Черный Баламут

(роман-трилогия: "Гроза в Безначалье", "Сеть для Миродержцев", "Иди куда хочешь")


Мир стоит на пороге Кали-юги, Эры Мрака. Люди гибнут в Великой Битве. Опираясь на индийский эпос "Махабхарату, авторы разворачивают перед читателем жизнь аскета Рамы-с-Топором и трех его учеников: Гангеи Грозного, брахмана Дроны и Карны-Секача...

Читать в библиотеке LitRes

 

Жизнь не описать математическим методом, не разложить по пробиркам. Служить прогрессу — не значит замкнуться в границах сиюминутного Познания. Иначе мы возведем не Храм Науки, а очередное капище с фанатиками-жрецами и идолами, вымазанными кровью. Допустим, мы ошиблись. Допустим, вы — нелепый сновидец, а Воскрешение Отцов — мечта, сказка. Но разве такая мечта не вселяет надежду? Встретиться через века! Подняться над Временем, встать над Смертью? Я согласен работать на такую мечту, как Сизиф. Можно сказать, что камень раз за разом скатывается обратно. Но можно сказать, что мы раз за разом поднимаемся на вершину. Что вам больше нравится?

«Алюмен», книга третья «Механизм жизни»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Золотарь (12)

Олди Г. Л.
Золотарь, или Просите, и дано будет… : избранные произведения. – М.: Эксмо, 2010. – 352 с. – (Стрела Времени)
Тираж 11100 экз.
Оформление: В. Бондарь
…Все перемены, в натуре случающиеся, такого суть состояния, что сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому, так ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте... Сей всеобщий естественный закон простирается и в самые правила движения, ибо тело, движущее своею силою другое, столько же оные у себя теряет, сколько сообщает другому, которое от него движение получает.
М.В. Ломоносов
Ассенизация в полный рост
«Писать на стенах туалета, увы, друзья, не мудрено…» - помните продолжение? В своем новом романе Генри Лайон Олди оспаривает это утверждение, демонстрируя читателям, что даже там, куда не зарастет народная тропа, можно отыскать вдохновение и тему для серьезного творческого поиска. Правда, вместо «белого коммунального друга» основным источником нечистот в романе выступает интернет, что, впрочем, не удивительно. Кто из нас хотя бы раз с досадой не вставал из-за компьютера, получив порцию «того самого» из уст какого-нибудь сетевого скандалиста? Кто не участвовал в грандиозных многопользовательских скандалах, выросших из безобидного спора? Так что тема для обсуждения несомненно назрела и даже слегка перезрела, распространяя вокруг себя знакомые до боли ароматы. 
Главный герой романа, редактор Александр Игоревич Золотаренко, напоминает одновременно и Сашу Привалова из «Понедельника…» Стругацких, и Антона Городецкого из «Ночного дозора» С. Лукьяненко. Мягкий, слегка рассеянный и не слишком самостоятельный Золотаренко неожиданно сталкивается с жестокой реальностью, едва не погубившей его единственного сына.
Загадочные обстоятельства, при которых произошла трагедия, заставляют главного героя обратиться к интернету. В поисках простых ответов Золотаренко обнаруживает нечто крайне странное. Оказывается, между безобидными, хоть и весьма нелицеприятными интерактивными баталиями и несчастными случаями, происходящими в вещественном мире, существует пугающая взаимосвязь.
Интернет давно стал неотъемлемой частью нашего бытия, и нет ничего удивительного, что авторы в своих работах регулярно обращаются к этому явлению. Взаимодействие индивидуумов в сети неизбежно влияет на человека, меняя не только стиль общения, но и психологию собеседников. Новая среда перекраивает нас под себя. Для писателя фантаста это представляет особый интерес. На этом поле уже успели основательно потоптаться англоязычные писатели. В этой связи можно вспомнить отцов-основателей кибер-панка Брюса Стерлинга и Уильяма Гибсона, развивающих тему самозарождающегося разума в сети, или более молодого, но не менее интересного британского автора Йена Макдональда, обратившегося к изучению проблемы Искусственного Интеллекта.
Дмитрий Громов и Олег Ладыженский предлагают свою трактовку развивающейся темы. Основной вектор творческого развития «харьковского дуэта» лежит несколько в стороне от центральной магистрали НФ и нередко склоняется в сторону философской мистики и даже фэнтези. В соответствии с этой спецификой, основной упор в романе сделан не на техническую сторону вопроса, а на создание соответствующего антуража и проработку психофилософской модели возможного развития событий в заданных условиях.
В центре внимания писателей оказываются обычные люди. Образы выписаны, как всегда, ярко и четко. Герои готовы выбраться из книги и зажить собственной жизнью. Дополнительное ощущение реальности происходящего создает цитирование сетевых диалогов с использованием соответствующих лексических форм и атрибутики.
В соответствии с избранной тематикой, нечистоты буквально выплескиваются со страниц. Нелицеприятная сторона нашего бытия показана весьма выпукло, без прикрас и барочных завитушек. Дополнительный эффект создает мрачноватый образный ряд, который читатель наблюдает глазами главного героя. Город наполнен недовольством. На улицах и в общественном транспорте, в кафе и в подъездах отсутствуют приветливые лица. Сплошь гротескные маски, искаженные совсем не театральной злобой. Прочие фигуры отдалены и схематичны, оттесненные наползающей на мир «эпохой большой нелюбви». Авторы словно хотят сказать: «Все! Шутки кончились!». Натуралистичность в «Золотаре» гораздо выше, чем в других романах Олди, затрагивающих нашу реальность. Стремясь к максимальной достоверности, авторы не чураются ненормативной лексики, регулярно встречающейся в блогах и на форумах. Перед нами возникает зеркало, не кривое, а вполне четкое, в котором ясно видны все недостатки и язвы «восетевленного» общества. Пожалуй, это наиболее жесткий из всех созданных Олди текстов.
Тенденцию к определенной брутализации текста харьковского автора мы можем наблюдать уже в романе «Алюмен» Такой радикальный подход не характерен для Г.Л. Олди и может оказаться для поклонников большой неожиданностью, если не разочарованием. В то же время у читателей появляется возможность взглянуть на творчество любимого автора в ином свете. Рассмотреть механизм без внешних покровов и красивостей и задуматься, что скрывается под медной броней греческих мифов, тончайшим шелком китайских легенд и затейливым кружевом фэнтезийных миров.
Вскрывая язвы и вычищая Авгиевы конюшни, писатель не забывает о педагогической стороне вопроса. Ведь работа редактора это тоже своего рода ассенизация. В соответствии с доброй традицией, сложившейся у ведущих авторов русскоязычной фантастики, Генри Лайон Олди ненавязчиво наставляет молодых авторов, демонстрируя, как надо и как не надо писать художественную литературу. Этот «просветительский» слой, встроенный в основной текст, может оказать помощь тем молодым авторам, кто еще ни разу не побывал на семинарах и мастер-классах, проводимых Дмитрием Громовым и Олегом Ладыженским.
Для читателей, не имеющих прямого отношения к литературному процессу, основной этический посыл романа раскрывается предельно ясно. Накапливая и преумножая нечистоты в интерактивной, невещественной среде, мы неизбежно столкнемся с проблемой глобального нравственного загрязнения объективной реальности в полном соответствии с законом сохранения энергии. Остается только принять решение, хотим ли мы превратить нашу жизнь в выгребную яму.

- Николай Калиниченко

 

Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди