не со словами: «Замрите, сейчас вылетит птичка». Кстати, особенно часто подобные намеки делались в связи с цветочницей Гердой: я всю книгу честно прождала, когда же она подложит мегаподлянку главной героине. Поначалу это довольно-таки раздражало : ну зачем авторам предвосхищать события и лишать читателя половины причитающегося ему изюма?! Потом таких персонажей-«подозреваемых» прибавилось, и стало интересно, как в хорошем детективе: куда же все-таки повернет сюжет в итоге. А к середине книги стало ясно, что больше половины понавешанных ружей – декорации… А еще – что у тебя, читателя, есть классная возможность «посоавторствовать» -- додумать намеченные линии развития образов, самостоятельно продолжить и увязать сюжетные линии… Мне, например, было интересно «досочинить» судьбы студентов-первокурсников (а особенно, спокойного аки удав горского колдуна-травника и мага-сквернослова… ну и экзорциста Яцека, конечно же).
На фоне этой незаконченности сюжетных линий история исцеления Томаса Биннори выглядит одним из эпизодов жизни этого пространства, этого города. История гарпии завершается – но истории тех, кто с ней так или иначе пересекся, только начинаются.

4. Чистка якорей.
В мире этой книги человек сам творит свою душу, создает и возделывает свое внутреннее пространство, разрушает города или строит дворцы. (Ну, то есть, на что наработал – то и получи: прекрасные долины—рыцарские турниры—танцы с феями либо закопченные башенки маньячески развинченного воображения). Гарпии лишены этой возможности. Но зато у гарпии нет якорей – того, что эмоционально привязывает человека к определенному событию жизни, своеобразная «точка памяти». Эта привязка-якорь может спасти в трудную минуту (удержать, отогреть, не дать свернуть в никуда). А может и отбросить назад, не давать душе расти всеми ее пространствами… А уж когда эта привязка-воспоминание становится болезненной, когда человек постоянно всеми мыслями возвращается к ней, постоянно проживает этот момент жизни -- тогда можно уже говорить о загрязнении якоря паразитом. Паразит закольцовывает, зацикливает, парализует человека-творца, может истощить и довести миры души до разрухи, а самого творца – до физической гибели. Так было с солдатами Горгауза, так было и с Томасом Биннори. Из этого внутреннего ада можно выйти, только увидев, отследив этого паразита в себе. Гарпии – «мстители памяти» -- единственные помощники в этом: они отражают это зло, выводят его на поверхность и даже сражаются с ним (хотя без воли творца окончательную победу над болезнью гарпии все равно не одержать). Неслучайно, наверное, в мире поэта Биннори Келена обретает черты ангела.


5. О птицах сильных, птицах гордых.
То есть, о гарпиях. Келена Строфада и ее соплеменники – это то самое изумрудное ядрышко, ради которого не жаль было обламывать зубки о скорлупу олдевского орешка.
Загадочное мудрое существо (Сирин? Гамаюн? Алконост?)
Живое магическое зеркало, непостижимым образом отражающее в себе черты тех, кого мы любим и кого с нами нет.
Хомобестия – душе которой чуждо и человеческое, и звериное, она – настолько вне правил этого мира, что насланные на гарпию смертельные заклятия становятся для нее лучшим подарком.
Героиня греческих трагедий. Ради спасения своего народа гарпия окунается в совершенно чуждый ей мир, страдает, болеет, радуется вместе с ним, уходит – оставив якоря памяти у всех, кто с ней встречался.

Свобода. Полет. Возможность соединять собой пространства душ, снов – и реальность. А вообще, что для гарпии реальнее, этот физический мир – или же мир человеческих душ, куда она уходит к «своим бывшим»?
Меня саму немного циклит на медиаторстве – и возможно, поэтому Келена прочиталась у меня еще и как идеальный медиатор. Она – вне зла и вне добра. Может быть, этой «внезаконности» она обязана тем, что у нее (как и у всех гарпий) не бывает якорей… (Кстати, очень полезная мне – на сегодняшний момент – мысль. «Жить-не-оглядываясь». И ни о чем не жалея, принимая все как есть. Наслаждаясь тем, что тебе дал этот день. Не прикипая душой ни к прошлому, ни к возможному будущему).

 

sampo_jolff

 

            Комментарии:

 

            -- Про жить в сегодня не одной тебе полезно. :) Однако, мы люди, а не гарпии, так что... в общем, жить так, чтоб оглядываться не слишком и хотелось. Не зараженных якорей нам.
О! почти тост получился. ;))

 

            -- Нам, в отличие от гарпий, якоря нужны -- творцы мы реальностей или нет?:))Главное, чтобы -- да, без паразитов... Ну, или уметь их чистить самостоятельно, без привлечения "ангелов" со стороны.
:)

 

            -- Ты заметила, в Гарпии нет ни одного отрицательного персонажа. Коллизия есть, а "злодея" нет. Честно говоря, меня вот эта Олдиевская тенденция настораживает.

 

            -- Почему настораживает? Вернее, чем?

 

            -- Трудно сказать. Похоже Олди в последних вещах как-то резко "подобрели", что ли. Я не то что бы кровожаден, но мне хотелось бы большей трагичности... Вот ведь, написал, а как объяснить не знаю:)))

 

            -- Вот, кстати, да. Мне тоже поначалу "образа врага" как-то не хватало:))) Стереотип срабатывал: "мрачное" средневековье плюс "дух греческой трагедии"... чего-то такого ждешь... Поэтому этот образ всю книгу смещался с одного героя на другого и так ни к которому не прилип.
А может, просто это фишка такая писательская -- то и дело обманывать ожидания читателя?:)
*Ленка, с кухни* : Это все европейский тип мышления! А мне вот понравилось, что без злодеев обошлось!

 

-- Наверно все немного проще. В каком-то из интервью Олди сами говорили, что мир им кажется слишком жестоким, и они как могут пытаются у себя в книгах минимизировать эту тенденцию.

И еще я, наверно, понял чего мне не хватает. Не образа врага - этим я наелся в книгах Крапивина. Мне не хватает образа Рока или Судьбы, которая бывает пострашнее, чем просто банальный "злыдень". Ну и конечно, ГГ должен этому , как бы, противостоять.

 

 

 

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди