Рецензии
 
 
 
 
О писателях и их произведениях



 
 

Василий Владимирский 

ЛИЦО, ЛИЧИНА, МАСКА -- И ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ...
 (Рецензия на роман Генри Лайона Олди `Нопэрапон, или По образу и подобию`)


   Известно, что любой неглупый человек, умеющий складывать буквы в слова, а слова - в предложения, способен написать книгу, которая будет встречена читателями если не с восторгом, то по крайней мере с искренним любопытством. Для этого ему необходимо соблюсти одно лишь условие: писать о себе. О своих страстях и страхах, радостях и горестях, провалах и достижениях. О том, что до глубины души волнует его лично. Самого. И тогда получится интересно. В последнее время для отечественных фантастов общепринятой практикой стало вводить в повествование под видом эпизодических (а то и не очень эпизодических) героев своих друзей, врагов, знакомых, близких, родственников, коллег по цеху - короче говоря, кого ни попадя, - и даже не слишком это дело маскировать. Корни традиции теряются во тьме времен, но доподлинно известно, что первым нашим писателем, активно использовавшим этот прием в крупном произведении, стал Виталий Тимофеевич Бабенко с его "Игоряшей...". Потом был и Борис Штерн с "Шестой главой Дон Кихота", и Сергей Лукьяненко с "Осенними визитами", и Лев Вершинин с "Сельвой...", и многие, многие другие. Избежавших этого поветрия перечислить легче, чем тех, кто поддался новой моде. Но, кажется, Дмитрий Громов и Олег Ладыженский (они же - сэр Генри Лайон Олди), стали первыми, кто вывел самих себя в качестве главных активно действующих персонажей собственного довольно объемистого романа.
 Немалой смелостью надо обладать, чтобы пойти на такой риск и подставить себя, лично и непосредственно, всем стрелам враждебной критики. Чтобы отказаться от одной из наиболее привлекательных особенностей писательского ремесла - возможности в любой момент спрятаться за придуманного персонажа и лишь возмущенно восклицать: "Ну что вы, это он так думает, а вовсе не я! Это он недоглядел, не догадался, недопонял..." Чтобы, в конце концов, выставить на всеобщее обозрение свои собственные, личные глубоко запрятанные болячки и комплексы... Громов и Ладыженский пошли на это, за что честь им и хвала.
 Конечно, Олди не были бы самими собой, если бы ограничились только одним рискованным приемом. В романе прослеживается две практически не пересекающиеся сюжетные линии: история актера средневекового японского театра Мотоеси Дабуцу, ставшего оборотнем-нопэрапоном, и нашего современника, ничем не примечательного харьковчанина Виктора Монахова, неожиданно обретшего способность одним неуклюжим ударом калечить и убивать признанных мастеров единоборств. Главные
герои романа - харьковские писатели и каратисты Олег и Дмитрий - как раз и стали связующим злементом между двумя этими линиями. О Мотоеси они пишут, а события, связанные с неожиданным даром Монахова, - расследуют. Хотя, если вдуматься, связи тут гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд - не столько на сознательном, сколько на ассоциативном, эмоциональном уровне. Мудрый и несчастный Мотоеси, страдающий от того, что признание ему принес не собственный талант, а способности нопэрапона, - словно зеркальное отражение Монахова, до полусмерти испуганного собственной человекоубийственной силой. Японец умнее и тоньше, его печаль более высока, более трагична, но темный ужас простого советского инженера Монахова, персонажа куда менее эпического, мечтавшего всего-навсего научиться защищать себя, а ставшего невольным убийцей, гораздо ближе нам и понятнее. Отражение дробится и распадается в странном зеркале, искажающем и преломляющем лучи...
 Пожалуй, роман несколько затянут - в последнее время в произведениях Олди появилась такая характерная особенность. Читатель уже все понял и осознал, а герои еще удивляются и  недоумевают. Впрочем, для постоянного читателя Громова и Ладыженского (да и для самих авторов) главное - не сюжет и тем более не мораль, "свежая и оригинальная". Важнее игра слов и смыслов, эмоциональный настрой, атмосфера, если угодно аура, создающаяся вокруг каждого из героев. Читается  книга с большим интересом - уже хотя бы потому, что, выводя  самих себя в таком качестве, авторы вольно или невольно
 вынуждены писать о том, что им особенно дорого и близко.
 Сложно дать этому произведению однозначную оценку, как сложно современнику оценивать любой литературный эксперимент. Может быть, "Нопэрапон" станет для Олди шагом вперед. А может быть - в сторону. Будущее скажет здесь свое веское слово. Но в любом случае, согласитесь: куда интереснее наблюдать за автором, пытающимся куда-то двигаться, - пусть неуверенно, пусть на ощупь, - чем за писателем, уже не первый год уверенно отплясывающим свою джигу на одном и том же узком пятачке...
 


 
 
 
 


 
 



 

Фантастика-> Г.Л.Олди -> [Авторы] [Библиография] [Книги] [Навеяло...] [Фотографии] [Рисунки] [Рецензии] [Интервью] [Гостевая]
 
 




 
 
 
 
 
 

 
Оставьте ваши Пожелания,мнения или предложения!
(с) 1997 - 2001 Cодержание, тексты Генри Лайон Олди.
(с) 1997 Верстка, дизайн Дмитрий Ватолин.
(c) 1997,1998 Верстка, подготовка Павел Петриенко.
(с) 1997 Рисунки Екатерины Мальцевой
(с) 2001 Дизайн Дж. Локхард
Рисунки, статьи, интервью и другие материалы 
HЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАHЫ
без согласия авторов или издателей.
Страница создана в июле 1997.

 
 

www.reklama.ru. The Banner Network.