ОЛДИ И ВЫФЬ ИГРАЮТ В ВОПРОСЫ-ОТВЕТЫ


 

0. Олди. Оно, вообще-то, склоняется?
Оно склоняется к тому, что при желании склоняется. А также слоняется, роняется и поднимается.

1. Читатель. Считаете ли вы своих читателей/поклонников особенным подвидом рода человеского, сообществом "олдей читающих"? Допуская, что интерес к Олдям возможен только при специфическом душевном устроении, хорошо это или плохо? Вообще, в своих текстах обращаетесь ли вы к читателю или пишете друг для друга, давая почитать и окружающим?
Читателей мы считаем Со-Беседниками. Не подвидом, не сообществом, не "олдей-читающими". Это люди, которым оказалось с нами по пути; это люди, разговор с которыми греет наши души и улучшает карму. Вполне естественно, что для всего нижеперечисленного требуется особый душевный резонанс. Как для любви или дружбы, сострадания или ярости. Но, _работая_ над книгой, мы совершенно не умеем и не хотим представлять себе конкретного читателя или обращаться к этому "конкретному". Читатель разный. И его восприятие будущей книги будет разное. Одни восхвалят, другие возмутятся, третьи придут в восторг, четвертые пройдут мимо... Во время работы мы говорим то, что не можем не сказать, и в той форме, которая кажется нам единственно необходимой. Мы ставим спектакль в закрытом зале: зритель придет на премьеру, но не раньше. И этот процесс -- "внутренний", "постановочный", при отсутствии зрителя, -- крайне важен для нас самих. Не менее важен, чем собственно выход книги в свет. Поэтому мы никогда не "проверяем" на потенциальном читателе _незаконченные_ тексты. Вполне хватает и того демона, что на левом плече.

2. Техника. Много шумят о вреде редактуры и праве писателя на собственный стиль. Однако, тексты Олдей, даже ранние, выделяются связностью и насыщенностью речи в сравнении с продукцией сомножества начинающих (и не только) авторов. Только ли в таланте дело, или у вас есть "точные" правила? Как формировался язык Олдей? Каково участие редакторов в ваших книгах?
Отставим в сторону сравнение нас, любимых, с кем-то еще. Вернемся к Олди непосредственно. Язык -- единственное средство выражения у писателя. И когда язык небрежен, грязен, коряв, тороплив и вульгарен... Есть наивкуснейшую еду с немытой тарелки, где прилипли волосы повара и пятна вчерашнего винегрета -- нам это претит. А формирование нашего литературного языка... Жизнь, прочитанные книги, наблюдения за живыми людьми, театральный опыт и привычка вычитывать собственные тексты десять-двенадцать раз -- так вот и формировалось.
Вообще-то язык произведения возникает вместе с замыслом, с концепцией, с антуражем, где будет развиваться действие. С эпохой, с людьми конкретного времени, сословия и происхождения. И кто бы из нас какую часть ни писал -- он будет обязан соблюдать эту правду языка. Любой ценой. На днях беседовали между собой: почему в большинстве выходящих книг словарный запас кастрирован овечьими ножницами?! Почему в средневеково-европейской фэнтези декан университета ни разу не произносит такие слова, как, к примеру, тривиум, схоластика, диспут, бакалавр, теология?! Почему епископы не используют латынь на каждом шагу?! Почему монахи не знают слов: приор, фриар, белец, квестарь, ризница?! Почему рыцарь изъясняется наподобие семнадцатилетнего хакера из Вологды?.. Почему крестьянин заявляет: "Я ударил его тяпкой _рефлекторно_!" А потом стало ясно: почему. Автор зачастую, даже если и сам владеет языком, сознательно или подсознательно боится, что читатель его не поймет. Что его языковые построения просто пройдут поверх голов. И строит текст, упрощая его на самом главном, на ЯЗЫКОВОМ уровне. Получая вместо утки по-пекински -- гамбургер. Быстро и удобно. Просто. Без особых затрат. И на массовом уровне общепита.
Главное: первая фраза. Первый абзац. Камертон. И дальше язык сложится сам собой.
Что же касается редакторов, то мы стараемся не подпускать их к нашим текстам на пушечный выстрел! Ибо, как правило, на один выловленный ими (зачастую мнимый или сомнительный) "ляп" приходится десяток правок, которые, с нашей точки зрения, _ухудшают_ текст. Есдинственный редактор (из известных нам), который является приятным исключением из этого правила -- это Алексей Корепанов из Кировограда. Может быть, потому, что он сам писатель. И потому никогда не правит лишнего. Его вмешательство всегда очень корректно, почти незаметно, и идет на пользу тексту. Кстати, это отмечали и другие авторы, печатавшиеся в его журнале "Порог".
По большому счету, тут мы разделяем точку зрения покойного Бориса Штерна, которую вкратце можно сформулировать так: "Хорошему писателю редактор не нужен, а плохой писатель сам никому даром не нужен." Грубовато, но, на наш взгляд, верно.

3. Философия. Есть мнение, что в книгах, в том числе фантастических, ценны Литературные (язык, проповедь и т.п.) стороны, а фантастический антураж в лучшем случае допустим как сюжетный прием, а вообще - это кич и кривляние на публику. Как следствие выводится, что взрослеющий писатель постепенно переходит к созданию эссе различных видов. Будет ли вам интересно написать нефантастическую книгу? Будет ли такая книга интересна вашим нынешним читателям? Обратный вопрос: как вы отнесетесь к экшн-книге, в которой есть только красивые боевые, магические, романтические эпизоды, и нет даже сюжета?
Вышеуказанное мнение привело к тому, что многие писатели стесняются быть ФАНТАСТАМИ. Кокетничают. Начинают придумывать новые термины, названия, заигрывают с так называемой Большой Литературой, в надежде урвать пирожок-премию. Или наоборот: объявляют всех, у кого нет "драйва", занудами-моралистами. Нехама, хватит за эти глупости! Я дышу (пишу) вот таким образом. А мне заявляют, что действие моих легких -- великая ценность, а носоглотка и бронхи есть кич и кривлянье, от которых я вскоре должен отказаться. Сейчас это дошло до абсурда: любую _сюжетную_ литературу объявляют массовой и, как следствие, "низкой". Честное слово, неохота это обсуждать. Ведь каждому добропорядочному эстету известно: Большая Литература знаменита и велика тем, что у нее не должно быть читателя.
Любая книга, если она что-то меняет в читателе, сдвигает с места, говорит новое, трогает душу -- это Книга. Фантастическая, реалистическая, романтическая, постмодернистская, научная... любая. Нам будет ее интересно хоть читать, хоть писать. Любой текст, самый архимудрый, если он не колыхнет даже верхнего слоя воды... короче, ясно.
И критерии эти предельно субъективны. Там, где один увидит глупый экшн, другой найдет бездны смысла; и наоборот.
P. S.: У нашего друга Андрея Валентинова сейчас выходит новый роман "Ола". Есть там один сонет со следующими строками:
"Ты не слушай, брат, эстетов:
Все эстеты -- мужеложцы,
Ну а кто не мужеложец,
Тех бранят они изрядно!.."

4. Философия-2. Есть мнение, что вся русская фантастика занимается раскрытием и решением надуманных этических проблем, на самом деле никого серьезно не волнующих, даже самих авторов за пределами их книг. Напротив, западная SF&F ставит и исследует содержательные, обогащающие читателя вопросы. (Как вывод, русских авторов предлагается не читать совсем.) Приходилось ли вам сталкиваться с этим мнением, и как вы можете его прокомментировать?
Как говаривал Иосиф Виссарионович: "Есть мнение!.." Чего тут комментировать? Расклад по национальному (географическому) признаку? Бред. Чушь. И происки империализма.

5. Начинающие авторы. Их много. Что бы вы с ними сделали, "будь ваша воля"?
Постарались бы убедить работать над своими книгами. Побольше. Подольше. А то ежедневно валится из Интернета: "Олди, помогите! Сел писать роман. Написал десять строк. Из них восемь: эпиграф из "Пути Меча". Нет свободного времени, о чем дальше писать -- не знаю. Предлагаю соавторство. Вы напишите, а я вам вкратце расскажу: чего там писать!"
А тех авторов, кто сел, написал, вычитал, переработал и так далее... Издавать их в большинстве надо. Но увы: пробиться нелегко. Это надо знать заранее. И готовиться к долгой изнурительной работе. Уметь работать, даже когда не издают. Здесь мы, конечно, пытаемся помочь -- и, без ложной скромности, частенько помогаем.
Но "наша воля" не всеобъемлюща...

6. Качество. В фантастике издается много откровенной макулатуры, однодневок, якобы-масскульта. Тиражи у них все равно мизерные, из-за неизвестности имен и относительно малой популярности жанра (или нет?). Может быть, если ужесточить отсев и серьезно редактировать тексты, можно поднять общее качество и тиражи, уменьшив количество авторов. Чем был бы плох такой подход? Признаете ли вы существование единых критериев "качества" книги?
Объективных критериев качества нет. Не было. И быть не может. Кому поп, кому попадья, а кому и свиной хрящик. Если текст требует огромной редактуры, его, скорее всего, вообще лучше не издавать. Ужесточить отсев? -- а судьи кто?! Завтра же закричим: зажимают! самое качественное и зажимают!
Господа, кому мешает выход тех книг, которые вы полагаете однодневками? Нам не мешает. И читателям этих книг не мешает. Или вы всерьез полагаете, что убрав эти книги из производства, издатель мигом поставит туда вал нетленки? Не надо ничего уменьшать. Не надо цензурировать и "курощать". Пусть оно выходит. Пусть его читают.
Вот где корень зла: как только начнется отсев из "высших" соображений... дальше -- молчание.

7. Центрполиграф (ЦП). Довелось услышать фразу: "ЦП -- единственное издательство, которое возится с начинающими." О том, как именно ЦП "возится" с молодыми авторами, рассказывают страшные истории, качество изданий плохое, обещание качества у марки ЦП еще хуже. Вопрос: если автору приходится выбирать между изданием в ЦП и отсутствием издания, что вы ему посоветуете?
Да, договора "ЦП" -- это отдельная песня. Это кабала. И все права издателя против всех обязанностей автора. Видали мы эти договора... Но советовать не возьмемся. Уже бывало: советуешь автору не подписывать "крепостную", толкуешь о самоуважении и ужасах будущего, а нам отвечают: "Я хочу подержать свою книгу в руках. На ЛЮБЫХ условиях". Вот и все советы. Впрочем, каждый прав по-своему.
А что касается фразы, что "ЦП -- единственное издательство, которое возится с начинающими" -- то это утверждение ни в малейшей мере не соответствует действительности. Сейчас много ранее никому не известных авторов публикуется в издательствах "Армада -- Альфа-Книга", "ЭКСМО-Пресс", "АСТ", "Северо-Запад Пресс", "ОЛМА-Пресс" и т. д. "Центрполиграф" -- лишь одно из многих.

8. Почти шутка. У Олдей нет, кажется, ни одного произведения с инопланетянами. Отчего так?
Уже есть. Повесть "Чужой среди своих" (космическая оперетта-буфф). Скоро должна выйти в нашем одноименном сборнике. Ах, какой там душка-инопланетянин!..
Да и раньше у нас инопланетяне изредка попадались. Вспомни "Сказки дедушки-вампира".
 


Фантастика-> Г.Л.Олди -> [Авторы] [Библиография] [Книги] [Навеяло...] [Фотографии] [Рисунки] [Рецензии] [Интервью] [Гостевая]


 
Поиск на Русской фантастике:

Искать только в этом разделе

Сайт соответствует объектной модели DOM и создан с использованием технологий CSS и DHTML.

Оставьте ваши Пожелания, мнения или предложения!
(с) 1997 - 2004 Cодержание, тексты Генри Лайон Олди.
(c) 1997,1998 Верстка, подготовка Павел Петриенко.
(с) 1997-2004 "Русская фантастика",гл.ред. Дмитрий Ватолин
(с) 2003-2004 В оформлении сайта использованы работы В. Бондаря
(с) 2001-2005 Дизайн, анимация, программирование, верстка, поддержка - Драко Локхард

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы
HЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАHЫ
без согласия авторов или издателей.
Страница создана в июле 1997.


 
Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.