КРЕПОСТЬ ДУШИ МОЕЙ

 

                    КРЕПОСТЬ ДУШИ МОЕЙ

          (в журнале "МФ" публикуется повесть "Право первородства")

     -- Когда в прошлом году приказал долго жить журнал «Если», возникла проблема: где фантастам публиковать свои повести и рассказы. И вот в июньском «Мире фантастики» - начало новой повести Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова «Право первородства» из будущего сборника «Крепость души моей» (обещан на осень; три истории о конфликте двух реальностей: нынешней и ветхозаветной). Рекомендую; лучшее из того, что произошло за последний месяц в отечественной фантастике.

     -- Чрезвыйчайно интересный рассказ Олди и Валентинова, книгу буду ждать с нетерпением. Рассказ неуловимо напоминает их же соавторского "Тирмена".

-- Первая треть - это в чистом виде "Полет Ящера" Андрея Щупова.
Офигенная, кстати, книга.
Вторая часть "Права первородства" - скорее, поздне-Олдевская, чем Валентиновская, смахивающая по стилю на более раннего "Тирмена", только тут обыгрывается миф об Иове и попытке богоотступничества. Книга неплоха и вполне читабельна, но малый объем ей только на пользу - иначе получилась бы та же невнятно-мутная размазня, как в упомянутом "Тирмене".
Четыре с минусом.

     -- Это из тех вещей, которые надо иметь в бумаге. Разумеется, когда выйдет полный триптих.
     Отлично!

     -- Волчонок прекрасен, да. Но "библейская история" того паче, до забыть дышать.

-- "Библейская история" - это те две части, что публиковались в МФ?
Тяжеловато по стилю как-то. То есть читалось-то нормально, но после перерыва абсолютно не было желания поскорее прочесть вторую часть. Да и впечатление в итоге осталось, сорри, чего-то сферического в вакууме. Страсти, вопросы, герои и их помешательства... Но зачем, почему? А вот просто есть и всё. Сумбурное впечатление.
Быть может потому, что история пока не законченная?..
Признаю, не малую роль в неприятии истории могли сыграть личности главных героев. Точнее даже не личности, а их среда. "Депутаты/бизнесмены определенной национальности и их понятия"... Не сопереживалось.

-- Оне самые.
Ну, во-первых, это только фрагмент.
Во-вторых, насколько я понимаю, "легко читаться" и не должно. Библейские страсти - вещь трудноподъемная, хоть ты их куда переноси.
А в-третьих, то, что с Валентиновым, обычно тяжелее читается

-- В-четвертых - именно на национальности и акцент, на том, что все люди и Бог для всех один.
А вообще, мне как-то больше смотрится не на социальную и этническую принадлежность, а на поведение героев.
Вот сейчас третий день пытаюсь домучить двухсотстраничную повестушку (сколько я унылого интернета перелистала, лишь бы к ней не возвращаться!) какого-то гения про бывшего врача, журналиста, мастера рукопашного боя... а речь и поведение у него такие, будто ему 15 лет и ему не любят девочки) Ну, ничего, еще 40 страниц... и никогда больше!
Причем авторская речь вполне грамотная, и стилизации, где текст требует, вполне приличные. Мистика.
Так вот, про Олдей.
В "Праве первородства" обыгрывается не только и не столько история Иова, сколько (и об этом прямо говорится в заголовке!) история Исава и Иакова. Наверняка Иаков такой и был - солнышко, которому всё давалось само. А Исав очень любил брата, и не за похлебку отдал первородство, а за "бери, братик, не жалко". И такой же чистый и светлый (пусть и недалекий) был.

-- Кстати, прочитал первую часть на днях (ту, которая в журнальной публикации, про Чисоевых).
Стиль узнаваемый, написано здорово. Но: о чём оно? Ради чего была привлечена такая тяжёлая артиллерия, как библейские аллюзии?
Ветхий Завет переигрывать заново с братками и бизнесменами -- это не то же самое, что какую-нибудь махабхарату переписать. Где та сверхидея за текстом, без которой получается стрельба из пушки по воробьям? То, что люди и тысячелетия спустя не изменились -- банальность, в общем-то. Пафос отречения от Бога несколкьо смазывается, когда вспоминаешь, что герой -- не Иов и не Иаков, и про Господа впервые вспомнил в тот момент, когда потребовалось от Него отречься.
В общем, скорее всего, я не прав, но после прочтения меня не оставляло ощущение, что авторы только что нарисовали мне монументальнео полотно "Сусанна и похотливые старцы" с единственной целью демонстрации прелестей натурщицы. И это ещё спасибо надо сказать, что Сусанна и старцы, а не Давид и Ионафан.

-- Опять наворотили цветастых лоскутков по восходящей синусоиде. Центон центоном, но это уже костюм лешего-гилли, а не центон, перепостмодернизили чутка. Опять же контрафактура слишком уж номическая, самоповторы так и витают.
Да и метафизика не слишком внятная. Нафига с борхесовщины на кастанедовщину переходить, так и до блаватской недалеко.
В ту же степь вспоминается психа повествования повышенная. Сама-то идея с раскаянием по чечевице интересная, но с аффектацией определенно перенатянули.
Оценивать не буду, потому как авторы неплохие, хоть и косячат иногда.

-- Подскажите книги, в которых содержатся отсылки к книге Иова, к теме страдающего праведника и его диалоге с Богом.

-- "Право первородства" Олди и Валентинова. Я сам еще не читал, но все три автора весьма хороши.

                    ВЫШЛА "КРЕПОСТЬ ДУШИ МОЕЙ":

     -- "Крепость души моей" — это три повести, объединенные сюжетом, в котором разыгрывается картина Ветхого Завета, перенесенного в современность.
     "Право первородства", "Девять дней" и "Заря над Содомом" — это ни в коем случае не ликбез на религиозную тематику, не очередная переработка Заветов и естественно не нравоучения по-христиански (иудаистски?). Ничего подобного наш отечественный фэнтезийный мир еще не видел, это абсолютно неожиданная работа и для самих авторов.
     За что стоит хвалить тандем Олди и Валентинова? Хотя бы за то, как они мастерски перенесли религиозную мифологию в наши дни и сделали это без упора на историю или первоисточник — они сделали это аккуратно, воссоздав волшебный и жестокий библейский мир, новый Содом, Исава и Иакова.

-- Честно говоря, читать не планировал. То, что слышал - не располагало. Но случайно текст попал в руки, начал читать - и остановиться уже не мог. Текст не отпускал. Причем не могу сказать, что мне понравилось. Просто тексту было как-то безразлично, нравится ли он мне или нет.

-- Вопреки правилу возьмусь обсуждать недочитанную книгу. Традиционный вопрос: "Олди, Вы что решили растерять последние жалкие остатки читателей?" Ужасающие миры Говарда (как бы Говарда, но все равно - ужасающие). Мозгодробительная Ойкумена. Ломающий мораль и идеалы детства Амфитрион, а теперь еще и очередной микс бандито-бизнесменов-ангелов-богоборцев-влюбленных и т.д. и т.п. И ведь что самое ужасное каждую книгу надо прочитать раз эдак 5, чтобы просто понять зачем, потом еще столько же, чтобы принять! Ну кто так пишет?! Была же хорошая, рабочая схема: "И сели они на коней и поскакали и ударились и сломали копья и взяли новые копья и опять поскакали..." Просто. Понятно. Доступно. Сразу и тираж и любовь читателей. 2 часа читаешь и бежишь за новой книгой. А тут... Месяц жизни на каждое новое произведение! Да еще и в голову постоянно лезет... мысли типа. Замучили!
p.s. Спасибо!
...Дочитал. Пребываю. Думаю, что предыдущий отзыв был не так чтобы сатиричен. Жду отзывов. Предвкушаю.
Ах да. Спасибо - в силе.

-- Да, она действительно нелегко читается. Но не потому, что написано тяжело.Просто надо останавливаться , чтобы пропустить через себя.... И проглотить комок в горле.... низкий поклон, как всегда.

-- Уже купила и прочла! Потрясающе написано. Спасибо!

-- Куплено и прочитано. Оценка 10 из 10.

-- Плохо старперы стали книги выдумывать , бредово пишут.

-- Слов нет как замечательно. Лучше не бывает.

-- Замечательный текст. Интересно читать, затягивает, дает возможность подумать. Пожалуй, давно уже у них не было таких симпатичных вещей.

-- волчонка проду хочу, нафиг их опять в талмудные недра тянет(

-- Не будьте жмотами - купите! Эта книга того стоит! Обожаю фантастику, которая на первый взгляд вообще таковой не кажется. Прочел - и улицы кажутся уже немного другими.

-- ...а курили что, когда читали? :))

-- Искренняя благодарность выложившему.
АПД. Но первая часть все-таки лучше остальных двух. Первая - перл.
Оценка: отлично!

-- Как всегда, очень хорошо.
Особенно первый и последний сюжеты.

-- свежие Олди + Валентинов с книгой про экстерминатус Харькова силами пантеона христианских ветхозаветных богов доставляют неимоверно. Особенно в связи с прохождением в Харькове РМЭС-Мастера. В общем, если 12 ДЧ не будет, то все, пиздец городу. Давайте, парни, старайтесь.
P.S. Особенно порадовало "ничем не провинились, просто вы первые. Точнее вторые. Точнее если считать Гоморру - третьи".

-- м-да, Олди на троих с Валентиновым конечно выдали нечто.
Что-то по типу "Дня Гнева" у Реверте, с живописанием портретов простых харьковчан.
Но довели до ума только одну сюжетную линию - где герой отправляется в конец Империи. Ее явно и точно писал Валентинов, который пропагандой старорежимной хуеты типа гимназисток и мертвого заебет. Я подозреваю, что во сне регулярно Валентинову приходят обмороженный труп Корнилова, безголовое тело Луи Капета и объятый огнем дроздовцев Туркул.
Остальные линии какие-то мазковые, со сложными библейскими аналогиями. Для понимания всего текста необходимо непосильно освоить Ветхий Завет. Настолько непосильно, что даже начинаешь немного расстраиваться, что авторы не потрудились в конце сделать какие-то пояснения. Это я если понял далеко не все, то представляю что чувствуют многие другие читатели без спец. образования в той же истории религии.
А начинали очень даже неплохо. Смоделировали ситуацию, когда человеку предлагают заменить всю Матрицу вокруг него. И с копией Ковчега очень так ничего сюжетец шел.
Но потом с угрозой анальной аннигиляции Харькова ангелами... такое ощущение, что дальше писали на ход левой пятки.
Ну а в реалистичность того, что в украинском городе отрезанном от мира при условии объявленного ангелами жителям глобального и неотвратимого П... пройдет все очень мирно и можно сказать почти праведно... тут и без ветхозаветных ангелов как-то не верится.
Единственно конечно по делу напомнили христианам, что пантеон ветхозаветных существ там по бесчеловечной жестокости не хуже ацтекских.
А теперь вопрос на пятерочку знатокам христианства:
какие два персонажа ассоциировались с утренней звездой?
какие два персонажа заявляли о принесении ими света во тьму?
какие два персонажа были отправлены на Землю страдать?
А слегка "расшили" тождественность этих персонажей при составлении Вульгаты в начале 5 века. Чтоб у людей ум за разум не заехал...

-- Качественный и талантливый сюр. Для взрослых. Малолетним любителям кровищи, дерьмища и разливанного моря секса не беспокоиться.
Отлично!

-- Валентинов, как всегда, создал отличную вещь. Но, как верно замечено, для взрослых и не для средних умов.

-- Дочитана новая книга Олди.
Ветхозаветный реализм получился очень ярким и впечатляющим. Всем поклонникам творчества Олди - советую.

     -- фантастика, как обычно, была прежде всего разной, встречались и замечательные книжки: вот сейчас, к примеру, читаю "Крепость души моей" Олди и Валентинова, вышла только что. Но общее впечатление: многие авторы поняли, что можно не напрягаться:)

-- Роман, как по мне, продолжает линию "Нам здесь жить" -> "Тирмен". Причем, если в "Нам здесь жить" Андрей Валентинов был не очень заметен, органично вплетался в общее полотно, то уже в "Тирмене" мне явно чудились отголоски "Ока силы".
В "Крепости души моей", в связи с четкой трехчастной структурой и разделением труда, Андрей Валентинович как отдельный писатель еще заметнее.
Как я понял, одну повесть писали Олди "соло", вторую - Валентинов. Так же, на ВОЛФконе Олег Семенович говорил, что хотели пригласить Дяченко, чтоб тоже написали свою часть - но не сложилось, потому третья повесть написана втроем. По мои прикидкам получается, что: "Право первородства" - это чистые Олди; "Девять дней" - Валентинов; "Заря над Содомом" - все вместе.
Причем если "Право первородства" меня впечатлила еще в "журнальной" версии и была принята безоговорочно, то с "Девять дней" все сложнее. Это очень яркий "ноосферный" Валентиов со своими фишечками, которые у писателя вырабатывались годами писательства и десятками авторских листов. Я вот этот стиль у меня еще со "Сферы" вызывает некоторое отторжение, аллегическую реакцию что-ли. Не идет, противится разум и душа. Да плюс еще некоторые социально-политические идеи, выраженные в персонажах и особенностях текста, режут глаз и внутренний слух. Хотя, опять таки, даже эти спорные для меня вещи в общую концепцию текста замечательно вписываются посредством библейского фундамента, на котором стоит роман.
Ну и обща тональность книги - от в общем-то светлой по итогам истории современного Иова, через через смутную, зыбкую, спорную и достаточно минорную историю любви на фоне проникновения библейских реалий в наш мир к натуральному депрессивному апокалипсису. При этом все три финала разворачивают историю может не на 180, но на 90 градусов точно.
Очень грустная, отнюдь не новогодняя, несмотря на время выхода, книга. Конечно же, о нас и про нас. Жестоко, порой жестоко. Без натурализма "Золотаря", но очень тяжело, особенно в "Заре над Содомом". И на таком фоне фирменная Олдевская ирония смотрится особенно ярко, как последние лучи солнца на фоне надвигающегося шторма.
Продолжая традицию "Тирмена" авторы очень активно используют "фигуру умолчания". И это немного удивляет на фоне того, что связь с библейской реальность, в "Тирмене" неявная, но жестко крепящая все сооружение, здесь выставлена на первый план. Ангелы смотрят в глаза читателя прямо со страниц книги. Как боги ахейцев в другом цикле авторов-соавторов. Мир священной книги проникает в нашу реальность, изменяя и поглощая.
Правда, мне не хватило (а может я не до конца уследил с первого раз) некоторой дополнительной связности текста. Узлы не до конца затянуты, не на полную мощь, как мне показалось. Некоторые концы и ружья повисают в воздухе. Возможно, это последствия особенностей выбранной структуры - три повести, в целом независимых и хоть и связанных местом действия и общей фабулой, но сюжетно стыкующихся достаточно свободно. Не сплав металлов, а приваренный друг к другу части. Но мешает тексту это не сильно.
Мне сложно анализировать Олдей на идейном уровне. Мне легче попытаться передать эмоции и впечатления. Потому вывод - книга достойная, но тяжелая и мрачная, хоть и не без светлых пятен.

-- "Право первородства" совместное, мне в данном случае мне это было ясно видно, хотя раньше почти не различала, кто где. К сожалению, различие чувствовалось на эмоциональном уровне (это кроме припевок по три раза на страницу): валентиновское было холодно И это то же, что я заметила в последних книгах "Ока силы". Холодно Раньше так не было.
Но я все еще вокруг хожу - настроение сейчас совсем не то Мне сейчас не такие глыбы поднимать, а что-нибудь потеплее и повеселее...

-- Мне "Право первородства" показалось все таки достаточно "бесшовной" вещью. И более того - она, пожалуй, как я писал выше, самая оптимистическая из трех.

-- Это самое оптимистичное? Ой...(((

-- Да все они оптимистичные. "Бороться, искать, найти и не сдаваться". По крайней мере у меня в процессе чтения никакой "безнадеги" в чувствах не возникало. Не совсем обычные, но вполне "Олдевские и Валентиновские" вещи. Конечно там еще читать и читать, но и первый раз увлек, "задумал", затянул и т.д. и т.п. Не откладывайте. :-)

-- Ну, "светлое пятно" в конце-то везде есть, куда же без этого.
Да и в самом финале роман все происходившее было... Стерто? Не знаю, как это еще назвать. Искупление?

-- По-моему, даже самые талантливые авторы не могут писать так, чтобы все - абсолютно все - их произведения нравились всем их читателям. Увы. Это хорошая книга, правда хорошая, но прошла она до такой степени мимо, ничем и никак не зацепив...
Читая, я все время думала: "А до чего же здорово написано, а вот здесь просто поэзия в прозе - умеют же до такой степени точно и красиво складывать слова в предложения..."
А вот сама книга - абсолютно мимо.
Ну что ж, подожду следующих. Или попробую перечитать. Потом.

-- Кстати, хочу предупредить, что "Крепость души моей" вещь не очень "праздничная", а к концу - откровенно тяжелая. Аккуратнее...

-- Спасибо. Но Олди они вообще заставляют мозг кипеть иногда)))

-- Прочитал за три вечера - каждый вечер по части. Соглашусь с первым оратором - чувство сопричастности к Нам здесь жить. Даже по тексту казалось, что город - это тот самый город, до игрушечной войны, просто хронология событий другая. И вообще, если бы это вышло под одной обложкой в рамках одного романа я даже бы не обратил внимание что роман другой. Каждый роман как продолжение все тех же мыслей авторов там, и в новых романах.
Черезполосица стилей чувствуется лишь в первой повести. Там даже по главам можно определить - это Олди, это АВ - слишком выделяются и на их оригинальные стили похожи. Вторая и третья часть - написаны каждая в своем стиле, и как написано ниже, разными авторами, хотя при чтении не особенно задумываешься. Третья книга самая тяжелая для восприятия - мне понравились только отдельные сцены, общая задумка и отдельные идеи.
Первая - самая живая повесть, самая законченная и проработанная с деталями и цитатами из Библии, характерами и историей - финал логичен и ... закончен. Вторая - набор эскизов - есть мир, фабула, сюжет, отдельное развитие персонажей, опять же тема внутриведоственных интриг. И кстати, возврат в любимое время соавтора ... задним числом понимаешь. Что-то из Филибера, Сферы, Омеги... ?-) - но делалось быстрее чем обычно. Третья - ощущение, что набор отдельных мазков, общая канва и текст и идеи - но времени совсем было в обрез - казалось просто один из черновиков Нам здесь жить, что не пошло в работу тогда.
У меня аллюзий с Тирменом не вызвало, может потому что читал совсем давно, может помню просто плохо...

-- Роман достаточно тяжелый. Напомнил Стругацких, особенно «Заря над Содомом». Возможно, как раз потому, что книга о нас самих. Например, о том, что останется от человека, если смыть верхний, наносной слой общественных установок. Тем не менее, третья часть "зацепила" меня больше, чем две первые. Не соглашусь с предыдущим оратором: она не вызвала ощущение раздробленности и отрывочности, это, скорее, авторский инструмент, а не недостаток времени.
Особенное неприятие вызвали "Девять дней". Сложно разъять текст, как винегрет и рассортировать - с этим я согласен, с тем - лишь частично, а вот то вызывает у меня чувство отторжения. Вот и не идет... Наверное, Валентинов - просто "не мое".

-- ещё не читал, но мне уже не нравится, что Олди взяли в соавторы Валентинова.

-- Новая вещь великолепного трио современной русскоязычной фантастики – событие само по себе. И не просто событие, а игра на каких-то неведомых струнах души человеческой, прислушиваясь к которым, начинаешь понимать, нет ли фальши в звучании, остаешься ли ты в гармонии с миром, с собой, со своей совестью.
Это не просто фантастика, это размышления философов, от которых будет невозможно оторваться, пока не перелистнешь последнюю страницу. Лучшее из новинок фантастики в этом году.

-- Я уже писал, что фантастику читаю в последнее время мало. Почти не читаю, можно сказать: апатия какая-то. Как-то говорил с товарищами, услышал про новую книгу, написанную в соавторстве Олди и Валентиновым и Олди - Крепость души моей. Узнал, что одна из идейных основ книги - библейская история Иова. И сказал, что читать совершенно не хочется. Абсолютно честно сказал.
А через некоторое время до меня дошла новость, что копирайтеры нашли средства на Либрусек и тексты наиболее известных авторов оттуда сняты. Залез посмотреть, доступны ли тексты Андрея Валентиновича. Оказалось, доступны. В том числе и эта самая Крепость. Открыл немного почитать...
Ну, чисто так, пару страничек... Из любопытства...
И уже не мог оторваться...
Включил встроенную в меня от рождения скорочиталку и прочел от и до...
Вышеизложенный материал копирайтеры могут использовать для обоснования своей позиции. Нижеизложенный не могут.
Потому что на следующий день я пошел в книжный магазин, где меня поджидала засада - книги не было. Оказывается, в России она вышла несколько позже. Но после выхода я её настиг в одном из магазинов Читай-Города и приобрел. Обязательно прочту медленно и вдумчиво. И обязательно напишу в ЖЖ, почему я так зачитался.
Но сегодня я о другом. О том, что если бы не абсолютно бесплатный текст на пиратском Либрусеке - не купил бы я этой книги.
И тогда бы я не прочел книги, которую мне очень нужно было прочесть, а авторы бы потеряли читателя при солидном, но далеко не фантастическом тираже 10000 экземпляров.
Ну и кто в итоге в выигрыше от усилий копирайтеров?

-- Открыл сегодня "Крепость души моей" - начало завораживает.

-- Дочитала. Спасибо.

-- Книга из трех повестей объединенных темой, местом действия и тем, что подумать придется :) Лично у меня появилась небольшая ассоциация с "Мессия очищает диск".

-- Очень профессионально и качественно написанная книга . Но к сожалению не более того.
Честно говоря не совсем понятна целевая аудитория. Для поклонников Олди (Валентинова или творческого дуэта Олди-Валентинов) здесь слишком много самоповторов . Читатель хорошо знакомый с творчеством постоянно ловит себя на мысли "Это уже было" , "Вот так уже об этом они писали" , "Где то подобное я уже у них встречал" . Для человека мало знакомого с с творчеством , восприятие произведения будет достаточно затруднено попытками прорваться через характерные словесные экзерсисы , и традиционные (опять) эксперименты с формой и стилем , причем без всяких компромиссов.
Вспомнилась фраза сказанная кем то из великих "Профессионал может гнать подобный текст километрами" . В значительной степени данное высказывание относится к "Крепости души моей"
По этому книга оставила достаточно двойственное впечатление . Вроде бы яркие и красочные елочные игрушки , но не радуют . Тем не менее уровень мастерства традиционно (и снова) впечатляющий

-- Как всегда, безупречно и великолепно. И как все творчество Г. Л. Олди и А. Валентинова очень неоднозначно. Это надо читать и чувствовать безнадежность и отчаяние обреченного города, первобытную и страшную силу надежды. Меня эта книга очень задела за душу. Местами было даже сложно читать, настолько противоречивые чувства вызывают события. И казалось бы избитая тема греха и искупления звучит по- новому.

-- А вот любимый лит-дуэт Олди и примкнувший к ним Валентинов,ударились в небольшой смур в своей новкниге"Крепость души моей"Читаю с сомнением.
...закончил читать"Крепость души моей" Олди и Валентинова. Первое мнение было ошибочным. Кажется-разл.части книги писали разл авторы. Браво!

-- Однозначно надо прочесть Библию для ознакомления и расширения кругозора. Не могу назвать романом сборник из трех рассказов, объединенных единым мотивом. Рассказы получились своеобразными, интересными и абсолютно разными по сути. Не могу провести аналогий с исходным источником, но от прочтения остались двоякие ощущения. Конечно, чувствуется двойной стиль Валентинова и Олдей, и это немного оставляет привкус. Последний рассказ мрачен и сатиричен, местами смешно, а местами даже не очень. Вообщем, всем поклонникам Олдей читать.

-- Признаюсь, что, будучи человеком верующим, взялась за «Крепость…» с опаской. И поначалу мои опасения, казалось, подтверждались: ветхозаветные аллюзии, наложенные на бюрократию и интриги в духовном мире и пофигизм обывателей – не для слабонервных. На протяжение всей книги нас пугают Законом.
И вот – концовка, и впечатление резко меняется. Потому, что всё-таки выше Закона оказывается Милость. Во что я, собственно, и верю.

-- Читаю "Крепость души моей"
Какие-то очень двойственные ощущения... Но пока планирую почитать дальше.

-- По пятибалльной системе:
Первая часть (которая в МирФе печаталась) - 7 баллов.
Вторая часть - 3,5 баллов.
Третья часть - 4 балла.

-- ох ты ж...
м-дя
ну в том смысле, что я-то одолела только первую часть, но...
по пятибалльной я бы поставила 2,5.
но, с другой стороны, я читаю мало, и то, что мне вообще не нравится, не мучаю...

-- Ну, может, у меня что-то личное. Но я оцепелая от восторга ходила.

-- так бывает
может, у меня тоже личное... дагестан, как ни крути, ко мне ближе, чем к тебе )
...возвращаясь к "крепости души моей" - вторая новелла мне ближе первой, а про третью ещё не поняла.
ну я дочитала "крепость"
подумала даже... как-то оно в целом... смело - про высшие сферы-то так
и при этом как-то... как-то... как-то без "ах", довольно средненько
лучшим из всех частей по-прежнему считаю часть вторую
а в третьей не поняла, зачем был упомянут почти в самом начале чисоев...
...а я тут обратно про "крепость", угу
про третью часть
я думала-думала и придумала, что мне не понравилось
ну опять писатели заставляют читателя придумывать
именно придумывать, а не думать
например, про этого велосипедиста преклонных лет - вот зачем был нужен этот персонаж?!
ну и вообще... как-то оно... ну то есть всяких ужасов, что может творить народ, который уже почти за гранью... ну да, но как-то сухо и вообще... скомканно оно прописано
ангелы картонные
даже главгер - картонный практически
какие-то одни сплошные действия, практически никаких внутренних картинок и оценок
воть
про вторую и третью вопрос
а этот... дорфман, да? оно и есть большой чиновник из второй части? кто как думает?
а то вот чисоев в третьей из первой за каким-то хреном показан мельком, а со второй - никаких тебе параллелей, понимаешь ли... )

-- О как... А я про ангелов, особенно про бытовуху вышних сфер - терпеть ненавижу. Вот просто - ненавижу. Было бы оно не Олди...
Нащщет ненависти я погорячилась, это к окружающей действительности было) Про ангелов скучно просто)
Нет, мне первая близка очень. Про типа искушения, семейные ценности, верность себе и ты ды. Кавказские язычники Исав и Иаков - это прекрасно вообще, как вещь в себе. Как фенька. А тут в них еще и веришь...

-- Вот, кстати, да.
Я понимаю, ангелов, в которых можно поверить, фиг напишешь... ну, и не пиши про ангелов, если ты не девочка пубертатного возраста. А Олди ну никак не подпадают под это определение.

-- ты понимаешь - ну ладно с ангелами
они вполне могут быть вещами в себе, не вопрос
но а люди?!
что это за часть трилогии такая, в которой одни сплошные эскизные зарисовки практически?!

-- А лично мне после этих ангелов на людей было глубоко ровно...
Я читала из уважения к авторам. Помню, с чего началось и чем кончилось. Всё.

-- м-дя
грустная вышла трилогия - во всех отношениях )

-- тьфу на вас!
*ушла читать, все равно силов моих нет ждать, пока "Волк" до магазинов добежит. Видимо, к пиратам он прибежит не раньше*

-- Я 7го уезжала из Харькова в Москву. Уже в поезде дочитывала свежую Олдевскую "Крепость души моей". Про Город. Понятно, про какой. Вчера узнала про пожар. И про брезент. И про возможный конфликт интересов Кернеса и владельцев предприятия. В общем, в книгу поверить стало очень легко, отчего и жутко.

-- Мне всегда больше нравились книги, написанные в соавторстве Валентинова и Олди, чем их сольные проекты, и эта книга меня не разочаровала.
Динамичный сюжет, который не дает оторваться от чтения, и как всегда тщательно прописанные образы героев и мира, в котором происходит действие, дают возможность полностью погрузиться в описываемый мир и поверить в него.
Такие книги плохи только одним – они слишком быстро кончаются, а хотелось бы читать и читать.

-- Если Бим вернулся с пляжа, то Бом – с похорон.(с)

-- БЛЯТЬ! Что ты читаешь? XD

-- на этом моменте я тоже задала себе этот вопрос. Стоит ли говорить, что это вообще ангелы?

-- блин. и хочется и колется! алюмен мне не пошел, я теперь напряженно смотрю на авторский состав.

-- тебе по смыслу или по стилю? Я Валентинова не люблю очень сама.

-- По стилю, было сложно продраться и я в итоге дропнула на середине второй части.

-- а, тогда не знаю даже. Я Олди люблю за стилистику очень, и персонажей они не ломают без дела - ни физически, ни морально.

-- Пока читаю Крепость Души Моей Олди и Валентинова. Слов нет, одни восторженные эмоции! Весьма рекомендую!

-- Олди и Валентинов... Да, тот, кто интересуется качественно написанной фантастикой, не пройдет мимо их новой книги. Но будет ли доволен приобретением? То, как написан текст, остается на прежнем высочайшем уровне - яркие образы, филигранно отточенные фразы, завораживающий сюжет. Но о чем этот текст?
Творчество этих писателей никогда не было простым и однозначным. И в романе "Крепость души моей", найдется, над чем задуматься, и о чем подискутировать. Авторами снова поднимается тема богоборчества. Простой смертный и всесильный бог - кто кого? Но это не почти сказочные боги Эллады и Древней Индии, а христианский бог. И пусть, так сказать, лично он появляется лишь в одной из частей романа, а в основном действуют ангелы и престолы, но действуют-то они явно по его воле. Очень жестоко, бессердечно и деспотично. Даже у меня, человека не слишком религиозного, после прочтения осталось неприятное ощущение. Просто удивительно, как в нашей стране, где за танец в церкви сажают в тюрьму, не запретили продажу этой книги.
Читать или нет - решайте сами. Книга сильная, умная, интересная, но не для всех.

-- Задумался о многом.
Очень хорошо сбалансированная книга. Заставила критически пересмотреть ценности и образ жизни. Для меня книги трио – это вызов на грани, частично за гранью. Эта так же как и другие держала в напряжении до самого конца. Спасибо авторам.

-- Книга действительно прекрасная и глубоко цепляющая.

-- Эта книга достойна самых высоких наград.

-- Действительно ура!
Не уверен, что я готов назвать Крепость лучшей книгой 2013 года, но самой потрясающей книгой последних лет пяти она для меня стала 100%. Вот просто взяла и тряхонула.
До её прочтения я думал, что понимаю жизнь намного больше, чем думаю сейчас, после.

-- Хм. А я вот осторожнее буду, пожалуй.
Даже, наверное, ещё пару раз перечитаю.
Потому что первый вопрос после первого же прочтения - зачем? Честно говоря, впервые у меня такой вопрос и к Олдям, и к Валентинову. Именно "зачем".
Написано традиционно превосходно - язык и стиль никуда не делись, хотя такого плотного синтеза, как в "Алюмене", нет. Руки авторов распознал достаточно легко. Но вот правда - зачем?
На текущий момент ничего сверх того, что сказал Лукин в "Зоне справедливости", не отыскал. Принципиально, разумеется, детали не в счёт. Причём у Жени то же самое выписано без привлечения сущностей высшего уровня. Более приземлённо - и куда жёстче на выходе, несмотря на заметно менее конфликтный сюжет.
Повторюсь: непременно буду перечитывать. Впервые осталось стойкое впечатление непонимания. Посему имею все основания заподозрить собственную дурость.

-- Если книга кого-то достала ( а меня - достала), то, наверное, вопрос "ЗАЧЕМ" вставать уже не должен? Или как?

-- Или как.
Дело не в том, кого и чем достала книга. Дело в том, для чего она написана. Что хотел сказать автор?
"Крепость" - первая книга у тандема Олдей и Валентинова, относительно которой я остался в полном непонимании. Зачем она написана?
Увы, не знаю. Но, поскольку такое впервые, для начала стоит поискать корни проблемы в себе.

-- А что хотел сказать автор в Нам здесь жить? Ты уверен, что знаешь АВТОРСКИЙ ответ на этот вопрос? И если да, то откуда? Из текста или сами авторы в приватной беседе разъяснили?
Помнишь критическуюж статью Олди с примером двух принципиально разных трактовок Ромео и Джульетты? Кто рискнет сказать, что ЗНАЕТ, какую из этих двух имел ввиду Шекспир. Не говоря уж о том, что никто не может утверждать, что у Шекспира не было какой-то третьей, не упомянутой Олди трактовки .

-- (вздыхает)
Я не претендую на истину, что истиннее автора. Даже на авторскую не претендую.
Просто из всех мотивов, из всех идей, которые мне удалось разглядеть в "Крепости", я не нашёл ни одной, ради которой стоило городить огород размером в книгу. А те, которые увидел навскидку...
Короче, слова "лопата" написаны курсивом. Остальное - не ранее, чем пойму либо окончательно не пойму, зачем.

-- (вздыхая) Ничего не понял.
У тебя возник вопрос "зачем". Нормально.
У меня его не возникло. Нормально.
Если у книги есть читатель, у которого вопроса не возникл, то это разве не повод признать книгу нужной? Не тебе. Вообще.
Пусть сто цветов всё же расцветают. Каждый соберет свой букет.

-- Хнямнябня.
Ну какие ещё слова курсивом выделить? Ещё раз уточняю: я уже более пятнадцати лет не читаю книги в качестве просто читателя. Пробую встать на место авторов, иногда ещё подгружаю редакторский модуль. Именно поэтому читаю медленно, и перечитываю нередко почти сразу. И отношение к прочитанному в итоге имею соответствующее.
Не всегда угадываю авторский замысел. Иногда додумываю своё, есть такой грех.
Но никогда (подчеркнуть, или так сойдёт?) у меня ещё в отношении Олдей и Валентинова не было глухого непонимания: зачем это написано? Если исключить гонорары, понятно. Но для гонораров есть свой Головачёв, и даже местами Лукьяненко с Перумовым. Там и вопрос "зачем" не возникает.
А здесь - возник.
В четвёртый раз говорю: для начала поищу решение в себе. Привычка, знаешь ли. А там... в зависимости от результатов поиска.
Что же до цветов и букетов - никогда и единой запятой не возражал. Пусть.

-- Кажется, понял наконец...
Просто я никогда не пытался встать на место авторов...

-- Генри Олди пишет фантастику около 25 лет, Андрей Валентинов - около 20 лет. Оба (или все трое) признанные лидеры российской фантастики. Я слежу за их творчеством.
Украина, наше время. Три новеллы о том, как для человека или целого города начинают действовать законы Ветхого Завета. Смогут ли люди выстоять под их немереной тяжестью и остаться людьми?
Мир интересен, узнаваем и запоминаем. Герои прекрасно выписаны. А с сюжетом непонятно... Мне просто не влезает в голову, зачем все это? Непонятны поступки героев, их стремления... Очевидно, я не попадал в подобные ситуации. Читать ценителям хорошей, пусть несколько заумной, фантастики и литературы.

-- Книжку мне подарили в моём любимом книжном магазине на Новый год, как любимому покупателю, было дико приятно.
Олди очень люблю, но мне ближе их фантастика, а данная книга скорее философская. Не знаю как у кого, но лично у меня книга стойко ассоциируется с сегодняшней ситуацией в Украине, этакое предчувствие назревающих проблем.
В целом понравилось, хотя и не мой тип литературы.
Отдельное спасибо авторам за их прекрасный литературный язык и манеру письма, которые очень люблю.

-- Большое спасибо за книгу! Не понимаю почему она получила так мало отзывов? После прочтения осталось ощущение, что меня разобрали на части, а потом собрали заново. Другим.

-- "Я в тебя, как в зеркало гляжу." Да уж, да уж. Начал читать "Крепость души моей" Олди и Валентинова. Да где там, "начал". За день полтома проглотил. Молодцы парни. Люблю их совместные книги. Хорошо зная манеру их письма, сразу разглядел, кто и что писал. Но до чего же пророческая книга. Право, Мастерам надо быть осторожными в своих видениях.
Вах!
А как хорошо о дагестанском коньячке парни написали-то ;-) "Лезгинка", понимаешь. Так только истинные гурманы писать о выпивке могут. А Олди - короли коктейль-пати. Не раз оценено было :-)

-- Все будет хорошо!
А пророческая книга - Ветхий завет :-)))

-- Да там и Коран поминается ;-)

-- А куда же без него?

-- Прочел "Крепость души моей" Олди и Валентинова. Давно не читал такой хорошей философской прозы. Да еще и о родном городе. Во многих героях угадал прототипов. Потому и умываю руки, не стану писать подробный разбор. Скажу лишь, что первая и третья повести мне понравились больше средней. И она хороша, но вот трактовка малахов-ангелов немного напрягла. Это ж не античные или египетские боги, но сгустки мысли Творца. Им ли не знать потаенное? Так что немного гротескно выглядят их поиски "копии Ковчега Завета". Держиморды-ангелы из третьей повести смотрятся как-то естественнее.
И все же смелость, прозорливость и тонкая игра с библейским текстом, спроецированным на нашу современную жизнь - это высший класс. Катарсис испытал, чего же боле?

-- Закрыла "Крепость души моей" совместная работа с Валентиновым.
Странное впечатление... В последнее время часто думала о таких вещах, и книга оказалась в тему. Хотя из трех повестей близкой оказалась лишь третья "Заря над Содомом".
Хотелось бы услышать мнения об этой кние, может кто еще прочел.
...прочитала все отзывы.
Действительно, не уверена, вернее, даже уверена, что не смогла прочитать все аллюзии. Буквально каждый пласт текста надо вскрывать и вспоминать не столько даже Библию (она-то как раз и вспоминается легче и быстрее всего). А также и разные ее прочтения, варианты, исследования и мифы. И вот тут-то вспоминаешь: там было недочитано, то вообще поленился раскрыть, а это уже и подзабыл.
Честно говоря, я почему-то решила, что "Право первородства " должно быть близко мужчинам. Мне приятно, что я не права.

-- Видимо, я не один с подобными вкусами))))

-- второй и третий рассказы не дочитал пока, от первого разорвало )) что сказать, как и всегда, браво

-- Интригующая иллюминация.
Величественный занавес.
Торжественная музыка.
Потрясающие костюмы.
Внимающая публика.
Живописный актер-любимец публики в течение трех часов читает со сцены таблицы Брадиса.
Как бы ценная информация. Содержательная. Ты этого точно не сможешь повторить на память.
Но. Я точно знаю, что Брадис это давным давно свел в вот эту тонкую книжку.
И много-много людей пользовались ей сто лет для того, чтобы создавать что-то новое или хотя-бы полезное.
Вы нафига из нее пьесу сделать пытались? Даже две пьесы?
Что сказать-то хотели?
Своего, что сказать хотели?
Вы же дофигища всего своего важного сказать можете?
Не понял я совсем ничего, похоже.
И перечитать не хочется. И тупЫм каким-то себя чувствую.
Ведь должно было там быть что-то кроме фантика с пословицами?
Какая-то непрямая у меня аналогия вышла. Точнее не вышло.
PS. Окно в начало двадцатого века, правда, очень понравилось. Ну очень.

-- Вспоминая, сколько всего вкусного вычитали Олди из древних греков и индусов, за ВЗ становится как-то обидно. А ведь «пасхальных яиц» там содержится намного больше, чем у греков или индусов. Да и материал это, как ни парадоксально, для современного русскоязычного читателя примерно столь-же незнакомый. Вспоминая Спартака Валентинова, где он умудрился из трех неполных абзацев слабоверифицируемого текста высосать целый псевдоисторический роман, отыскивая «пасхалки» там, где их ихначально нет, остается только удивляться, отчего с тем-же тщанием не был прочитан ВЗ. Может быть, дело в объеме:)
В целом, книга ожиданий моих, пусть и завышенных, не оправдав, вышла хорошей. И разворот от ВЗ к Новому завету, происходящий в конце каждого повествования очень хорош. Авторов хочется поблагодарить за отлично проведенное с книгой время.

«Крепость души моей», Андрей Валентинов, Генри Лайон Олди

Red with green eyes
falcrum
15 марта, 11:43

-- Авторское трио снова собралось вместе и выдало достаточно странную вещь - попытку всунуть библейские сюжеты в современную жизнь, причём с прямым вмешательством высших сил...
«Следом за каталкой объявился знакомый амбал-медбрат. Сейчас он был без медицинской шапочки, и Чисоев разглядел: амбал - крашеный. В косматой шевелюре цвета выгоревшей соломы пестрели черные <перья> - точь-в-точь пропалины. Вроде, не пацан, подумал Артур. За сорок мужику. И на педика не похож. Просто придурок.»
Язык - одно удовольствие:
«За три месяца до переезда Рустам - еще на родине, где, как известно, горы в помощь - взял серебро на чемпионате СССР по вольной борьбе, уступив лишь Медведю из Минска. Лечь под белоруса, чьим отцом был асфальтовый каток, а матерью бетономешалка - да, обидно, но не стыдно.»
Чудесно же:
«Снова фото: два бравых мента скалятся в камеру, опершись о капот новенького лаково-черного "мусоровоза". В позах ментов было что-то от рекламы стоматологического кабинета для гомосексуалистов.»
А вот по смыслу... Это докладывает ангел начальству:
«- Инопланетяне исключаются. Местная нежить тоже, мы сразу проверили. Причина, по которой изображение не фиксируется, не ясна.»
Уж какие-то бесполые больно «человечные» в плане самостоятельности, что впрямую противоречит христианским догматам, декларирующим доступность свободы воли лишь потомкам Адама. С другой стороны, отказывая небожителям в независимости принятия решений, церковникам следовало бы признать, что Люцифер при таких рамсах - чисто агнец невинный, и делал лишь предписанное...
Хорошо написано, но вот содержательная суть... Не знаю, мне, мягко говоря, непонятно...

-- да, я тоже не поняла, что сказать-то хотели? Судя по названию - нужно чтобы душа была крепостью, т.е. не предавать себя, не смотря на обстоятельства (ну там не верь, не бойся, не проси), и тогда в конце все будет хорошо. Но как-то уж сильно замудрено, антураж странный и вызывает сомнения.
Я вообще не очень люблю книги, которые они в соавторстве с Валентиновым пишут, то ли дело та же самая Ойкумена - мммм, пир, просто пир))

-- Ну, вот современный Иов как-то на прототипа совсем по реакции не похож. И... это неправильно?

-- ну так Олди ж славятся альтернативными прочтениями легенд, тот же ахейский цикл, там все с ног на голову перевернуто, если легенды и мифы древней греции читать.

-- Хм, я вот в упор не вижу противоречия. Ангелы здесь, между прочем, потому и обращаются за помощью к агентам-людям, чтобы использовать их инициативность и импульсивность.
И насчет свободы воли - обратите внимание, с каким тщанием ангелы ищут прецедент, чтобы обосновать свои решения. То есть, свобода исключительно в поиске способа решения. Перечить воле Отца им даже на миг в голову не придет.
Хотя относительно первой повести отчасти соглашусь, там намешано очень много, две притчи и вдобавок параллели с пророком.

-- Когда в третьей части ангел человека застрелил - это он к чьей помощи обратился?
...Тьфу, это я глючу уже...

-- Олди и Валентинов очень крутые авторы.

-- Набрел на рецензию на сабж.
Сказать, что мне стало не по себе - ничего не сказать.

-- Олди великолепны!
Возьму паузу, ничего другого пока читать не буду, переварю впечатление.

-- Прочел Олди "Крепость души моей" - прекрасные истории, сплетение Ветхого Завета и современности.
В муниципалитет Российского города современного являются два Вестника.
На четвертый день, через три, город сей будет сокрушен!
Есть ли способ спастись?
Есть! Найдется ли в городе 12 праведников?
Только православных берете?
Ангел посмотрел на него, как человек не глядит на клопа....
Рекомендую!)

-- Сюжет для игры шикарный.

-- Книга, достаточно характерная для дуэта-трио Олди-Валентинов. И, конечно же, очень хороша.
Да, конечно, связь с "Нам здесь жить" - бесспорна.
Да, во второй части превалирует Валентинов.
Но вот что мне бросилось в глаза.
Складывается ощущение, что подход авторов все больше начинает отличаться.
Возможно, для меня это связано с недавно прочтенным "Нуаром" Валентинова.
У Олди - даже там, где герои погибают - концовка остается светлой и обнадеживающей. Потому что герои погибают не сломленные, за други своя - и потому складывается ощущение, что все это - не зря, и у мира есть надежда завтра стать чуть лучше, чем сегодня.
У Валентинова лейтмотив всего - предательство. Вроде и герой не погиб, вроде и все не так плохо - но отчего так тяжело на душе, отчего ощущение полной безнадеги - оттого, что если уж даже сам герой не предал ни друзей, ни себя более раннего - то, значит его предали друзья, женщина или еще кто-то. И полное ощущение, что даже те, кто еще не предал - продадут, но чуть позднее, поскольку это - modus vivendi описываемого (только ли?) мира.
То есть атмосфера "Нуара" просачивается в "Крепость" - где больше, где меньше. И это начинает настораживать.

-- А я всё никак не могу закончить "Крепость"(( Застряла((( Что-то у меня с нею... если совсем честно, сдается мне, что там чувствуется Валентинов, а у Валентинова в последних книгах такое впечатление, что автора герои волнуют, как позапрошлогодний снег на спутниках Сатурна. Описываются такие страсти вдребезги пополам - а эмоций ноль((
Имхо-имхо.

-- Согласна насчет "Крепости".
Я года два-три как бросила пока читать Валентинова именно по этой причине: перестала сопереживать героям.
Нет, они у него всегда были неоднозначны, но вот так, чтоб вообще плевать на них... это веяния последних книг.
(Вообще первый для меня тревожный звоночек прозвенел в "Алюмене", где было четко видно, каких героев "придумали" и "прописали" Олди, а кого - Валентинов. Там этот пофигизм еще только намечался, а мне уже было некомфортно. Когда персонаж - всего лишь пешка на сюжетной доске, оно много говорит об отношении к жизни в первую очередь).
А мне герою нужно симпатизировать, несмотря на, - и чувствовать, что автор симпатизирует тоже. Только тогда меня цепляет написанное.

-- Вот-вот(((
В "Алюмене" я как-то не заметила ничего такого. Разве только застревающие в зубах песенки по 10 раз на страницу... А вот в новых книгах "Ока силы" это было очень четко видно.
А жаль((
У Олди именно - "фирменное", тскть - ощущение, что человек пришел лично к тебе рассказать о том, что случилось с кем-то из лично его близких. Не просто "автора волнует".

-- всю книгу не оставяет ощущение безнадежности. Причем читается «рвано» как мысли с похмелья. Интересно. мастерски.

-- Наконец то купил себе экземпляр Крепости.
Читаю буквально по абзацу-страничке в день. Смакую, пережёвываю.. Часто почему то Платонов вспоминается и слог его. По настроению и духу у меня наверное созвучны вещи.

-- Дочитала, наконец, "Крепость".
"Много думал".
Первая часть - это мощно. С другой стороны, концовка ее, которая при чтении фрагмента воспринималась как бы как промежуточная, а оказалась окончательной, поначалу оставила в недоумении: столько угроз и стучаний по столу кулаком - и всё кончается как бы пшиком? Ну и ладно, делайте, что хотите? Иии? Однако - не тот ли это любимый авторами "меч против неба"? Всемогущий, всесильный и т.д. - вдруг видит, что ничего не может сделать с упрямым человеком. Дал ему во время оно свободу воли на свою голову - и вот пожалуйста. Остается чесать в затылке и вздыхать на тему "дети выросли". Опять же: если мудрецы говорят, что цель создания человека с этой самой свободой воли и пр. - чтобы в перспективе он стал Создателем, подобным создавшему его... тогда до каких пор кулаком стучать? Когда-то придется начать уважать будущего "коллегу")))
Третья часть поначалу (точнее, к середине), если честно, стала рассыпаться: этакая куча отрывочных картинок, вася-петя-маша-света... а сюжет хде?! Ангелы эти, подозрительно напоминающие парочку из "Догмы"... Вот тут-то я и застряла((( Но дочитать-то надо? И вот тут в какой-то момент из этих картинок начал складываться - не столько сюжет, сколько настрой, не знаю... погружение произошло, в общем. И этот финал - то же самое ведь, по сути: горят дома - но листья, самый что ни на есть горючий материал, листья (которым, как сказано, подобны сыны человеков) гасят Божественный огонь. Почему? Бог в последний момент передумал? Вряд ли. Видимо, стОит покопаться в этой куче картинок и поискать там нужный десяток праведников, не знающих о том, что они праведники? Начиная от того "семнадцатого", который не смог уехать, и кончая старушкой, отдающей астры просто так? Или в каждом из грешников нашлась капля праведности, и вместе эти капли перевесили на вышних весах?
...Вторая часть все-таки "провисает". Холодно как-то. И конец... сомнительный. Наверное, надо перечитать. И еще подумать))

-- Повесть «Заря над Содомом» — одно из немногих прозаических произведений, в котором авторы задаются вопросом: кто такие ангелы? Какова их роль? На первый взгляд, в повести четко обозначена миссия ангелов — приносить вести: на заседание городской Думы приходят два ангела и сообщают, что через несколько дней город будет уничтожен подобно Содому и Гоморре. После этого ангелы становятся у полицейского поста на выезде из города и никого не выпускают. У них есть еще одна задача — быть карателем, казнить город грешников.
Несмотря на два предназначения, предъявленных авторами читателю «в лоб», образ ангела сложен и неоднозначен. С первых страниц становится ясно, что, в отличие от почти всех современных фантастических повестей и романов, в том числе, от остального творчества Олди/Валентинова, в «Заре над Содомом» ангелы олицетворяют собой нечто непознаваемое, не имеющее логического объяснения. Иррациональное начало проявляется даже в их внешности: один одет в черный костюм и белоснежную рубашку, другой — «в цветастой гавайке с пальмами и летучими рыбами, шорты цвета хаки и сандалии на босу ногу».
Однако от персонажей литературы абсурда их отличает наличие логики. В Стране Чудес и Зазеркалье Льюиса Кэрролла или в лимериках Эдварда Лира мир хаотичен, и от этого сложно угадать, что герои будут делать через две строки. В «Заре над Содомом» ангелы так же непредсказуемы, но по другой причине. В их поведении присутствует логика, просто она недоступна привычному пониманию. Например, они отказываются выпустить младенца из обреченного города, вместо этого исцеляют от болезни его дедушку:
"— Я тяжело болен…Таких, как ты, за себя не просят. Тем паче не с моим диагнозом… У Ефима сын, мой внук. Полтора года в октябре, если доживет. Смешной мальчишка. Выпусти его с матерью. Или с няней, без разницы. Чего ты хочешь за пропуск?
— Он не семнадцатый, — сказал ангел.
— Не морочь мне голову! Думаешь, я тебя боюсь? … В Малыжино стоит заброшенный храм Успения Пресвятой Богородицы. Восстановить?
— Не надо, — сказал ангел.
— Клиника для онкобольных детей? Хоспис для стариков?
— Не надо.
— Синагога? Мечеть? Благотворительный фонд?
— Не надо.
— Потому что от меня?
— Нет. Просто не надо.<…>
— Я дам тебе подарок. — Ангел протянул руку.
Кончики его пальцев уперлись в лоб секретаря Дорфмана.
<…>
— Ты здоров… — сказал ангел. — Болезнь оставила тебя… В остальном — будет, как назначено.
— Сволочь, — прохрипел Дорфман. — Ну ты и сволочь ."
Храм, синагога, мечеть не нужны. Что бы ни предложил ангелам Дорфман, ему и его внуку суждено остаться в обреченном городе. А уехать ангелы разрешают ничем не примечательному мужчине с бывшей женой и ее новым мужем. Почему? Сами ангелы прекрасно знают это, а вот нам, читателям, непонятно, как непонятно и авторам повести. Олди и Валентинов показывают, что не знают про ангелов абсолютно ничего. Откуда они взялись, чем руководствуются в каждом своем поступке и, самое главное, — как их понимать? Обычно, когда не ясна логика действий героев, это считается крупным недостатком повести или романа, но в данном случае неразгаданная тайна, над которой Олди и Валентинов не открыли завесу, — сознательный авторский ход, главное достоинство «Зари над Содомом».

-- ИМХО, лучшая социальная фантастика на сегодня.

-- Любопытнейшая в своей интерпретации ветхозаветных канонов триада: попытка бунта и осознание предательства – лукавая угроза и сомнительная награда – локальный апокалипсис с мегаоптимистичным финалом.
Но читателю далекому от Библии пугаться издательской аннотации совершенно не стоит. Главенствуют здесь авторы. Криптоистория от Валентинова. Так, мельком, двумя мазками. Но – насколько здорово! И ирония – почти вся от него же – местами мимолетная, местами убийственная. И в адрес христианского воинства, и в адрес толерантности, и в адрес иных западнодемократических ценностей. И излишне красивая философичность Олди. И фантасмогория – от всего трио. Не обошлось и без отсылок к «себе любимым»))) Вплоть до глобальных. К примеру, арена в «Праве первородства» для того же Олди – один из излюбленных символов. Кто только из их героев не выходил на нее! В разных мирах, при разных обстоятельствах, на разных этапах творчества. Хорошо ли это? Аналогия, без спору, яркая и четкая. И подходящая едва ли не к любой разрешаемой в тексте дилемме. Но когда она настолько часта… Для кого-то это станет провалом. Олди до сих пор исхитряются не довести ее до «заюзанности». Что поделать – талант!
И одна цитата. Далеко не красивая, далеко не закрученная. Но отчего-то – запавшая.
«…А бати наши взяли бы да пошли. На протезах, с орденами-медалями. Сгребли бы ангелов, итить их в бога-душу-мать, за белые крылья, смазали бы по лику херувимскому… «Вставай, страна огромная!» Некому вставать, мужики. Вымерли все, одни мы остались. А мы не пойдем, нет! Вот ангелы и ждали, пока бойцы вымрут. Хитрые, падлы…»

-- Книга произвела на меня .... впечатление. Если честно, на месте любого представителя христианской религии я бы торжественно сожгла ее на костре и предала авторов анафеме. На месте представителей иудаизма кстати тоже. В книге несколько повестей в которых классические сюжеты Ветхого завета (например сюжет об Иове, о Содоме и Гоморре) обыгрываются в современных, так сказать, декорациях. Обыгрываются великолепно, поскольку в писательском мастерстве авторы сильны, как известно. Сюжеты захватывающи, в некоторых не сразу видишь аналогии, настолько они становятся богаче прототипа. Но вот участники сюжетов... слишком живые. Бог-отец - ревнивый жестокий пафосный лицемерный педантичный со своими представлениями о справедливости, для которого люди меньше, чем игрушки ...... Ангелы его равнодушные бюрократы в квадрате. и люди.... просто люди, которые не хотят справедливости типа "я заберу у тебя одну семью, жену и детей и дам взамен другую семью, жену, детей, если ты... " . праведники, которые имеют право покинуть обреченный город, даже с семьей и детьми, и не могут, потому что совести не хватает. в общем очень хорошо, очень психологично, захватывающе... к впрочем как и всегда в этом трио. А почему сжечь? да потому что после этой книги не то, что поклоняться Богу-отцу не хочется, но даже верить в него такого как-то неприятно. Как жить с таким Богом? Как умирать во имя его? Когда даже пьяница сосед дядя Петя относится к тебе лучше. Да, не справедливо! Но лучше.... В общем почитайте эту книгу. Задайте себе вопросы " а если бы мне, ..., то я бы что...?"

-- А с крепостью получилась такая история.Я не утерпел и скачал её раньше,чем она дошла до нас, в электронном виде.И прочитав,воспринял,как харьковские зарисовки с библейскими напевами.
Это был прошлый год!
А потом я купил и прочитал её в мае , после Одесской Хатыни и понял ,что это - пророческая книга, а Вы - те самые Пророки! Я до сих пор в шоке, ибо впрямую с пророками не сталкивался. Оказывается, это очень захватывающе!Ведь вы точно всё описали, вплоть до рушащихся домов и информблокады!
А если вспомнить "Нам здесь жить" - это ж просто жуть!Вы же прям как по сводкам из Славянска писали!А дед с противотанковым ружьём!!!Я его видел позавчера в новостях!Нашли на забытом складе!Действующее!!!И

-- Куда как лучше зашли Олди с "Крепостью души моей", или пришлись очень вовремя, или просто хороши, прочитал и перечитал, ну а некоторые пофырчали, что мол "не те уже".

-- В книге три интересные истории, плохо между собой состыкованные. Если между второй и третьей еще есть какой-то переход, некоторые общие герои, то первая история обрывается на полуслове.
Основная тема книги - человек в сложных обстоятельствах, в таких, когда жизнь бьет ключом, и каждый рах по голове. Как будут себя вести разные люди в таких условиях?
Самый интересный персонаж - старый учитель. Вот только мало про него написано. А жаль.

-- Прочёл "Крепость души моей", долго думал, чего мне которую уже книгу не хватает от авторов? Мне не хватает в Олдях Олдей.

-- Три повести о столкновении разных реальностей: нашей и ветхозаветной. О конфликте систем ценностей – той и современной.
Почему-то не впечатлило и не зацепило. Если сравнивать с «Нам здесь жить» или некоторыми рассказами/повестями из цикла «Тени нашего города», то и город и персонажи, на мой взгляд, стали более безликими. Читал с ослабевающим интересом. Первая соавторская повесть «Право первородства» произвела наилучшее впечатление, третья (Олди соло) – чуть хуже, вторая (Валентинов соло) – еще чуть хуже.
Не рекомендовал бы тем, кто с творчеством Олди не знаком.

-- С "Крепостью" ИМХО не очень вышло в плане ветхозаветной реальности. Что редко для Олди - они не слишком четко, как мне кажется, ухватили материал. Тот же "Серый Коршун" Валентинова в этом плане посильнее будет на мой вкус.

-- "Коршун", он на другой миф. реальности и, конечно, интересен тем, как миф сталкивается с реальными объяснениями и проигрывает к черту, на мой взгляд.
С "Крепостью", мне не очень было даже понятно - зачем? Есть разные морали, и что? Одни правы в своей системе координат - теза, другие в своей - антитеза. А синтез где? Думаю, в качестве рассказов эти повести смотрелись бы лучше. Имхо.

-- В "Крепости" ИМХО они выхватили одну характеристику - "Господь ревнивый и карающий", а про милосердие - которое у тех же Иезикииля с Иеремией вполне читабельно, как и во всей "пророческой" линии этой системы, позабыли. То есть внешнюю строгость Закона скопировали, а с внутренними предпосылками - не сладилось.
А синтеза не хватает, это да.

-- Все же Ветхий завет по сравнению с Новым (тем более с совр. гуманистическими взглядами) - это полный п. Поэтому, наверное, одна доминирующая характиеристика и была взята, дабы показать - вот оно как.

-- Тут есть нюанс. Ветхий Завет, время Закона с новозаветной точки зрения - действительно п. Но практически за каждым случаем п-ца скрываются некоторые причины, логичные с точки зрения той морали, а поведение некоторых описанных лиц "сверху" не одобряется, а только описывается. При этом все это оттеняется эволюцией отношений человек-Бог.
В "Крепости", насколько я врубился, была взята внешняя атрибутика, а вот с внутренним... Не то!

-- Мне кажется, что причины и логика в Крепости на месте (с точки зрения ветхозаветных персонажей). И п-ц как бы оправдан, ибо dura lex.
Эволюции отношений человек-Бог не увидел вовсе. Да бога там и не было, а были исполнители воли его (причем возомнившие и тянущие одеяло на себя).
Внутренняя же атрибутика, думаю, взята как раз из наших дней.
Но вот, повторюсь, синтез меня как-то не устраивает.

-- Переформулирую: писать так о ветхозаветной морали - все равно, что упрощать мораль новозаветную до сакраментального "Дружище-Христос".
С эволюцией - это я про ВЗ. Придираюсь, так сказать. Вот в Исходе: "ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня" ("ненавидящих" относится к детей, граничное условие).
А у Иеремии уже читаем: "В те дни уже не будут говорить: "отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина"
И т.д., про заключение нового завета с народом, но, похоже, не нашего Нового Завета, а именно про то, что:
У Иезекииля: "зачем вы употребляете в земле Израилевой эту пословицу, говоря: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина»?
Живу Я! говорит Господь Бог, - не будут вперед говорить пословицу эту в Израиле".
И вот который из моментов ВЗ брать для изображения тогдашней морали? Развитие! Это Иисус дал неизменный Дух Закона - Буква же в свое время менялась с развитием народа (объяснять это материалистически - изменением культурной среды или духовно - отношений с Богом - не так важно в данном контексте)
P.S. Конечно, пейсатые и долгогривые меня поправят, заявив, что Закон неизменен - и будут формально правы, но это уже такие дебри... Но нам, думаю, условно сгодятся такие слова, как развитие и изменение, чтобы не лезть в теологию.

-- прошлой зимой "Крепость души моей" Олди и Валентинова номинировалась на какую-то общелитературную премию, и там одна из рецензенток разнесла в пух и прах роман. Самее пикантное, что аргументации там почти не было. А та, что была - лучше бы и ее не было:)) Потому что критик знала, что это "чужие", их "можно" топить.

-- Читаю в конце 14-го года и плачу. Такого попадения в современные реалии я не ожидал... Ощущал, а может, написано уже после февраля. Ан нет, до. Вы пророки!

-- Дочитала книжку Олди... точнее в соавторстве с Валентиновым: "Крепость души моей".
Уж не знаю из-за соавторства ли или по другим причинам, но это произведение сильно перекликается с их же "Нам здесь жить".
Эта книга состоит из трех отдельных новелл (рассказов?): "Право первородства", "Девять дней" и "Заря над Содомом".
Как сказано в предисловии (где все-же слегка переврали) - что-то типа: "Действие происходит и в наши дни, и в библейские дни...". На самом деле авторы взяли маленький типичный а-ля "советский" (т.к. с одинаковым успехом такой город можно найти и в России, и на Украине...) городок и действие всех трех историй разворачивается именно в нем. Даже некоторые герои кочуют из одной истории в другую.
Ну, и, как всегда у Олди: то ли не быль, то ли быль; то ли сон, то ли реальность... Но совершенно точно, что так могло бы быть... не в плане точно таких же событий, а в плане характеров, поступков, мыслей людей, попавших в предлагаемые обстоятельства.

-- Хорошо известный любителям фантастики авторский дуэт (или трио?) не подкачал и на этот раз. Книга читается на одном дыхании, оторваться от неё можно только колоссальным усилием воли.
Я лучше знакома с творчеством Олдей, поэтому оценивать буду в первую очередь с этой точки. Они редко пишут о современном мире, а если и пишут, то делают это невероятно желчно и ядовито, показывая нам наши же пороки и недостатки.
Но эта книга - как раз про нас, хотя в неё и фигурируют сюжеты и идеи из Ветхого завета.
Наверное, это самая жесткая и жестокая книга Олдей. Читать её иногда по-настоящему страшно, потому что узнаваемые реалии современности действительно пугают. Но именно поэтому она была так важна и для автором, и для читателей.

-- Да, "Крепость души моей" была хороша. Но это 2013.

-- Да. Хороша.

-- http://www.livelib.ru/review/442120
Рецензия lapickas на книгу «Крепость души моей»
Ох, вот где аукается коммунистическое детство) в смысле, атеистическое)
Не покидало ощущение, что нить-то я теряю, а персонажи вполне друг друга понимают. Надо бы хотя бы для понимания подобных книг с источниками ознакомиться.
Поэтому странно что-то писать - читалось хорошо, понятно было далеко не всегда. Ну и зато хоть узнала, что ковчег был не только Ноев)
Возможно, если когда-нибудь доберусь до первоисточников и потом перечитаю эту книгу - пойму больше. Но не сейчас)

-- Восполняю пробелы, читаю недочитанное у Олди - вот руки дошли и до их совместной с Валентиновым "Крепости души моей".
И таки что я пока могу сказать?

  1. Почему-то запавшая в душу цитата: «…А бати наши взяли бы да пошли. На протезах, с орденами-медалями. Сгребли бы ангелов, итить их в бога-душу-мать, за белые крылья, смазали бы по лику херувимскому… «Вставай, страна огромная!» Некому вставать, мужики. Вымерли все, одни мы остались. А мы не пойдем, нет! Вот ангелы и ждали, пока бойцы вымрут. Хитрые, падлы…»
  2. И основная мысль при чтении: ветхозаветный Бог - такая редкостная сволочь, и слуги его - скоты не меньшие... Пожалуй, столкнувшись с таким лоб в лоб - я бы тоже поставил бы идола и начал приносить ему кровавые жертвы.
  3. Надо будет, когда дочитаю, таки собраться с силами и написать развёрнутый пост.

Надо ж чем-то умным журнал наполнять? :)

-- Прочитала эту книгу по "книжному вызову" от собственного мужа, но лучше бы не делала этого.
Я разочаровалась. Никогда не читайте эту книгу, она ни о чем.
А такое название, такой анонс, такие рецензии...
Все фигня, лишь маленькие кусочки огромного бреда были по-настоящему интересны.
Но она того не стоила, ни времени, ни денег.

-- Лучшей "апокалиптической" (в смысле Иоанна Богослова, а не поп-культуры) книгой крайних лет остается "Крепость души моей" Олди и Валентинова. Кто бы в 2013 году мог всерьез воспринимать ветхозаветных ангелов, устраивающих звиздец на Украине... А теперь tales come true... Или как говорилось в 70е "мы рождены, чтоб Кафку сделать былью".
Крайне рекомендую прочесть, очень злободневно будет.

-- Книга понравилась очень! Думайте, думайте, думайте и делайте свой выбор сами. Во второй части много интересных, но не оконченных линий. А вот третья часть это сегодняшние реалии Украины, вернее предпосылки того что происходит сейчас. В книге очень чувствуется стиль Валентинова.

-- Я ожидала от этой книги другого. Не могу сказать, что большего, но и она не оказалась большей, просто другой. Там три повести, первая показалась мне проходной, вторая ничего так, третья - хороша.

-- «Ответ нашла, но не в книге, а в тексте номинатора Леонида Шкуровича: «Когда харьковский творческий дуэт Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыжевский) объединяется со своим земляком Андреем Валентиновым, то обязательно жди чего-то необычайного, грандиозного». Вот оно что, авторов даже не двое, а целых трое. Иногда с одним все силы израсходуешь, чтобы его понять, а тут три, и я не сдюжила. Не то, чтобы не дочитала (нет, честно до конца доволоклась, памятник мне при жизни), но грандиозного ничего не обнаружила, хоть убейте, а из необычайного – необычайно пренебрежительное отношение к читателю.
Бывает, автор чего-то недоговаривает, но понятно, что и почему недоговаривает, а «если надо объяснять, то не надо объяснять». А у этих троих даже то, что написано понять нелегко. Хотя кириллица, и слова знакомые, а связи нет…
«Для этих авторов написание текста – напряженная работа буквально над каждым абзацем и предложением», – гласит номинация. «Они сделали все, чтобы и читатель напряженно и бессмысленно работал», – добавлю я.
Как писатели соображают на троих, я видела. Но как соображают именно эти, могу только предполагать – один берет на себя сюжет, второй клавиатуру, третий гадает на томике Библии (в кратком изложении) и какой абзац попался, тот и сгодился в качестве «умной» мысли, т.е. третий все время подливает. Могу ошибаться».
Какая скромность и четкость реакции! Могу ошибаться и буду. Это право даровано мне «Нацбестом» – ошибаться, причем глобально. Будто у собаки Павлова: если приходится мозгом работать читателю – всё плохо, однозначно. И книжка плохая, и писатели не уважают читателя, налагая на него узы постыдного интеллектуального рабства. До глубины гуманной души возмущает критические массы наличие умной мысли, определение каковой непременно следует поставить в кавычки. Ибо автор отзыва если и соображает, то исключительно на троих. Альтернативные рамки этого понятия стерты, да не у одной Емелиной. Возмущаться умствованиями – нынче общеиздательское поветрие. Чумное, я бы сказала. И прививать непонятно кого и чем.
Не пора ли критикам поискать себя в том, в чем они какой-никакой, а барометр? Глядишь, пришедшие на их место усвоят простое правило: субъект критики не должен становиться ее объектом. Не должно критику писать о себе в отзывах на чужую книгу. А тем паче заполнять этим выводом отзыв более чем наполовину.

-- Прочитала эту книгу по "книжному вызову" от собственного мужа, но лучше бы не делала этого.
Я разочаровалась. Никогда не читайте эту книгу, она ни о чем.
А такое название, такой анонс, такие рецензии...
Все фигня, лишь маленькие кусочки огромного бреда были по-настоящему интересны.
Но она того не стоила, ни времени, ни денег.

-- Последние страницы "Крепости" Алешковского - точь-в-точь последние кадры к/ф "Левиафан" (притом что у Алешковского гораздо лучше со вкусом и тактом, чем у Звягинцева). Вряд ли о романе будут спорить так же, как о фильме - впрочем, и книга не о слабости, импонирующей многим, а именно о крепости. Как не вспомнить сравнительно недавнюю "Крепость души моей" Олди/Валентинова (2013), тоже о диалоге древности и современности (вернее, их тотальном непонимании), тоже с эффектным финалом. Шкловский с Тыняновым увидели бы здесь два варианта решения одной художественной задачи - реалистический и фантастический.

-- "Дуэты" Олдей с Валентиновым я читаю весьма осторожно, потому что сюжеты Валентинов придумывает зверские (это я в хорошем смысле, не подумайте чего), но воплощает их, на мой вкус, несколько суховато и излишне "документально" (то есть с обилием исторических справок, имен и мест). Историк, я понимаю. Поэтому принимаю его совместное с любимыми Олди творчество дозированно))... и последним был "Тирмен". А тут вдруг такое красивое название (это уже потом я узнала, откуда оно и что означает??...), и такая красивая обложка... И было решено - "чаво уж там, надо читать!" ??
Почитала... Не знаю, как оценивать с точки зрения библейских соответствий... хотя десять казней египетских и история Содома и Гоморры известны каждому??. А с высоты простого читателя, которому занятный сюжет подавай да персонажей, которым хочется сопереживать, "Крепость" мне показалась странной - три части, которые, я думаю, должны были перетекать друг в друга, читаются как три разных (ну еще бы - они и писались по-разному??!), это мне не очень понравилось (а третья часть вообще больше похожа на романтичных Дяченок, чем на трех суровых мужиков).
Изысканным текстом made by Ladyzhensky я насладилась сполна - это радует. Но финал мне, злобной атеистке, не понравился. Господь - милосердный, да?.. Нет. Он позволяет умирать детям, страдать невиновным и мучиться животным. Не говоря уж о том, что его просто не существует. И у моей души нет крепости.

-- Первая история вначале скучновата, но потом всё круче и круче. Отдельное удовольствие доставляло то чувство, что фэнтези-действие происходит в родном городе - о, это особый кайф!))

-- Очень достойная книга. Исключительно корректное обращение с первоисточником, очень точная интонация диалога с читателем - здесь не навязывают готовые решения, а зовут размышлять вместе с авторами. И ещё - Город - не раскрашенный "задник", а полноправный герой...
Для человека, родившегося и выросшего в Харькове и построившего свой дом в Стране Книги, такое сочетание дорогого стоит!

-- Очень странные 3 повести о... даже не понятно о чем. О могуществе Его? О том, что не стоит забывать, что люди лишь творение Его?
Видимо, я глуповат и не всосал.

 

Default Template for Easy Text To HTML Converter