Али Сафаров:
"Дайте им умереть - нам здесь жить?.."


 

Хочу объясниться-определиться сразу - я - зануда. Причем "прискыплывый" - одним словом на русский язык с украинского это не переведешь: это вместе "педантичный", "старательный", тщательный", все с оттенком "слишком". Определил я это не слишком давно, и не подумайте, что сам - друзья помогли... После чего я наконец-то понял, за что меня били в детстве сверстники. Так что прошу все нижеследующее рассматривать с этой точки зрения.
Вообще-то я не хотел анализировать текст "Дайте им умереть". Точнее не так - я его анализировал, но только для себя. Потому что литературные критики у меня вызывают ассоциацию с патологоанатомами. Нет, разумеется, и те, и другие крайне нужны обществу! Просто сразу вспоминаются анекдоты про патологоанатомов (не к столу они будут сказаны). Профессиональная деформация - это страшно, по себе знаю.
Но прочитал в послесловии к "Дайте им умереть" комментарий-анализ-рецензию Дианы Коденко "Вне контекста" - и точно как Фрекен Бок из мультфильма подумал: "Ну чем я хуже!" Хотя чем - это не вопрос, я не филолог, я не писатель, я даже не журналист, я (страшно признаться!) - юрист...
И все же... Нет, не скажу, что уважаемая Диана сказала хуже (особенно учитывая очень ограниченный лимит, отведенный издательством). Просто я хочу сказать - по-другому...
Давайте начнем с эмоций - на форуме Олди именно они звучат в первую очередь. "УАУ!" "Ух!" "Книга - супер! "С ума сойти!" Ну, что, все сошли? И правильно... Дальше читать трезвомыслящим не рекомендуется. Ну, во-первых, кто скажет, что "Кабирский цикл" - это именно цикл, пусть первый бросит в меня камень... Ой, как вас много... Погодите, дайте доскажу! Просто это все равно, что сказать, что "Война и мир" и "Унесенные ветром" - это цикл, потому что про войну и мир... Или подвести под общий знаменатель весь "мейнстрим", потому что это - про реальную жизнь... Да, книги объединены одним местом (в очень разное время, и, похоже, в разных мирах) - во всех них упоминается Кабир. Да, в книгах еще и фигурируют общие для всех их имена и названия... Но это - все!
Я не филолог - просто читать люблю. И потому для читающих - а давайте сравним хотя бы язык, ритм, слова и словосочетания?
"Мы встретились с харзийцем за угловой башней Аль-Кутуна, в одном из тех грязных и узких переулков района Джаффарло, которые, подобны нитям старого темляка - спутанным и залоснившимся... И мне стало тесно в одежде - будничных кожаных ножнах, схваченных семью плетенными кольцами из стальной бронзы."
Это - начало "Пути меча". Может, я не все помню из курса русской литературы, но что меня потрясло в "Слову о полку Игореве", а потом и в "Повести временных лет", а потом и в хороших русскоязычных переводах Гомера - напевный, ритмичный язык, с первых слов переводящий историю в героическую балладу. Большое количество протяжных "и", "у", меньше - "а", мало шипящих согласных, звуки звонкие, словно удар стали... Да и слово "темляк" - без словаря и не вспомнишь, что это такое, а вкусное какое слово-то, а? Опять же, ножны ведь не "укреплены", они именно "схвачены" кольцами бронзы, непременно тусклой!
Хочешь, не хочешь, первые слова - настраивают. Героический эпос. Чем бы он ни был на самом деле, но создан явно в канонах именно этого жанра.
"Липкие струйки пота с омерзительной неспешностью ползли по спине, образуя темное пятно в области крестца, как раз над тонким кожаным ремешком; и когда короткое рычание короткой автоматной очереди вспороло полдень над автострадой Дурбан-Кабир..."
"Зимняя слякоть, дождь наискось хлещет по кабирскому переулку, по одному из многих переулков бывшей столицы, и морщинистая женщина у ворот не откликается на сыновний крик".
Это были цитаты из начала "Дайте им умереть". Повторюсь, ибо не писатель, а потому ляпы простительны - бросьте в меня камень тот, кто посчитает, что это героическая поэма о славных свершениях! Шипящие согласные, множество рычащего "р"...
Ну, вот, кажется, камней поменьше (или это я научился уворачиваться?).
О книге "Я возьму сам" не мне говорить, несмотря на фамилию, ибо неспособно скромное перо описать блистание восточного очарования, пропитанного запахом пряностей и ароматом курений, с высокой мудростью изложенные в этой книге (а проще говоря - уж больно тяжко вырвать из этой книги отдельные цитаты, восточный напев - он до-олгий, неразрывный!). Просто читатель, открывший книгу, куда лучше воспринимает потом сказки "Тысячи и одной ночи".
Можете спорить, но просто проанализируйте сами - и убедитесь, что стиль, ритм в этих трех книгах - совершенно разные. Я опять-таки не ученый (Филолог? Лингвист? Или кто этими вопросами занимается...) и не способен назвать каким-то научным словом эти стили, для меня достаточно понимать, что они - разные.
Итак, просто для себя предположим, что книга "Дайте им умереть" - одна, ничем не связана с другими произведениями. Потому давайте уж ее отдельно рассматривать-рассчитывать...
О чем она? Вот когда меня спросили, я привел цитату из повести тех же Олди "Где твой отец, Адам?": "Знаешь, как на пианино играют? Левой рукой вот так, а правой по другому? Вразнобой, значит. А ногой еще и по педали топают. И губами шевелят. И носом шмыгают, если насморк." Наверное, авторы имели в виду другое, но мне очень понравилось описание. Как играют на пианино? Ну, правой рукой и левой рукой. Все правильно, так и играют, только это ведь ничегошеньки не проясняет. Точно также можно описать, о чем книга Олди (почти любая). Ну, например, "Дайте им умереть" - это о том, как оружие (огнестрельное) хотело умереть, а маленькая девочка ценой своей жизни спасла человечество. И ей в этом помогало холодное оружие... Ой, вам плохо? Извините...
Вообще-то роман "Дайте им умереть" - это классический английский детектив, только в замкнутом пространстве среди ограниченного круга людей надо найти не убийцу, а выход из этого самого замкнутого пространства. И выход не просто подсказывают - пинками к нему подгоняют. Просто тут как раз и включается то, что отличает хорошую литературу от плохой - на пути к освобождению встают люди. Не персонажи, не куклы - люди. Живущие, дышащие, мучающие совестью и позывами мочевого пузыря...
Убить ребенка - и все будет хорошо. Причем тот факт, что ребенок весьма смертоносен - некоторые замкнутые в пространстве знают прекрасно. И видения им были соответствующие. И ребенок-то - человек в себе, его (ее, точнее) даже собственная бабушка не всегда и не во всем понимает (хотя ближе всего к пониманию из-за кровного родства и фамильных ножей). И тем не менее как раз знающие девочку, знающие ее опасность - встают на ее сторону в первую очередь. После на эту сторону встает еще один человек, который о девочке не знает почти ничего, и даже видений ему не было...
Как? Почему? Да ладно теребить несчастного Федора Михайловича о слезах ребенка - а Замятинское "Мы" помните, клятву диссидентов? Жизнь ребенка никогда не останавливала сильных на пути к цели, а уж тем более благородной, и в жизни как раз "благородные" крошили детей в капусту, в то время как алкоголики-родители, даже пусть и били, но любили своих чад, и готовы были пасть порвать (в том числе в прямом смысле слова!) чужаку за своего ребенка.
Интересно, как бы все повернулось, если бы Сколопендру все-таки именно убили? Маленькое человечество, собравшееся в мектебе, в очередной раз распяло бы своего пророка и мессию (ведь как-никак, Сколопендра спасла человечество, просто люди об этом в очередной раз не узнали, или не поняли). В Коране сказано, что Моххамед - последний пророк, как мы в детстве говорили в школе, последнее "китайское предупреждение" Господа, после мосты будут сожжены и только Страшный суд расставит все по своим местам. Человечеству снова дали шанс, и оно в (кои-то времена!) им воспользовалось?
Или нет? Ведь Ниру Бобовай все-таки умерла... Но! Маленький человек (на этот раз маленький во всех смыслах слова - и рост, и вес, и возраст) в очередной раз втянут в жернова судьбы, и от его выбора, собственного и сугубо личного, зависит вращение колеса Сансары. Девочка делает свой выбор. Это - именно ее выбор. Честно скажу, немного отступя от анализа, что в этом возрасте такой выбор дается намного проще - ведь если выбирать между жизнью без смысла и смертью "во имя", то в двенадцать лет выбираешь смерть. А вот после тридцати такой выбор делать уже страшно, потому как уже знаешь, что и в смерти, как правило, смысла нет, а жить уже хочется...
Книга "Дайте им умереть" - не об оружии. Она - о людях. И она вовсе не героическая эпопея, как "Путь меча" - она мрачная, под тошнотворным фиолетовым небом, техногенная драма. И все же... "Песчинка вылетела из вселенских шестеренок, и они снова, со скрежетом и оханьем, начали вращаться."
Человечество может выжить. И может воспользоваться новым шансом. Потому что есть люди, которые любят, верят - и не дают убить ребенка. Да, это происходит в книге, всего лишь в книге, отображающей чаяния авторов. Но книга расходится среди десятков тысяч людей, перечитывается, отдается друзьям, пиратски распространяется в Интернете - стало быть, на защиту ребенка в этом мире может стать сотни тысяч. Это не так уж и мало. Есть надежда...
Книга меня зацепила именно своим кардинальным отличием от остальных произведений Кабирского цикла. Я ведь все-таки (пусть и только по-крови, а не по воспитанию) человек восточный, и если бы не читал "Путь меча", а особенно - "Я возьму сам" - то решил бы, что авторы не знают Востока (пусть даже в каком-нибудь паралельном мире) - в отличие от иных произведений Кабирского цикла кроме имен собственных в этой книге Востока нет. Начиная с женщин, которые участвуют в мужских делах в открытую - и заканчивая прямым непочтением к старшим. Это первое, что мне подумалось при чтении книги. Но... На каком-то этапе жизни я научился просто читать - а не ждать продолжения "Пути меча", не ждать "очередной шедевр Олди", не ждать сказку из "Тысячи и одной ночи" и т.п. И я просто читал эту книгу. И я просто тихонько проникался, пропитывался надеждой. Я говорил тут давеча, что Олди слишком по-разному пишут - это да, но я только сейчас сообразил, что является фирменным стилем Олди. Это - вера в людей. Даже в самых тяжелых вещах, вроде "Нам здесь жить" - вера жива, настолько жива, что оживляет даже наши, перекормленные информацией о гнустости рода человеческого, сердца.
Мне кажется, что Олди, и большинство людей на этом форуме - это люди с "низким болевым порогом", по выражению Севеллы в "Тойоте Королле". Людям, которым болит не своя - чужая боль. Это очень тяжело переносить - и раньше или позже (я был в этом уверен) становишься невосприимчивым к боли вообще. Циники - это перегоревшие романтики. А в "Дайте им умереть" эта боль настолько очищающа, настолько здоровая, что ли (если так можно сказать о боли) - что мне было несколько удивительно, когда среди огромного количества тем на форуме никто ничего не сказал об этой книге. И еще более удивительно мне было, что разговор о книге не пошел. Я рад, что ошибся!


Фантастика-> Г.Л.Олди -> [Авторы] [Библиография] [Книги] [Навеяло...] [Фотографии] [Рисунки] [Рецензии] [Интервью] [Гостевая]


 
Поиск на Русской фантастике:

Искать только в этом разделе

Сайт соответствует объектной модели DOM и создан с использованием технологий CSS и DHTML.

Оставьте ваши Пожелания, мнения или предложения!
(с) 1997 - 2004 Cодержание, тексты Генри Лайон Олди.
(c) 1997,1998 Верстка, подготовка Павел Петриенко.
(с) 1997-2004 "Русская фантастика",гл.ред. Дмитрий Ватолин
(с) 2003-2004 В оформлении сайта использованы работы В. Бондаря
(с) 2001-2005 Дизайн, анимация, программирование, верстка, поддержка - Драко Локхард

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы
HЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАHЫ
без согласия авторов или издателей.
Страница создана в июле 1997.


 
www.reklama.ru. The Banner Network.