Рецензии
 
 
 
 
Аркадий Киреев:
ФИЛОСОФСКАЯ МИФОЛОГИЯ ФАНТАСТИКИ

Размышления о мире Генри Лайона Олди


 


 

ФИЛОСОФСКАЯ МИФОЛОГИЯ ФАНТАСТИКИ
или  Размышления о мире Генри Лайона Олди...
Аркадий Киреев, культуролог
e-mail: vantala49@mail.ru , kapalika2002@yahoo.com , kapalika@lenta.ru

Привычное для Запада небрежение всем, стоящим ВНЕ моды  затоваривает полки книжных магазинов массой вторичных, а то и «третичных» книжонок о бесконечных сражениях «добрых» и «злых» сил. Нам по-прежнему предлагают все новые «войны драконов» и «правила волшебников», или, в лучшем случае, вариации «страстей по Лейбовицу» в виде замаскированной под густым «бытописательством Грядущего» ловчей ямы деконструктивизма с парочкой нео-фрейдистских кольев на дне.
Но чаще всего в последние годы появляются «труды» - иначе не скажешь! – с потугами на этакое quazi-философическое содержание. Мелькают в них мелко изрубленные постулаты мистической философии суфиев вперемешку с лохмотьями дзенских притч, а то и псевдо-ламаистскими мантрами. Этакое варево посыпается острой приправкой из вошедших снова в моду солипсистов, экзистенциалистов, ницшеанцев... в итоге «на стол» подается нечто в стиле тех китайских блюд, где мясо неотличимо от овощей даже по запаху – одинаково зловонному... Похоже, что эксперимент, нельзя сказать, чтобы удачный, покойного Фрэнка Герберта с его «Дюной», основанной на дикой смеси ислама с дзен-буддизмом, заполонил умы и сердца читающей публики, и заставил большинство англоязычных фантастов свернуть на «дорогу в никуда».
Уж лучше, чем на этакое время и силы тратить, перечесть того же Юнга или Фромма, Лао Цзы или буддийские джатаки, или хотя бы  не менее запутанно-изощренного Жака Деррида, наконец. (Я уж не говорю про Лосева, Лосского, Голосовкера, или там Бахтина, - их, а равно и новую генерацию молодых пост-советских мыслителей нынешние «модные философы» Запада просто «в упор не видят»...). Ей-Б-гу, это будет куда более увлекательное и фантастическое чтение, особенно «в рассуждении, чего бы подумать»!
Между прочим, вся эта, да и любая другая нормальная философия только внешне противостоит мифологии, в том числе – и «мифологии Будущего», на создание которой претендует Фантастика. Внутренние же интенции настоящей философии включают, в частности, пере-осмысление той же мифологии, иными словами - восстановление ее истинного смысла в качестве «этического видения единства Мира, Природы и Человека». А поскольку современная «большая» философия  отбросила эти интенции в «клокочущую пустоту» пост-модернистских симулакров (означающих без обозначаемых), то философское «свято место» сие заняла как раз та Фантастика, которая вос-создает из мифологии – Миф во всей его полноте, например, в такой...
«Миф есть в словах данная чудесная личностная история... Миф есть развернутое магическое имя, взятое в своем абсолютном бытии...» (А.Ф.Лосев, «Диалектика мифа», 1927-29 гг.)
В данном случае миф выступает не только и не столько как нечто исторически про-житое и пере-житое человечеством, сколько как историческое долженствование Будущего, та «точка Омега» (Тейяр де Шарден, «Феномен Человека»), в которой сходятся все миллионолетние прихотливо-извилистые пути становления и развития Личности...  Или как первая в истории Человечества – но далеко не последняя – попытка «упорядочивания Хаоса», уравновешивания «здесь-теперь-бытия» Человека...
А вот свести воедино эти две ипостаси Мифа – пере-житую и пред-стоящую – означает войти в мир «сильной необратимости» Времени, при которой Прошлое и Будущее «стянуто» в точку Настоящего. И если в естественной сфере действия неклассической науки - естествознания, о чем писал философ и историк науки Борис Г.Кузнецов, этот мир вполне объясним и даже может быть декодирован в виде более или менее строгих гипотез, то в гуманитарной сфере даже сама возможность объяснения весьма сомнительна. Прежде всего потому, что в качестве объяснительной базы, или же гипотезо-образующей системы, приходится обращаться к Этике и Философии.
Но, с другой стороны, именно здесь открывается безграничное пространство возможностей, оценку которых и выбор осуществляет самый загадочный из механизмов человеческого мышления – творческая интуиция. А оформление выбранного веера возможностей, протянутого из Прошлого в Будущее через Настоящее, и его декодирование в виде некоторых философско-этических гипотез производит, как ни странно, именно и только Фантастика.
При этом важно именно то, что поиск возможностей реализуется вне, или в лучшем случае – на границе, «силового поля» Философии. То  есть, хорошая Фантастика лишь в очень малой мере пользуется готовыми «философскими прописями», предпочитая самостоятельно выстраивать этические системы, причем вовсе не обязательно придерживаясь рамок Добра-Истины-Красоты...
Почему на это не способны ни традиционно-реалистическое, ни тем более пост-модернистское, концептуалистское, и им подобные виды искусства – объяснить несложно, но не это сейчас важно для нас. А важно то, что Фантастика в современном неклассическом мире объемлет собой и Миф, и Философию, становясь тем, чем она и должна была стать – избранным явлением мировой Культуры, обще-Культурным мета-лангом – языком декодирования Будущего и Прошлого одновременно.
И тут знаменитое высказывание Рея Бредбери, – «Фантасты не предсказывают Будущее. Они его предотвращают», - приобретает совершенно иной смысл. Смысл РЕАЛИЗАЦИИ ВЫБОРА, потому что все, что может помыслить Разум, становится так или иначе доступным для воплощения в бесконечном мире...
...Или иначе – Разум постепенно мыслит все новые и новые элементы Бесконечности, пере-страивая с каждым новым по-мышлением собственную этико-философскую базу? Или оба смыслообразующих процесса протекают вместе и одновременно, восстанавливая цельность и целостность мира?
“Весь физический мир, конечно, есть слово и слова, ибо он нечто значит, и он есть нечто понимаемое, хотя и мыслится, как механическое соединение внутренно распавшихся элементов бытия» (А.Ф.Лосев, “Диалектика имени”, 1923-25 гг.).
Не об этом ли кричал Гамлет: «Распалась связь времен...»? И поражался внезапно возникшему «Зачем же я связать ее рожден?»...
Об этом же – и всегда только об этом – пишут и настоящие фантасты. Отнюдь не строители многотомных скучнейших «фэнтэзийных» эпосов и саг, привносящие в фантастику вошедшие в моду традиции диккенсовского или бальзаковского бытописательства. И не развеселые шутники, перекраивающие на фантазийный лад несложные сюжеты евро-американского комедийного кино.
Настоящая фантастика, по точному выражению Е.Тамарченко, есть «граница границ» - нахождение или пребывание в точке скрещения «Философии мифа» (между его пере-житой и пред-сказующей ипостасями), «неклассического Настоящего» (граничной точки Прошлого и Будущего), и «сущностного со-бытия Текста» (на границе двух сознаний – автора и читателя, как определял место «события жизни» Текста М.М.Бахтин). Только в этой точке фантастика становится Истиной, или же отражением (ипостасью) Идеала на пространстве становления Разума.
И, пребывая в принципиальной оппозиции к мифам всех времен и народов, фантастика берется пере-о-смысливать («мир... нечто значит...») их именно с этой «границы границ», под остро неклассическим углом зрения, из самой равно-удаленной от исходных позиций «точки вне-находимости автора» (М.М.Бахтин). И тогда возникает новая мифология, точнее, целостная мифологемма («мир... есть нечто понимаемое...»), соединяющая народы и времена тем, что, возможно, назовут когда-нибудь «этико-философским откровением ХХ! века»... То есть, по-мысливанием мира как заново воссозданной  системы связей (а не «механических соединений») между «...внутренно распавшимися элементами бытия»...
...А пока – звенят в разговоре Блистающие, осторожно, чтобы не повредить мягких и легкоранимых Придатков, срезая то пуговицу, то прядь волос... И откликается им мальчишечий звонкий голосок: «Маленьких обижают!» - то ли Геракл кричит, то ли Ификл, неважно, потому что это уже Человек кричит – не Бог... И совсем уж из дальней дали эхом доносится звон струн старого циня и песня «...шел монах за подаяньем...».
И кружатся на арене бесы-бессмертные, умирая для развлечения высших каст – тех, кому дарована смерть. И рисует два иероглифа, только два – «чистое» и «грязное» - будущий мессия, а пока всего лишь безумный повар-монах монастыря Шаолинь. И сложным узором ритмических движений вяжет паутину бесчисленных перевоплощений актер и лицедей Нопэрапон – человек без лица... или с тысячей лиц?..
...Не сочтите это за претензию на некий всеобъемлющий трактат о мирах и мифах Генри Лайона Олди. Скорее, это всего лишь наброски к вступлению в предварительное исследование... или еще нечто в том же духе.
Потому что – да простят меня все авторы пред- и после-словий к книгам Олди! – ни в одном из их текстов не вместилось именно это: вечная по-граничность, «рубежность» олдиевского Текста, и та его изначальная многомерность, при которой уже не «соединение далековатых», а их «нераздельность-неслиянность» связуют воедино все части нашего вечного «Здесь-Теперь-бытия»...
И пере-осмысленный Миф становится Здесь уже не метафорой, а мета-морфом, стоящим, как меч, «один против Неба» над Бездной Голодных Глаз...
...По сути, все книги Г.Л.Олди – он же харьковчане Дмитрий Громов и Олег Ладыженский – составляют одну и единую «философскую мифологемму» нового тысячелетия. Их аксиоматика развернута в Прошлое, а доказательная сила обращена в Будущее – но пре-бывают  все они в Настоящем, на той самой «границе Границ», где только и реализуется сильная необратимость нового, неклассического мира. Мира, в котором нам суждено жить, пока...
...не прийдет понимание того, что Мессия этого мира - это ты, и только твоя, такая единственная и неповторимая, жизнь может искупить Мир – очистить Диск, уничтожить Книгу, снять Рубежи, и... И даже сотворить Бога...
А что бывает, когда за работу принимаются всякие «институты прикладной мифологии» с отделом «Мифической Реальности»? Всяко-разно, ничего хорошего... Только с каждым их шагом мир становится, как говорила Алиса, «все страньше и страньше...», пока не станет вообще о-страненным, словно театр Абсурда. В этом театре даже подмена «обычных» рокеров, сросшихся со своими мотоциклами, на кентавров-«китоврасов» проходит как рядовое сценическое действо. И остается только заклинать самих себя: «Сойди с ума! Сойди с него, потому что ему невыносимо тяжело!» (Г.Л.Олди, «Мессия очищает диск»).
И вот тогда, лицом к лицу столкнувшись с ино-реальностью ино-имени по прозвищу «Миф сегодня...», и при этом оставаясь пребывать именно в «точке вне-находимости» Автора и Читателя, начинаешь понимать – уже не просто Разумом, а Душой и Духом, - что «возможно, мы просто живем уже с вами в совершенно новой реальности, где прежние правды лгут, былые ответы издеваются, а вчерашние сказки приходят и располагаются, как у себя дома...» (Г.Л.Олди, предисловие к книге «Армагеддон был вчера»).
Так возникает цельность и целостность мира, в котором никакой логический анализ не находит никакой логики, но в котором, как писал Ален, «каждый элемент согласуется со всеми другими, образуя вкупе с ними некий пейзаж, в котором все они сосуществуют». Этот мир поддается только восприятию – более глубинной, чем суждение, функции сознания, которая обусловливает его собственную возможность. Восприятие же, как отмечал М.Мерло-Понти, на уровне рефлексии не разъясняется – с ним только совпадают и его только понимают...
Поэтому и терпит поражение Семья богов-олимпийцев, столкнувшись с упрямым и вне-логичным восприятием Человека. Потому что клич «Маленьких обижают!» может прокричать только Человек – не Бог...
«Мы, спиной к спине у мачты – против тысячи вдвоем!...» - это сказано раньше Олди (или позже Геракла?), но смысл – вечен...
Однако новая реальность «после Армагеддона» действительно уже существует. Но не в виде «Апокалипсиса по Стругацким-Рыбакову-Столярову», коий по видимой сути своей способен только на детские «страшилки», а в мире взрослых превращается в «Акапулькопсис NOW!» (В.Пелевин) – и только этот «Акапулькопсис» в чем-то  истинно страшном совпадает с новой реальностью, опять-таки «схваченной» только через ее восприятие...
Новая реальность не укладывается и в ощущения модерновых философов Запада, с их отрицанием Человека Воспринимающего, - у них на глазах она превращается в «клокочущую пустоту» симулакров... И в страхе перед пустотой, за которую им не пройти, Фуко, Деррида и другие их последователи в разных странах Запада  деструктурируют весь Мир, будучи не в силах целостно воспринять его.
А место философской нищеты и страха занимает Фантастика. Именно та Фантастика, которая не боится «посмотреть в глаза чудовищ,/ и погибнуть страшной смертью, славной смертью скрипача...» (Н.Гумилев).
Оказывается, что – не погибнуть. А о-жить, и упорядочить Хаос целостностью восприятия Мира, для которого переливы красок, пластичность об-ликов и размытость границ – обычное дело. Так рождаются феномены, так создаются Отражения Янтаря (в том числе и новые, порожденные российской фантастикой К.Мзареулова и П.Верещагина)...
Так зародился и о-жил «феномен Олди», детальное исследование которого под силу только «живой философии» феноменов, а не мертвечине пост-модернизма (впрочем, и классическая аристотелево-кантовская мысль утонет на первых же шагах в глубину этого феномена – или уничтожит его живую ткань, со-творяя в ней мертвые островки логики...).
«Как, как... Ширше воспринимать надо!» (Из проповедей Свами Шершавого, Киев, 1983 г.)...
 


 
 

 

 
 
 



Фантастика-> Г.Л.Олди -> [Авторы] [Библиография] [Книги] [Навеяло...] [Фотографии] [Рисунки] [Рецензии] [Интервью] [Гостевая]




 
 
 

 
Оставьте ваши Пожелания,мнения или предложения!
(с) 1997 - 2001 Cодержание, тексты Генри Лайон Олди.
(с) 1997 Верстка, дизайн Дмитрий Ватолин.
(c) 1997,1998 Верстка, подготовка Павел Петриенко.
(с) 1997 Рисунки Екатерины Мальцевой
(с) 2001 Дизайн Дж. Локхард
Рисунки, статьи, интервью и другие материалы 
HЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАHЫ
без согласия авторов или издателей.
Страница создана в июле 1997.

 
 

www.reklama.ru. The Banner Network.