Путь Меча

(1-я книга "Кабирского цикла")


Самая знаменитая книга Олди!
Вперед, читатель! - тебе предстоит проехать от белостенного Кабира до степей Шулмы, тебя ждет знакомство с Чэном Анкором, мастером поединков, и его мечом по имени Единорог...

Читать в библиотеке LitRes

 

Плечом к плечу стояли они на холмах, скудной цепью ограждая миры Желтой пыли — чародеи-даосы в ало-золотистых одеяниях, лазоревые небожители Пэнлая и Западного рая, ощетинившиеся демоны ада Фэньду, Яшмовый Владыка, Князь Темного Приказа, грустная богиня Чанъэ, бодисатва Гуань-инь, царь обезьян Сун У-кун, старец Шоусин...
А на них, волна за волной, накатывалось неведомое.
Трубил рог Хеймдалля, предвещая всеобщую гибель, и вторили ему трубы Дня Гнева, звезда Полынь рушилась в пенящиеся водоемы, пес Гарм с обрывком привязи на шее несся рядом со всадником бледным, имя которому — смерть; железнокрылая саранча расплескивала валы озера серного, мертвые вставали из могил, Число Зверя проступало на чешуйчатом небосводе, а за неисчислимыми рядами атакующих колоннами возвышались две фигуры: одна в белом трауре, вторая в черной коже.

«Мессия очищает диск»

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди

Рецензия: Виталий Блажков - «Тирмен»

Если моя память ещё верна мне, то именно с этой книги началось моё знакомство с Олди (хотя я не уверен, "Путь меча" и "Герой должен быть один" могли быть чуть раньше, а могли и не быть). И я точно помню, что в далёком 2007 году эта книга меня не зацепила. Вообще.

Тир, мальчик и дед, Стрелки под рукой Великой Дамы, век двадцатый ярким фоном. И уйма скрытого, загадок и недомолвок. В восемнадцать мне не хватило здесь экшена. В двадцать восемь - его здесь с избытком.

Совершенно иное восприятие книги - сейчас это книга об отношениях учитель-ученик, о взрослении и принятии необходимости делать выбор. И о том, что выбор - это всегда ответственность. Глубокий философский роман, затягивающий к себе на "плюс первый". И снова время горело в звездах, создавая связь с более поздней работой. И эпилог, заставляющий вспомнить Стругацких и Олдевскую же " Где отец твой, Адам".

"Скоро мёртвые станут живее живых, а живые закроют глаза" - второй день кручу в голове строчки песни, которая у меня почему-то чётко сассоциировалась с концовкой "Тирмена".

В восторге.

Виталий Блажков


Внимание! Приобрести ВСЕ изданные на сегодняшний момент произведения Г. Л. Олди в электронном виде,

а также ряд аудио- и видеодисков Олди можно здесь:

 

Oldie World - авторский интернет-магазин Г. Л. Олди